?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
После Пасхи продолжим. Глава 8.1 - sg_karamurza
sg_karamurza
sg_karamurza
После Пасхи продолжим. Глава 8.1
Глава 8. Проект Октябрьской революции: развитие и реализация

После провала попытки установления диктатуры Корнилова политическая карта России резко изменилась. К руководству Советов пришли большевики, Советы имели надежную поддержку армии и флота, вооруженную и организованную Красную гвардию и к 25 октября готовился II Всероссийский съезд Советов. Массовое сознание резко сдвинулось влево под лозунгом «Вся власть Советов!». Как пишет историк, понятие революция в тот момент стало объектом поклонения «как чудо избавления, очищения и “воскрешения”». Это массовое общественное настроение помогло одержать быструю и бескровную победу над войсками Корнилова, а большевикам в октябре быстро и без потерь свергнуть Временное правительство [Колоницкий Б.И. Антибуржуазная пропаганда и «антибуржуйское» сознание // Отечественная история, 1994, № 1]. Допекли людей.
В другом лагере происходило быстрое размежевание правого и левого течений у меньшевиков и у эсеров. Власть была парализована: одна и та же партия не могла быть одновременно и правительственной и оппозиционной. Военный министр Верховский в отчаянии доказывал во всех инстанциях необходимость срочных решений об армии и мирных переговорах, но правительство уже отключилось от реальности. Меньшевики начали пропагандистскую кампанию и против большевиков, и против Советов, пытались отменить созыв съезда. Керенский 24 октября, когда уже массы солдат и Красной гвардии приготовились к движению, дал команду пресечь попытку большевиков «поднять чернь против существующего порядка» [Волобуев О.В. Меньшевики в условиях кризиса правительственной коалиции осенью 1917 года // Политические партии в российских революциях в начале ХХ века. М.: Наука. 2005].
Насколько Временное правительство к осени 1917 г. оказалось оторванным от реальности, видно из того, что буквально накануне Октября Керенский заявил английскому послу Дж. Бьюкенену: «Я желаю того, чтобы они [большевики] вышли на улицу, и тогда я их раздавлю».
Все это здесь говорится, чтобы представить два проекта, которые восемь месяцев были руководствами двух систем управления, принятия и реализации решений – с разными картинами мира и человека, с разной философией, логикой и типом мышления, с разными типами деятельности. В коалиции Февральской революции и Временном правительстве собрались выдающиеся интеллектуалы, они не были ни коррумпированы, ни ленивые, но они мыслили в системе Просвещения ХIХ века, а крестьяне, рабочие и большая часть разночинной интеллигенции мыслили в рациональности иной системы. И эту систему поняла небольшая группа молодых революционеров, которая «доработала» эту систему посредством синтезом с ней представлениями новой, «постклассической» наукой. И эта новая картина мира была понята и принята масса населения, сохранившее космическое доиндустриальное мироощущение, но в поиске пути развития и модернизации.
Эту сторону революции история обходит, наше образование к этому не подготовило. Философия, на беду, была погружена в идеологические противоречия и компромиссы. Методы и алгоритмы советских мыслителей, проектировщиков, командиров и вообще советских людей активного возраста 1900-1960 гг. позже использовались по инерции и угасали. В какой-то мере ими владели представители партийной и государственной элиты, которые организовали «антисоветскую революцию» и поднялись в первый эшелон власти и управления. Но и этот ресурс иссякает, а кроме того, без соответствующей системы ценностей консолидировать общество будет трудно.
Но вернемся к элементам проекта Октябрьской революции после легализации новой власти на II съезде Советов.

