?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
Проблемы оппозиции-10 (предпоследняя) - sg_karamurza
sg_karamurza
sg_karamurza
Проблемы оппозиции-10 (предпоследняя)
10.
Выше говорилось, что в период «сталинизма» советское общество было консолидировано механической солидарностью. Все были трудящимися, выполнявшими великий проект. Это общество было похоже на религиозное братство. Московичи пишет: «Механическая солидарность отсылает к представлению о конфессиональном обществе. Таким был бы случай очень простых и архаических обществ, скрепляемых религией, члены которого в то же самое время являются верующими. А также церковь, секта, даже партия, одушевленные единой верой. Все они имеют одно кредо, объединяются вокруг единодушно признаваемых и подкрепляемых периодическим церемониалом символов».
После войны в СССР началась быстрая урбанизация. В 1950 г. в городах жили 71 млн человек, а в 1990 г. — 190 млн. В отличие от Запада, в СССР возникли очень много новых городов: в 1990 г. 40,3% всех городов СССР были созданы после 1945 г. (и 69,3% — созданные после 1917 г.). Новые города населялись молодежью послевоенного поколения. Общество быстро менялось: и демографически, и в своей социальной структуре, и по образу жизни. В 1950 г. в СССР было 15 тыс. средних общеобразовательных школ, а в 1990 г. — 70 тыс.
Резко увеличилась мобильность населения: за тот же период пассажирооборот общественного транспорта вырос в 12 раз. Тираж журналов вырос в 31 раз и т.д. В составе работников быстро росла доля специалистов с высшим образованием: в 1929 г. высшее законченное образование имели 0,23 млн человек, в 1940 г. — 0,9, в 1950 г. — 1,4, в 1960 г. – 3,55, в 1970 г. – 6,9, в 1980 г. – 12,1, а в 1989 г. – 20,2 млн человек (14,5%).
Быстро изменялась структура занятости в народном хозяйстве. В 1928 г. в промышленности и строительстве работали 8%, а в сельском и лесном хозяйстве 80%. В 1970 г. соотношение было 38% и 25%. В отраслях материального производства в 1940 г. работали 88,3%, а в 1970 г. 77,2%. В те же годы, соответственно, в непроизводственных отраслях 11,7% и 22,8%. Но главное, от традиционных профессий очень быстро стали отпочковываться новые специальности – во всех отраслях.
Это наглядно видно на примере научной системе. В 1950 г. в СССР было 162 тыс. научных работников, а в 1975 г. 1223 тыс. – было необходимо иметь хоть небольшую группу специалистов на всех ключевых точках фронта мировой науки. Каждая эта группа становилась специфическим сообществом – со своим профессиональным языком, теориями и методами, с информационной системой и школой. Это сообщество формировалось как сгусток субкультуры. Но это происходило во всей деятельности общества. Например, такие программы, как атомная и космическая, требовали участия профессиональных сообществ из практически всех отраслей и сфер общества, в том числе уникальных мастеров. Это – неизбежный сдвиг, вызванный новым этапом развития СССР. Но этот сдвиг совместился во времени с другими принципиальными изменениями.
Думаю, тогда почти все чувствовали, что с середины 1950-х годов начался новый период жизненного цикла СССР. В момент смерти Сталина это прочувствовали даже школьники 7 класса. Учителя приходили заплаканные, и мы понимали – это вовсе не из-за культа личности. Все покатилось по другой дороге, и тревогу вызывала неопределенность. А уже в 8 классе произошел необъяснимый раскол – выделилась группа стиляг, и всем пришлось об этом думать. Возникла консолидированная общность, которая отщепилась от нашей массы. Это был тревожный сигнал, трещина в нашем «теплом обществе лицом к лицу» (так западные социологи называли наше общество).
До этого все были «одинаковыми» по главным установкам. Например, подавляющее большинство было схоже системами материальных потребностей, и диапазон различий был относительно узким. «Вещизм» был предосудительным, так что в 1982 г. в дебатах на Западе о природе советского общества предложили назвать его «диктатурой над потребностями». Это было красноречивым признаком механической солидарности.
После 1950-х гг. стало отходить в прошлое единомыслие, и возникло много малых групп с разными инакомыслиями (политикой пока не увлекались). Связи механической солидарности не распались, но ослабли, многих стала тяготить «диктатура над потребностями» и само требование «единства». Тогда мало кто видел за этим симптом назревающего глубокого кризиса. Дюргейм писал: «Существуют нравы и обычаи, общие группе служащих одного и того же типа, которые никто из них не может нарушить, не навлекая на себя порицания этой корпорации».
Московичи, обсуждая это представление Дюргейма, высказывает такой тезис: «Обычаи и соответствие нормам, сближая членов группы, отдаляют ее от других групп и противопоставляют ее им. С того момента, как начинают усиливаться корпоративный дух и местный патриотизм, сейчас же появляется активная враждебность по отношению к другим общественным корпорациям или другим сферам деятельности. Не порождают ли отдельные моральные кодексы и групповые интересы в обществе скорее разлад и аномию, чем сплоченность?»
