sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Categories:

Статья спеца по фармецевтике (около 2002 г.

Невидимая рука ВТО.

При таком ходе событий спасется тот, кто поймет природу вызревающих угроз, проработает возможные сценарии их реализации и альтернативы быстрых и адаптивных ответов.

Немногие в вымирающих от спида африканских странах знают о Всемирной торговой организации (ВТО). Еще меньше людей в тех краях участвует в общественных дебатах о роли ВТО в их жизни и жизни общества. Демократия, одним словом, ну и неграмотность, конечно. Между тем роль ВТО в жизни этих людей велика. Так, в 1993 году администрация Клинтона под угрозой экономических санкций вынудила правительство вымирающей от СПИДа ЮАР отменить разрешение на импорт дешевых индийских лекарств, позволяющих остановить развитие этой болезни и предотвратить передачу вируса от больной матери плоду. Вот такая свобода торговли. Конечно, Горби убедил нас, что до вымирающих негров в Африке нам дела нет, а его преемники почти уговорили, что вымирающие русские тоже неинтересны. Почти, но не совсем уговорили. Так что давайте заинтересуемся.
Ситуация в России во многом схожа с африканской. В нашем доме - взрывной рост эпидемии СПИДа, гепатита, туберкулеза, сифилиса и многих других болезней. И о ВТО мы знаем не больше африканцев и дебатов о роли этой организации не ведем. Тоже демократия. Однако есть между Россией и Африкой два существенных различия: во-первых никаких обязательств перед ВТО у России нет, потому что Россия не является членом этой организации. А во-вторых, правительство России стремится втолкнуть Россию в ВТО и эти обязанности на себя взвалить. В то время как правительство ЮАР пытается пренебречь обязательствами перед ВТО ради облегчения страданий своего народа, путинский режим готов на любые жертвы, чтобы слиться с Западом.
Жертвы-то будут наверняка, а вот слияния не получится. Вспоминаю в этой связи трагикомический эпизод, что случился сразу после терактов в Америке 11 сентября. Путин, пытаясь слиться с Западом, потрясал кулаками в сторону арабов, но стоило перепуганным арабам снизить цены на нефть, как министры РФ помчались в ОПЕК умолять этих самых арабов поднять цены. Как Вы думаете, поддержал ли Запад эту просьбу своего новоявленного «стратегического партнера»? Нет. Нельзя, имея экономику третьего мира, проводить политику страны первого мира. Даже если очень хочется. Но оставим эти желания либералам, а сами поговорим о жертвах. Это для нас актуальнее.
300 лет назад английский экономист Рикардо придумал абстрактную модель: допустим, одна страна в силу природных условий при одних и тех же затратах может производить две единицы вина или одну единицу сукна, а другая наоборот – две единицы сукна или одну единицу вина. Так пусть, мол, первая страна производит 4 единицы вина, а вторая 4 единицы сукна, и за счет торговли благосостояние обеих стран увеличится. Каждая может иметь 4 единицы продукта вместо 3, которые имела бы без торговли.
Отсюда делается вывод, что торговля полезна, а ее ограничение, соответственно, вредно. Целью создания ВТО было облагодетельствовать человечество за счет отмены торговых барьеров. Стоит убрать барьеры, и «невидимая рука рынка» начнет наделять неслыханными богатствами всех подряд. Вот и все, что положено знать о ВТО обывателю. Однако самих себя предприниматели в своих теориях видят не обывателями, а рациональными субъектами, стремящимися к получению максимальной прибыли. Они вовсе не ждут, когда невидимая рука наделит их порцией манны небесной, а действуют своими собственными руками, используя все доступные средства - от культурных до военных. ВТО - это один из инструментов в руках крупных корпораций, и инструмент очень эффективный. Если в 1983 году 20 крупнейших фармацевтических компаний контролировали лишь 5% мирового рынка, то сейчас 10 крупнейших компаний контролируют 40% рынка, и процесс идет с ускорением. В него втягивают и Россию.
Как это происходит? В 1993 году была заключена конвенция ВТО о праве коммерческой интеллектуальной собственности (ПКИС). На введении жестких мер контроля и ужесточении национальных законодательств в этой области настаивали промышленно развитые страны, что неудивительно. Они давно закончили свою индустриализацию, во время которой беззастенчиво крали технологии друг у друга и у третьего мира. Сейчас они желают закрепить свое технологическое господство и перекрыть пути модернизации для развивающихся стран. Особенно активны фармацевтические компании.
В большинстве стран мира нельзя запатентовать лекарство. Патентуется лишь способ его изготовления. Во многих странах возникли крупные фармацевтические фирмы, специализирующиеся на разработке альтернативных путей синтеза и выпуске дешевых аналогов. Так, Индия до 1970 года закупала практически все лекарства. Сегодня 700 с лишним миллионов индусов на 70% обеспечены отечественными медикаментами. Возникло 250 крупных и 16 000 мелких компаний, дающих работу сотням тысяч человек. Кроме насыщения солидного внутреннего рынка Индия производит много лекарств на экспорт. Россия тоже импортирует значительное количество лекарств из Индии. После вступления в ВТО перестанет. Почему?