1. Создание новых социальных форм и институтов
ХIХ век был веком интенсивного проектирования форм. Научная, буржуазные и промышленная революции были всплеском изобретения, конструирования и быстрого строительства структур общественного бытия – политических и хозяйственных, образовательных и культурных, военных и информационных. Объектами конструирования были и разные типы человеческих общностей – классы и политические нации, структуры гражданского общества (ассоциации, партии и профсоюзы), политическое подполье и преступный мир нового типа. Важные проекты новых форм делались в виде утопий, футурологических предсказаний или фантастики, более или менее основанной на рациональном знании.
В России проектирование новых форм в ХIХ веке велось как в рамках консервативной доктрины самим правительством, так и относительно радикальными культурными и социальными движениями – либералами и революционными демократами, анархистами и народниками. В начале ХХ века большие проекты новых форм жизнеустройства выдвинули консервативные реформаторы (Столыпин), либералы (кадеты) и большевики. Последние не следовали доктринам и опыту буржуазных западных обществ и государств, а выступили с инновацией «модернизации в обход капитализма». Эта идея народников была превращена в проект, отвечающий новым условиям и России, и внешней среде (в частности, перехода капитализма в фазу империализма и в состоянии Мировой войны).
Как и все главные политические решения большевиков после Февраля, были вызваны реальным состоянием страны и соответствовали чаяниям народа. Особый, малоизученный вопрос состоит в том, благодаря каким методологическим принципам большевики «чувствовали» чаяния революционных масс. Ведь между Февралем и Октябрем они следовали не заранее выработанной программе, а предвосхищению хода событий и, говоря современным языком, пониманию самой структуры происходившей в России катастрофы. М. Либер (Бунд) возмущался: «Ложь, что массы идут за большевиками. Наоборот, большевики идут за массами. У них нет никакой программы, они принимают все, что массы выдвигают».
Такими, например, были Декрет о мире и затем его реализация в практически достижимой форме. Принимая решение о выходе из войны, большевики не следовали никакой доктрине. Напротив, критика политики большевиков, начавших переговоры о мире с Германией, была именно доктринальной — и внутри России, и в мировом левом движении.
В декабре 1917 г. немецкий республиканец Г. Фернау, живший в Швейцарии, в открытом письме обвинил Ленина в том, что он пошел на переговоры с военщиной Германии, вместо того, чтобы «довести до конца дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых масс от всякого рабства». Ленин ему ответил тоже открытым письмом, в котором говорилось: «Мы хотели бы спасти наш народ, который погибает от войны, которому мир абсолютно необходим. Требуете ли Вы, чтобы, если другие народы все еще позволяют губить себя, наш народ делал бы то же из духа солидарности?».
Великий русский ученый и государственный деятель (генерал, эмигрант) В.Н. Ипатьев писал в Нью-Йорке (1945): «Продолжение войны угрожало полным развалом государства и вызывало крайнее раздражение во всех слоях населения… Наоборот, большевики, руководимые Лениным, своим лейтмотивом взяли требование окончания войны и реальной помощи беднейшим крестьянам и рабочим за счет буржуазии… Надо удивляться талантливой способности Ленина верно оценить сложившуюся конъюнктуру и с поразительной смелостью выдвинуть указанные лозунги, которым ни одна из существовавших политических партий в то время не могла ничего противопоставить… Можно было совершенно не соглашаться с многими идеями большевиков. Можно было считать их лозунги за утопию, но надо быть беспристрастным и признать, что переход власти в руки пролетариата в октябре 1917 г., проведенный Лениным и Троцким, обусловил собой спасение страны, избавив ее от анархии и сохранив в то время в живых интеллигенцию и материальные богатства страны» [Ипатьев В.Н. Жизнь одного химика. Нью-Йорк, 1945 – Ozon.ru, 2013. Т. 1].
Так же было с Декретом о земле. II съезд Советов полностью принял крестьянские наказы 1905-1907 гг. о национализации земли. По этому декрету крестьяне получили 150 млн. десятин земли, автоматически были устранены арендные платежи (на сумму 700 млн. золотых рублей) и крестьянам списали задолженность в Крестьянский банк в размере 1,4 млрд. золотых рублей. Это сразу улучшило положение основной массы крестьян-середняков, которые были главными арендаторами.
Завоевания крестьянства благодаря новым институтам были настолько велики, что хозяйство крестьян не потерпело краха и даже поправлялось в условиях Гражданской войны – явление в истории беспрецедентное. Вследствие резкого снижения товарности сельского хозяйства крестьяне стали сами лучше питаться и смогли увеличить количество скота. Численность лошадей за 1917-1919 годы даже при больших реквизициях снизилась всего на 1,6%. Хозяйство села обнаружило в эти годы поразительную устойчивость, и крестьяне понимали, что она обусловлена аграрной политикой Советской власти.
Поэтому Советы за два сезона получили по продразверстке 370 млн. пудов, а царское и Временное правительство не получили от крестьян хлеба, хотя экспорт зерна был прекращен. Во время Гражданской войны Советская власть обеспечила пайками практически все городское население и часть сельских кустарей (всего 34 млн. человек), а также пенсиями и пособиями (в натуре, продовольствием) были обеспечены 9 млн. семей военнослужащих.
В 1990 г. в США вышла большая книга «Хлеб и власть в России. 1914-1921», где сравнивается продовольственную политику царского, Временного и советского правительств. Вывод: только большевики смогли создать работоспособный аппарат продовольственного снабжения и тем укрепили свою власть. Более того, продразверстка укрепила авторитет большевиков и среди крестьян. Автор пишет: крестьяне «поняли, что восстановление государства — это главное, что необходимо для прекращения смутного времени, и что большевики — это единственный серьезный претендент на суверенную власть».
Получив землю, крестьяне повсеместно и по своей инициативе восстановили общину. Как только история дала русским крестьянам короткую передышку, они определенно выбрали общинный тип жизнеустройства. В 1927 г. в РСФСР 91% крестьянских земель находился в общинном землепользовании. И если бы не грядущая война и жестокая необходимость в форсированных модернизации села и индустриализации, возможно, более полно сбылся бы проект государственно-общинного социализма неонародников (Чаянов).
6 комментариев or Оставить комментарий
Comments
valery_5 From: valery_5 Date: Апрель, 17, 2017 19:28 (UTC) (Ссылка)

...они принимают все, что массы выдвигают...