На Западе становление гражданского общества породило волны глубокой аномии, и это стало одной из ключевых задач и обществоведения, и политики. В СССР к такому кризису советского общества не были готовы ни государство, ни наука. Требовалось плавное формирование органической солидарности с гибридизацией или сосуществованием с механической солидарности, не допуская разрыва и вакуума в сфере солидарности. К несчастью, общественные и гуманитарные науки СССР с этой задачей не справились, да с ней и сегодня эти науки не справляются в России.
Для нашей темы главное в том, что взрывное возникновение множества групп с разными когнитивными структурами и ценностями создало для политической системы ситуацию реальной невозможности пересобрать новое население в общество и нацию – старая партийно-государственная машина не могла ни понять, ни предвидеть, ни выработать новые технологии. А молодое образованное поколение номенклатуры было уже могильщиком СССР (кто-то активно, большинство пассивно).
Дело было не в количестве, а в том, что любая общность в момент становления обладает особые качествами (активностью, творчеством, бунтарством и пр.). В конце ХIХ века в России интеллигенции было мало, но она стала «дрожжами» всей России. Как сказано выше, Московичи в своей книге в своей модели общества «на первый план выдвигает его динамические, а не статические, структурные, свойства». Для изучения этого процесса важна и концепция культурной травмы, и аллегории Вебера.
В СССР молодая послевоенная городская интеллигенция была иной общностью, нежели старая российская и первая советская интеллигенция. Война оказалась разрывом непрерывности. Это и произошло в СССР: и в социальных группах, и в культурных и этнических.
Социолог Дюркгейм изучал этот разрыв в типах солидарности, который привел на Западе к тяжелой социальной и культурной болезни – аномии (распад человеческих связей и массовое нарушение привычных нравственных и правовых норм). Московичи привел объяснение Дюркгейма об отличии органической солидарности от прежней (механической): «Этот социальный тип основан на принципах, настолько отличных от предшествующих, что он может развертываться только в той мере, в какой эти последние отходят на второй план. В самом деле, люди группируются не в соответствии с отношениями родства, а по особенностям общественной деятельности, которой они себя посвящают. Их естественной и необходимой средой становится теперь не среда, в которой они родились, а профессиональное окружение. Теперь уже не кровное родство, действительное или вымышленное, определяет место каждого, а функция, которую он выполняет».
Можно предположить, что этот переход в СССР прошел менее болезненно, чем на Западе – там аномия привела к мировым войнам, глубоким кризисам и массовой преступности «среднего класса». Но сложные неизученные процессы и разрывы в советском обществе соединились в систему с кооперативными эффектами и породили порочные круги.
Во время инкубационного периода 1955-1985 гг. произошла дезинтеграция советского общества и появились уже крупные и влиятельные общности, которые вызрели и произвели перестройку. «Антисоветский марксизм» в среде шестидесятников и гуманитариев сыграл свою роль в 70-80-е годы – дал идеологию, «похожую на науку», дал многим группам язык и стиль. К тому же он блокировал развитие обществоведения, в котором возникали полезные очаги с методологией, близкой к научной.
Фундаментальным провалом политической системы СССР было то, что обществоведение, взявшее за методологическую основу исторический материализм, развивалось в парадигме натурфилософии, а не как познание, автономное от нравственных ценностей. Обществоведение выполняло идеологические и ритуальные функции, а практики следовали здравому смыслу и опыту, т.е., неявному знанию. После войны поколение практиков сошло со сцены, и следующее поколение было индоктринировано «идеологами». Самым сплоченным и авторитетным сообществом этих «идеологов» были те, кто с энтузиазмом приняли харизматическую инновацию Хрущева, его «оттепель».
В обзоре послевоенной истории обществоведения сказано: «Социологи-шестидесятники относились к своим работам как своего рода инструкциям, которыми власть должна воспользоваться, чтобы улучшить положение дел… Окончание “оттепели” в мемуарах маркируется как крушение надежд... Начало “застоя” в воспоминаниях, как правило, соотносится с изменением формата взаимодействия социологов и власти: теперь это не сотрудничество, а подрывная деятельность… Социологи, преодолевшие искушение сотрудничеством с обманувшей их надежды властью, теперь рассматривают социологическое исследование как “сопротивление системе, но с помощью научного знания” [Шубкин, 2001]». [Димке Д.В. Классики без классики: социальные и культурные истоки стиля советской социологии // СОЦИС, 2012, № 6.]
В предисловии к материалам симпозиума «Российская социологическая традиция шестидесятых годов и современность» (1994) В.А. Ядов и Р. Гратхофф пишут: «Уникальность советской социологии заключается, прежде всего, в том, что, будучи включена в процесс воспроизводства базовых идеологических и политических ценностей советского общества, она стала важным фактором его реформирования и, в конечном счете, революционного преобразования».
Обществоведы-«шестидесятники» оказывали большое воздействие на интеллигенцию – через образование, СМИ и систему идеологической учебы. Через эти каналы большая часть интеллигенции сдвинулась к «недоброжелательному инакомыслию», а через личное общение с интеллигенцией эти настроения усвоили широкие массы трудящихся. При этом ни интеллигенция, ни другие общности и не думали разрушать СССР. Хотели как лучше! Наслаждались морализаторством, а меру и расчеты отбросили.
А.С. Донде пишет, как о важном «субъекте сознания», об «интеллигентских кухнях»: «[Он] представляет собой “устную антисоветскую традицию” советского общества, сложившуюся с конца 50-х годов и сохранявшуюся на протяжении десятилетий в подпольном интеллектуальном салоне. … Даже еще и сейчас устная традиция “салона” мощнее, чем письменная традиция, представленная новой прессой, возникшей с началом гласности, а тем более академической письменной традицией, которую “салонная” традиция в значительной мере интеллектуально коррумпировала».
Очевидно, что влиятельная часть гуманитарной интеллигенции, близкая к власти и имевшая поддержку Запада, заняла позицию конфронтации с большинством советского общества. Этот конфликт в 1970-е годы перерос во внутреннюю холодную войну (информационно-психологическую и готовящуюся экономическую). Большинство, в состоянии без проекта, без организации и под интенсивным идеологическим давлением, потерпело поражение.
А.С. Панарин писал (2006): «Только теперь, после наступления этого момента истины, все мы можем оценить, чем в действительности был для всех нас Советский Союз. Он был уникальной, не предусмотренной Западом для других народов перспективой самостоятельного прогресса и приобщения к стандартам развитости. Западная цивилизационная дихотомия: Запад и остальной мир, Запад и варварство, Запад и колониальная периферия — была впервые в истории нарушена для гигантского региона Евразии».
Это оптимистическое суждение. Все мы как раз не можем оценить, чем в действительности был для всех нас Советский Союз – «массовое сознание» (есть такая метафора) было хаотизировано перестройкой и реформой. У большинства «массы» населения сложилось синкретическое сознание (ризома). В социологию ввели (Ж.Т. Тощенко) термин «кентавризм» и «парадоксальный человек» – в сознании людей совмещаются несовместимые идеи и ценности. Но аналогия с кентавром сильно упрощает образ современного гражданина России. Если вообразить, что над Россией воюют фантомы сознания общностей россиян, то окажется, что идет не только «война всех против всех», но и части сознания каждого воина воюют друг с другом.
Социолог культуры Л.Г. Ионин пишет уже в 1995 г.: «Гибель советской моностилистической культуры привела к распаду формировавшегося десятилетиями образа мира, что не могло не повлечь за собой массовую дезориентацию, утрату идентификаций на индивидуальном и групповом уровне, а также на уровне общества в целом…
Болезненнее всего гибель советской культуры должна была сказаться на наиболее активной части общества, ориентированной на успех в рамках сложившихся институтов, то есть на успех, сопровождающийся общественным признанием. Такого рода успешные биографии в любом обществе являют собой культурные образцы и служат средством культурной и социальной интеграции. И наоборот, разрушение таких биографий ведет к прогрессирующей дезинтеграции общества и массовой деидентификации.
Наименее страдают в этой ситуации либо индивиды с низким уровнем притязаний, либо авантюристы, не обладающие устойчивой долговременной мотивацией... Авантюрист как социальный тип — фигура, характерная и для России настоящего времени» [Ионин Л.Г. Идентификация и инсценировка (к теории социокультурных изменений) // СОЦИС, 1995, № 4].
Вот результаты общемосковского исследования 2003 г. На вопрос: «Каких политических взглядов Вы придерживаетесь?» получены следующие ответы: либерально-демократических – 14%; социал-демократических – 14; коммунистических — 14; национально-патриотических — 9; 49% затруднились ответить. Очевидно, что любое обращение с каким-то проектом развития сопряжено с трудностями, к которым неизвестно как подступиться.
Только возникновение оппозиции, способной построить, пусть грубо, реальную картину мира, в которой будут видны альтернативные пути к приемлемому жизнеустройству, даст импульс к диалогу с разными общностями – и так к осторожной интеграции общества.
Таким образом, общность граждан, причисляющих себя к лево-патриотической части общества, должна изобрести и построить свою собственную внутреннюю информационную систему и составить для себя повестку дня и обсудить ее. Это необходимо, чтобы выработать ключевые установки своей общности, свой профиль, кредо. Представив ядро этих установок, общность «получит лицо». Без этого никакая «масса людей» не станет субъектом политики, тем более оппозицией.
Ностальгия по утраченному прошлому и жалобы на власть и «либералов» не дают билета в политический цирк. Любая организованная общность имеет какую-то свою «картину мира», и в главном она должна отражать какой-то срез реальности. Если же в центре этой картины угнездились утопии, предания и жалобы, эта несчастная масса становится объектом хищников от политики.
24 комментария or Оставить комментарий
Comments
pycckuu_gyx From: pycckuu_gyx Date: Август, 23, 2016 12:12 (UTC) (Ссылка)