Это очень и очень похоже на правду. Вспомнить только качания в 17-18 гг в земельном вопросе и по национализации промышленности. Большевики тогда левели по требованию масс. Это показатель уровня их руководства, Ленина не в последнюю очередь.Позже придут иные времена.И тоже проявится уровень.

Edited at 2017-04-17 19:29 (UTC)
yuridmitrievich From: yuridmitrievich Date: Апрель, 17, 2017 21:01 (UTC) (Ссылка)
Газета РУССКОЕ СЛОВО 21 октября 1917 г.
Большевики.
СТАВКА, 20, X. В ставке верховного главнокомандующего были получены сведения, что одновременно с выступление в Петрограде большевики предполагают захватить в свои руки ставку, чтобы подчинить верховное управление армиями военно-революционному комитету.
Известие это встречено в ставке с полным спокойствием, хотя, конечно, решено было принять все меры к недопущению в Могилев петроградских большевистских элементов.
Сегодня здесь состоялось экстренное собрание делегатов полковых комитетов, на котором решено дать большевикам в случае их попытки проникнуть в ставку надлежащий отпор.
Сегодня с утра на вокзале назначено дежурство членов армейских комитетов с целью проверки документов всех прибывающих в Могилев. Подозрительные лица будут немедленно задерживаться.
РЯЗАНЬ, 20, X. Открывшийся в Рязани губернский съезд советов рабочих и солдатских депутатов ведет себя дерзко-вызывающе.
Съездом принята предложенная большевиками резолюция, в которой временное правительство называется «правительством измены революции». Резолюция далее требует немедленного перехода всей власти к советам рабочих и солдатских депутатов.
В другой резолюции съезд требует немедленного заключения мира.
Развращенные большевиками солдаты местного гарнизона заявили о своей готовности поддерживать требования съезда.

Голод.
КАЗАНЬ, 20, X. На город надвигается острый продовольственный кризис. Запасов муки нет. Навигация закончилась, оставшись неиспользованной для перевозки хлеба.
С сегодняшнего дня хлебный паек сокращен до полуфунта на человека в день.
РЯЗАНЬ, 20, X. Губернское земское собрание постановило ходатайствовать перед временным правительством о признании Рязанской губернии «голодающей».
157_gra From: 157_gra Date: Апрель, 18, 2017 06:38 (UTC) (Ссылка)

так какая гипотеза о том

"благодаря каким методологическим принципам большевики «чувствовали» чаяния революционных масс"?

?большевики - это дети крестьянского мира хлебнувшие в отрочестве марксизма?

Если испить "просвезелье" из городской среды - получается меньшевик...

Edited at 2017-04-18 06:42 (UTC)
sg_karamurza From: sg_karamurza Date: Апрель, 18, 2017 07:19 (UTC) (Ссылка)

Re: гипотеза в том

что парадигма меньшевиков и кадетов сложилась при Марксе (лично) в 70-80 гг. ХIХ в., а у большевиков на 20-25 г. позже в процессе кризиса картины мира. См. Гл. 1 (когда-нибудь)
157_gra From: 157_gra Date: Апрель, 18, 2017 07:23 (UTC) (Ссылка)

т.е гипотеза - поколенческая

Я читал. Но забывается и может быть еще раз повторить для читателя и здесь
mbskvort From: mbskvort Date: Апрель, 18, 2017 09:19 (UTC) (Ссылка)

Re: т.е гипотеза - поколенческая

Как гипотезу не назови,хоть и поколенческой,но если она выковыряна из носа то непременно забудется.Нужные и правильные теории забываются плохо.
Т.к. большевики руководствовались в своей практике чаяниями и желаниями широких народных масс,а именно эта мысль красной нитью проходит через весь цикл о революциях 17 года,то какое значение имели поколенческие парадигмы большевиков или меньшевиков?! Важны и интересны "парадигмы" именно этих широких народных масс . Причем не тех мужиков кто рванул с фронтов домой в деревню обрабатывать свой земельный клин - с этими более менее понятно - а тех кто застрял с непонятной целью в крупных городах, особенно в Петрограде.Ни земля,ни заводы,судя по всему,им были не нужны. А вот экспроприировать экспроприаторов они были готовы с радостью. Но об этой парадигме гопников как-то не особенно любят распростроняться советские историографы.
Парадокс какой-то!
6 комментариев or Оставить комментарий