Опять советское заединство

"советское общество было консолидировано механической солидарностью" - это натяжка ума, а не насилие над людьми.
Чичерин определял общество как людей, связанных частным интересом.
Поскольку у людей много разных частных интересов, обществ много: книголюбы, садоводы, учёные, мотоциклисты, куплетисты...
Это только савецкий миф превращал разрозненных советских граждан, часть коих сидела по тюрьмам,- в единое общество.
Это слово-паразит постоянно кочует из одной вашей заметки в другую.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 23, 2016 13:22 (UTC) (Ссылка)
Опять взгляды древних. Вы не обзорный курс по истории социологии для первокурсников читаета. Какой нафиг Дюргейм в 21-м веке! Вы бы еще Птолемея с Ламарком приташили.

Хватит тулить про "неотличимых друг от друга" совков, "не оторвавшихся от первобытной общности" и передовых стиляг и "множество групп". В СССР была марксня. Марксня мечтал заделаться всемирно-историческим. Троцкий с подчинением СССР "международным производительным силам", и Ландау с идиотскими марксистскими листовками, и еврейский антифашистский коммитет с банкетами у Рокфеллера, и щелкоперы с пасквилями на советских людей в журналах Звезда и Ленинград. Русофоб, патриот запада марксня из асфальта и неона Таймс Свер в Нью Йорке выводил бесчисленные "пороки" совков и красочно описывал эти высосанные из пальца "пороки" в своей марксистской мазне.

Советские люди боролись с безродным космополитом марксней. А подлец маркся, приставленный к образованию, растлевал детей элиты, подбивая на безродный космополитизм. И Вы сами же описали как это происходило в СЦ. И нечего носиться с урбанизацией как с писаной торбой, когда речь о подлеце, непримиримом враге СССР, безродном космополите - марксне, целенаправленно и методично растлевавшем элитную молодежь:

"У нас сменилась классная руководительница, вести класс стала преподавательница литературы, женщина молодая и красивая. Педагог она была блестящий, замечательно читала стихи. Она приходила на наши вечеринки с вином, их собирали ребята из «генеральского» дома, они жили в больших квартирах. Не все в классе на них ходили. Там витал дух корректного презрения к «плебеям» (кстати, тогда это слово вошло в жаргон). Мне на этих вечеринках было жалко смотреть на наших девочек из «бедных» семей, которые этого не чувствовали и искренне радовались компании.
Со стилягами наша литераторша имела общий язык - без слов, взглядами. Но иногда казалось, что они общаются где-то вне школы, там, где проходит их главная жизнь - так они понимали друг друга. Повторяю, что это была преподавательница высокого класса, что-то в ней даже было от змея-искусителя, она была как бы антиподом нашей Ольги Францевны, которая теперь наблюдала за классом с какой-то грустью, как будто потерпела поражение. У нас был литературный кружок, там наша учительница рассказывала о символистах, читала Гумилева, Ахматову. Она меня туда звала, и я бы не прочь был ходить и слушать. Но было там что-то чужое и даже враждебное, странно и неприятно. Это было что-то новое. Вернее, раньше оно, наверное, тоже было, но пряталось, а теперь стало осторожно выходить на свет."

Это не у нас "механическая солидарность", это у вас с Дюргеймом представления донаучные и потому социальные группы механические. У них нет идеологии, а есть только эмоции. При чем почему-то волшебным образом у всех в группе эмоции одинаковые. Типа асфальт с неоном вызвали. То что помимо асфальта с неоном там отирался член "еврейского антифашистского коммитета", который гундел за интернационализм пролетариев, а во время войны посетил Таймс Сквер в Нью Йорке и прием в Рокфеллер центре - ускользает. Стиляги типа сами "возникли", видать из асфальта и неона, а уже потом к ним "примазалась" змея-учительница из марксней, почитывавшая Гумилева с Ахматовой в журналах "Звезда" и "Ленинград", ага. Марксня, мечтавшая об интернационализме с холодными закусками на приеме в Рокфеллер центре и ненавидившая совков, которые грозят передовым американским закускам атомной бомбой, как бы и не при делах.

Дюргейм тут не при чем, и города, и "группы". Это марксня. Марксня, заключившая союз с Западом в холодной войне против собственной страны и социализма. Марксня, растлевавшая советских детей. Марксня, подучивавшая их возненавидеть собственный "реакционный" народ, сначала на вечеринках с учениками в элитном доме. Потом на страницах газет, журналов, с экранов кинотеатров. Посмотреть хоть детские фильмы времен Хруща "Сказка о потерянном времени", "Королевство кривых зеркал" - все взрослые подлецы, доносчики, ископаемые монстры.

Марксня показывала пальцем на асфальт, неон, и закатив свинячьи глазки объясняла что асфальт с неоном обозначают что элитные детки должны презирать "плебеев". Это и есть та "международная социалистическая интервенция", о которой писал Аксельрод, только на идеологическом фронте.

Edited at 2016-08-23 15:14 (UTC)
shchedrov From: shchedrov Date: Август, 23, 2016 19:03 (UTC) (Ссылка)
Степанов, зачем ты отрицаешь, что резкое изменение культурных условий сильно облегчает задачу марксне?
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 23, 2016 19:06 (UTC) (Ссылка)
Это фетишизм. Для марксни асфальт с неоном - фетиш. Марксня приписывает им магические свойства определять сознание людей. Я не фетишист, вот и отвергаю магию фетишей. Потому что вранье и мракобесие.
shchedrov From: shchedrov Date: Август, 23, 2016 19:09 (UTC) (Ссылка)
Думаю, фетишизм местами как раз у тебя. А удар урбанизации по мозгам - именно реальность. Не отрицай уже очевидного: такое поведение сильно снижает у людей интерес к твоим выкладкам, а жаль.

И еще: комментарии к "крайней" статье раскрой на газетном сайте.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 23, 2016 19:24 (UTC) (Ссылка)
>А удар урбанизации по мозгам - именно реальность. Не отрицай уже очевидного: такое поведение сильно снижает у людей интерес к твоим выкладкам, а жаль.

Это не более "очевидно", чем небесная твердь и плоская Земля на слонах. Вам это вдолбила в голову марксня, потому что марксни считают что люди не могут обмениваться идеями - только вещами. А значит идеи из вещей.

"Производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальную деятельность и в материальное общение людей, в язык реальной жизни. Образование представлений, мышление, духовное общение людей являются здесь еще непосредственным порождением их материальных действий." (с) марксня-энгельсня

Это мракобесие и антинаучный бред сивой кобылы. Весьма огорчительно что СГ стал распространять это мракобесие. Мне плевать сто раз на интерес людей к моим идеям. Мне важно нести людям свет знаний. Если научному знанию люди предпочтут мифологию древних, мракобесие и шарлатанство - это их дело. Я не учитель и не профессор. Я гражданин. Заставить я не могу. Могу только дать возможность - сообщить о современных представлениях по данному вопросу и разъяснить ошибки древних и их причины.
shchedrov From: shchedrov Date: Август, 23, 2016 19:27 (UTC) (Ссылка)
Марксня у нас этот вопрос как раз замалчивала, не передергивай.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 23, 2016 19:29 (UTC) (Ссылка)
У кого это "у вас"? Марксня именно об этом: бытие определяет сознание, идеи из станков. Ручная прялка - феодализм, паровая - капитализм. Цитата дана.

Edited at 2016-08-23 19:31 (UTC)
shchedrov From: shchedrov Date: Август, 23, 2016 19:54 (UTC) (Ссылка)
У русских, Александр, у советских, в СССР.

И не надо назло марксистам себе уши морозить.
Ты отрицаешь то относительность потребностей,
то элементарную возможность зажраться,
теперь вот влияние вещей на мозги (на том основании, что Маркс в своих целях довел этот тезис до крайности и абсурда).

И комментарии раскрой!
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 23, 2016 20:31 (UTC) (Ссылка)
>У русских, Александр, у советских, в СССР.

Да ну! А почему на запрос по-русски "бытие определяет сознание" в гугле вылезает 204 000 документов?

>Ты отрицаешь то относительность потребностей

Я отрицаю натуральность потребностей. Потребности социальны.

>то элементарную возможность зажраться

Не считаю что это связано с количеством пищи

>теперь вот влияние вещей на мозги (на том основании, что Маркс в своих целях довел этот тезис до крайности и абсурда).

Влияние вещей на мозги опосредовано культурой. На немца свастика действует так, на русского эдак. На православного крест так, на марксню эдак. На Аксенова и группу Браво асфальт с неоном действуют так, на Есенина эдак. Заявлять что вещи действуют непосредственно, а тем более что-то там определяют - это тотемизм. В данном конкретном случае индустриальный тотемизм. Весьма огорчительно что СГ в это ударился. Марксистского мракобесия у нас и без него хватает.
shchedrov From: shchedrov Date: Август, 24, 2016 10:30 (UTC) (Ссылка)
>А почему на запрос по-русски "бытие определяет сознание" в гугле вылезает 204 000 документов?

А что это доказывает? Повторяли как заклинание, суя где не попадя и разлагая мораль. А в конкретном случае, когда действительно влияло, не удосужились отметить и исследовать.

>Я отрицаю натуральность потребностей. Потребности социальны.
>Не считаю что это связано с количеством пищи

Ну так и я о том же.

Впрочем, питание в старые времена и тем более в начале коллективизации или в ВОВ действительно балансировало около физиологического минимума, учитывая нагрузки. А вот в дальнейшем резкий рост уровня потребления на протяжении жизни одного поколения (пусть и не до заоблачных высот) вот сказался...

> Заявлять что вещи действуют непосредственно, а тем более что-то там определяют

Никто и не говорит об однозначном и жестко детерминированном влиянии. Но и игнорировать глупо.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 24, 2016 16:04 (UTC) (Ссылка)
>А что это доказывает? Повторяли как заклинание, суя где не попадя и разлагая мораль. А в конкретном случае, когда действительно влияло, не удосужились отметить и исследовать.

Да-да, повторяли. Поэтому деревня у них "идиотизм", провинция тоже. Республики "убыточные" и "чурки", а отсутствие видака - отсутствие духа и разума. А теперь вот и СГ сует то же самое "определяющее" бытие, уже под брендом Дюркгейма с Московичи.

>Никто и не говорит об однозначном и жестко детерминированном влиянии.

Как это "никто"? СГ как раз и говорит что какая-то мутная "урбанизация" разрушила какую-то мутную "механическую солидарность", а "органическая солидарность" так и не возникла. При том и урбанизация, и механическая и органическая солидарности действуют совершенно помимо культуры, непосредственно на сознание. Марксня у СГ - нечто, что должно изучать процессы, а не то, что ими руководило и направляло.

Ах интельство расселось по отдельным лабам. А то что во всех этих лабах пержевывали одну и ту же марксню из "Нового мира" и "Литературной газеты", выходивших десятками миллионов экземпляров - этого во всех живописаниях харизмы-механизмы на 10 постов СГ не помянул ни разу. Нет для него идей - одни вещи, непосредственно влияющие на психологию. Я вобще не понимаю зачем он это пишет.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 23, 2016 15:45 (UTC) (Ссылка)

Эмиль Дюркгейм 15 апреля 1858 — 15 ноября 1917

>«Их естественной и необходимой средой становится теперь не среда, в которой они родились, а профессиональное окружение. Теперь уже не кровное родство, действительное или вымышленное, определяет место каждого, а функция, которую он выполняет».

Да-да. Их средой становится не русская семья, в которой они родились, а курс "научного коммунизма", через который прогоняют всех студентов страны, в котором подлец марксня растлевает их и подучивает возненавидеть свою семью и страну. Подчеркиваю красным - единственной частью "профессиональной среды" советской интеллигенции, имевшей отношение к идеологии, была пятихвостка истмата. Кульманы и ватманы к идеологии никакого отношения не имеют.

Именно "научный коммунизм", обе политэкономии, история партии и "научный атеизм" являются факторами "профессиональной среды", имеющими отношение к нашей проблеме. Почему вы игнорируете враждебно настроенного слона в посудной лавке "профессиональной среды" и пытаетесь вывести идеологию из кульмана и ватмана? Карандаши и ластики не виноваты. Они не объявляли "войну советским порядкам, непременно войну", войну объявил марксня. Не рейсшины с циркулями "с самого появления начали борьбу против всех проявлений социализма", а марксня. Марксня, которую через обязательные курсы "общественных наук" сделали обязательным элементом "профессиональной среды" всей интеллигенции СССР.

"Общественные науки" СССР, то есть марксня, не упустили из виду антисоветизм групп. Они активно формировали этот антисоветизм в группах, к которым имели доступ. Антисоветизм не был "фундаментальным провалом" советского "обществоведения" (марксни). Он был ее достижением.

>В СССР молодая послевоенная городская интеллигенция была иной общностью, нежели старая российская и первая советская интеллигенция.

Да-да. старая российская интеллигенция поливала грязью Кутузова и Багратиона и запрещала увертюру "1812 год", а молодая послевоенная наоборот, поливала грязью Сталина и Жукова и требовала запретить увертюру "1812 год". Запрет увертюры в 20-х - это одно, потому что не было асфальта и неона и солидарность с буржуазной французской революцией против монархической России была механической. А требование запрета той же увертюры в 60-х уже совсем другое, потому что профессиональная среда, урбанизация и солидарность с буржуазной французской революцией против монархической России теперь "органическая".

Бред сиво кобылы, Сергей Георгиевич. Сами же отмечали что в перестройку марксня толкала тот же русофобский бред, что и в 20-х.

Edited at 2016-08-23 15:52 (UTC)
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 24, 2016 09:43 (UTC) (Ссылка)
>«Этот социальный тип основан на принципах, настолько отличных от предшествующих, что он может развертываться только в той мере, в какой эти последние отходят на второй план. В самом деле, люди группируются не в соответствии с отношениями родства, а по особенностям общественной деятельности, которой они себя посвящают. Их естественной и необходимой средой становится теперь не среда, в которой они родились, а профессиональное окружение. Теперь уже не кровное родство, действительное или вымышленное, определяет место каждого, а функция, которую он выполняет».

Насколько применим к нам Дюргейм? Чувак жил когда рабочий день составлял 12 часов, ничего? Без выходных. Похоже на СССР? То есть на семью у советских людей оставалось в четыре раза больше времени, чем у доисторических лягушатников, описанных Дюркгеймом. А в "профессиональной среде" лягушатники проводили вдвое больше времени, чем советские люди. Не важно это различие? Может все-таки роль родства у нас не так мала как во Франции на рубеже 19 и 20 веков? А журналы, которые советские интеллигенты читают не при чем? А телевизор, который они смотрят? А кино с театрами?

Да и вобще детский лепет. Сосание пальца, "основанное на принципах". Марксня №2. "Функция которую они выполняют", идеи из станков, блин, бред. Ну что за глупость тащить умозрительные рассуждения совершенно иной эпохи, иного общества, донаучного "функционалистствующего" социального филосОфа в СССР?

Edited at 2016-08-24 09:51 (UTC)
valery_5 From: valery_5 Date: Август, 25, 2016 18:48 (UTC) (Ссылка)
Сергей Георгиевич точен в описании состояния умов. Женщина 87 лет, выпускница МИФИ начала 50-х, общественно-пассивная, но очень проницательная и приверженная "традиционным ценностям", говорила мне не так давно, что когда объявили о смерти Сталина, она подумала: ну вот и все... И состояние было подавленное.

Edited at 2016-08-25 18:51 (UTC)
valery_5 From: valery_5 Date: Август, 25, 2016 19:03 (UTC) (Ссылка)
Со всеми оговорками, приведенные цифры опроса 2003 г. впечатляют. Особенно 49% неопределившихся. И это после 90-х... Сложные предстоят времена.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 25, 2016 20:05 (UTC) (Ссылка)
Так для того и создавалась марксня, чтобы подточить и дискредитировать все постулаты социализма. Чтобы изолировать его от общества. Как точно подметил Аксельрод, "с самого своего появления марксизм начал борьбу против всех разновидностей социализма". Именно так и выглядит победа марксни - "быдло" мычит и не знает что хочет, а олигархи сносят государство, вливаются в мировой рынок и делают что хотят.

Прикольно другое, что после всех лекций "за харизму", и "профессиональные общности" вывод вдруг: "Только возникновение оппозиции, способной построить, пусть грубо, реальную картину мира, в которой будут видны альтернативные пути к приемлемому жизнеустройству, даст импульс к диалогу с разными общностями"

Не "харизму", не "урбанизацию", а картину мира. Не условия создавать, а "информационную систему". Ну и зачем было тень на плетено наводить? А раньше у нас картины мира не было? А сломалась она "сама" из-за урбанизации и высшего образования, или потому что смертельный враг социализма марксня уничтожил информационную систему, приговаривая "от какого наследства мы отказываемся", "кто такие друзья народа и как с ними бороться", подменив информационную систему социализма мифами буржуазного "материализма"?

И нет, никто никогда не ведет "диалог с общностями". Общности - миф и фантом. Есть люди и каждый человек принадлежит к множеству "общностей". Диалог ведут с людьми. Нет и не может быть специального "социализма для летчиков", "социализма для учителей", "социализма для чиновников". Социализм - это национализм. Он для всей интеллигенции, по определению. Но по СГ/Московичи/Дюркгейму это "механическая солидарность".

Вопрос на засыпку: Почему офицеры женятся на учительницах, что создает проблему безработицы учителей в военных городках? Это "разные группы", да? Правда?

Edited at 2016-08-25 21:31 (UTC)
rabykol From: rabykol Date: Август, 26, 2016 00:59 (UTC) (Ссылка)
Патамушта в педе учатся в осном девочки, а в училище мальчики. Предложение удовлетворяет спрос, конкуренция стремится к 0.
Также физтехи на библиотекарках, на танцульки близко бегать т.к. институты рядом.

Edited at 2016-08-26 01:02 (UTC)
tradicionalist From: tradicionalist Date: Август, 26, 2016 05:18 (UTC) (Ссылка)
Кто бы мог подумать! Один секс на уме. Нет чтобы совпадать с тем что производят и как производят. Не зря марксня требовал семью отмереть - что бы "научность" Дюркгейма не нарушала! А еще можно поразмыслить почему "Россия - тюрьма народов" и "луч света в темном царстве" стали частью "профессиональной среды" учителей литературы и истории. С какого боку "лишние люди" сделались частью "профессиональной среды" Леры Новодворской, и почему А.Н. Энгельгардт или Вебер не был "частью профессиональной среды"? С чем это связано? С урбанизацией, харизмой, "механической солидарностью" или с информационной системой?

Edited at 2016-08-26 05:23 (UTC)
Sergey Privalov From: Sergey Privalov Date: Август, 26, 2016 14:36 (UTC) (Ссылка)
"Можно предположить, что этот переход в СССР прошел менее болезненно, чем на Западе – там аномия привела к мировым войнам, глубоким кризисам и массовой преступности «среднего класса». Но сложные неизученные процессы и разрывы в советском обществе соединились в систему с кооперативными эффектами и породили порочные круги."


"На Западе" авторы, когда делают такие глобальные заявления, ссылаются на того, кто их выдвинул и обосновывал. Например, "там аномия привела к мировым войнам, глубоким кризисам (Джонсон, 1971) и массовой преступности среднего класса (Питерс&Гауман, 1992)" ну и т.д. Иначе ведь манипуляция получается. Автор рассчитывает, что ему на слово поверят даже не спросив, а что это ещё за "массовая преступность среднего класса"? Кто это понятие придумал? Где об этом почитать?

Про "кентавризм" (Тощенко) интересно было.

Edited at 2016-08-26 14:41 (UTC)
sagami_hm From: sagami_hm Date: Август, 26, 2016 20:28 (UTC) (Ссылка)

Откуда ты,

чудо в перьях, и что хотел сказать?
Sergey Privalov From: Sergey Privalov Date: Август, 27, 2016 20:02 (UTC) (Ссылка)

Re: Откуда ты,

Не понял ничего? Я на тебя и не рассчитывал.
From: zol_dol Date: Август, 29, 2016 07:31 (UTC) (Ссылка)

Туман определенный через туман так и останеться туман

Странно что доказанное практикой употребление одного термина (Энтропия см. 5 том Ландау, с помощью него делаются вполне точные рациональные расчеты) К-М пытается доказать какой то смысл и оправдать употребление другого туманного термина из другой области, никак не подтвержденном в реальных процессах. (Да читал ли КМ "Манипуляцию сознанием" или Обманутый разум"?). Каковы рамки применения этого термина или закона "х. инновации", каковы критерии его применимости и нарушения. Или это наконец открытый всеобщий закон движения мысли и материи. Ничего этого К-М не дает а прибегает опять к туманным цитатам уважаемых философов по затуманиванию мысли.
И дает определение туманного термина черед еще более туманные термины и включает в них еще огромную дозу иррационального - и о чудо туман рассеивается и все стало понятно, кто не понял того исключим из академии. (Импульс к инновации, в котором синергически сочетаются рациональные представления с иррациональными символическими «образами» Вебер назвал «харизмой») - т.е. термины уже могут обозначать свою противоположность. Ведь, "Как утверждают сторонники иррационализма, реальность или отдельные её сферы не выводимы из объективных причин, то есть неподвластны законам и закономерностям." Но К-М выводят некие рациональные следствия - те занимается подгоном некий умозрительных туманных конструкций к заданным последствиям.

Ну а что бы привязать ХИ к реальности КМ говорит
"Самым сплоченным и авторитетным сообществом этих «идеологов» были те, кто с энтузиазмом приняли харизматическую инновацию Хрущева, его «оттепель»." Чо то при Сталине о таких не было слыхать, в Гулаге сидели наверное, но потом Хрущь их и выпустил для грабежа народа.
А до этого жили без харизмы. Песок был. Но правда когда органическое единство напало в ВОВ на песок, то органическое оказалось грязью, а песок гранитом. Ну это КМ не ввнл же критерии песка и органичности - вот этими терминами вертит как хочет. Ну а после то, да Сталина убил Кукурузник - это и пришла наконец долгожданная инновация, терь можно рулить хрущевцам к капитализму - тока народу не говорить лишнего пока гайдар не придет. Те. сли вас убьет бандит в подворотне вы не обижайтесь - против науки и железных законов мироздания не попрешь.
"В картине мира советской культуры сохранилась присущая традиционным обществам иллюзия стабильности системы ценностей и установок людей, а значит, и иллюзия стабильности общественного строя."
Это К-М подгоняет утверждения к веберовскому бездоказательному выводу
"– Снижение, шаг за шагом, политического потенциала символического наследия харизматической инновации (становления нового общества). "
А это он не принимает в расчет, в харизму не влезает:
"Необходимо разбить и отбросить прочь гнилую теорию о том, что с каждым нашим продвижением вперед классовая борьба у нас должна будто бы все более и более затухать, что по мере наших успехов классовый враг становится будто бы все более и более ручным. Это не только гнилая теория, но и опасная теория, ибо она усыпляет наших людей, заводит их в капкан, а классовому врагу дает возможность оправиться для борьбы с Советской властью.
Наоборот, чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться остатки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее будут они идти на более острые формы борьбы, тем больше они будут пакостить Советскому государству, тем больше они будут хвататься за самые отчаянные средства борьбы как последние средства обреченных...» (Сталин И. «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» //"

Как не определяй х.и., через туманные термины менее туманной она не стала.


Edited at 2016-08-29 07:32 (UTC)
From: wuchang Date: Сентябрь, 4, 2016 06:18 (UTC) (Ссылка)
полностью согласен насчет проекта. правда жаль что все это говорильня. вроде как блуждания евреев по пустыням. нормальные годные революционеры разобщены и не знают друг друга. а некоторые косят под авантюристов. а может я просто устал. но вообще все очень логично. диалектика!)
24 комментария or Оставить комментарий