Потому что западные корпорации через свои правительства заставили страны-участницы ВТО патентовать вещества. Это может положить конец мощной национальной фармацевтической промышленности Индии, Бразилии, Аргентины, Вьетнама. России это мало касается, потому что наша фармацевтическая промышленность была почти целиком уничтожена десять лет назад без всякого иностранного диктата по политическим соображениям. Но теперь импортировать лекарства нам придется с Запада. А западные корпорации, избавившись от конкурентов, вряд ли снизят цены.
Не столь покладистые и влюбленные в Запад, как наши президенты, а может, просто более любящие свои народы правительства стран «третьего мира» кое в чем уперлись. В отличие от наших лидеров, они считают, что их народы не должны умирать от голода, холода и отсутствия лекарств. Возможно, они резонно полагают, что среди отцов, да и матерей, потерявших ребенка из-за недоступности лекарств, найдутся такие, кто будет выяснять отношения с правительством до последнего патрона и до последней капли крови. Такой опыт у многих правительств стран «третьего мира» имеется. Так или иначе, но в соглашения ВТО о ПКИС введено положение о принудительном лицензировании в случаях крайней необходимости. Это относится прежде всего к проблемам голода и здравоохранения.
Странам позволено в крайних случаях выдавать лицензии на производство лекарств без разрешения владельца патента. При этом требуется заплатить владельцу патента рыночную цену лицензии. Понятно, что воспользоваться правом принудительного лицензирования могут только страны с достаточно развитой фармацевтической промышленностью. Большинство стран мира, а теперь и Россия, такой промышленностью не располагают. Единственный выход для них – импортировать лекарства. Но в этом случае система принудительного лицензирования неприменима, потому что предусматривает только производство для внутреннего потребления. Страна, которая согласилась бы произвести медикаменты для какой-то терпящей бедствие страны, окажется нарушителем. То есть, когда у нас выйдет из строя канализация и пол-России сляжет с тифом, рассчитывать на дешевые индийские лекарства не стоит. Россия не сможет выдать индийской компании чрезвычайную лицензию. И даже если Индия в нарушение соглашений о ВТО будет продолжать выпускать лекарства на внутренний рынок, Россия купить их не сможет. Не сможет она импортировать из Индии и западные лекарства, которые из-за конкуренции с индийскими продаются в Индии значительно дешевле, чем в других странах.
Дело в том, что в ПКИС оговорено право владельца патента контролировать импорт. То есть, страна может импортировать продукт только с разрешения держателя патента. Западные фармацевтические компании настаивают на включения этого запрета в явном виде. Но пока явного запрета нет, применяется «Особая статья 301» кодекса ВТО, по которой на страну-нарушителя можно наложить торговые санкции. Ясно, что взвешивая интересы выживания народа и интересы экспортеров сырья, каждый африканский президент или премьер министр вспоминает судьбу Патриса Лумумбы, а его латиноамериканский коллега – судьбу Сальвадора Альенде. И никому такой судьбы не хочется. Если в России вдруг изберут в президенты коммуниста, его отношения с экспортерами тоже будут весьма сложными. Обнадеживает, правда, что Ленин в свое время с этой проблемой справился.
Насколько важно для Запада, чтобы каждый президент принял верное решение, можно судить хотя бы по формулировкам претензий, предъявляемых Западом по «Особой статье 301». Вот, например, цитата из ультиматума, предъявленного США Доминиканской республике после того, как ее правительство приняло программу выдачи чрезвычайных лицензий на производство и параллельный импорт лекарств: «Ситуация в Доминиканской Республике представляет угрозу для режимов в соседних странах и используется активистами как возможный прецедент для ослабления сети соглашений по ПКИС». Вот она, «невидимая рука рынка»! И свобода торговли, за которую боролись наши демократы. По правилам ВТО создаются торговые барьеры, чтобы создать другие торговые барьеры.
Можно представить, что грозит стране, пожелавшей выйти из ВТО. Такой стране надо держать сухим свой дейтрид лития! Могут возразить что, например, Англия реимпортирует 20% продукции своей компании Glaxo Wellcome потому что эта компания продает свою продукцию в Англии значительно дороже, чем в некоторых других, даже европейских странах. Так что покупать эту продукцию у других стран обходится дешевле. Почему же Англию не наказывают за параллельный импорт? А по кочану! Своя рука владыка, и рука руку моет. Что позволено Юпитеру, то не позволено быку.
Среди молодых людей в России встречаются забавные почитатели Билла Гейтса. Они все до единого защитники авторского права и большинство из них искренне полагают, что Гейтс стал самым богатым человеком мира потому, что в молодости написал интерпретатор компьютерного языка «Бэйсик». Такой молодой человек думает: я, мол, тоже могу написать, и капитализм открывает передо мной перспективы... Да, открывает, вот только авторские права надо защитить. А это…
Другие верят в миф о том, что защита авторских прав приведет к снижению цен, увеличению импорта технологий, инвестициям в НИОКР в России. Их придется разочаровать. Мировой опыт показывает, что все происходит в точности наоборот. Чем сильнее защищены авторские права, тем дороже продукт. Чем меньше вероятность имитации, тем менее охотно держатель патента дает лицензии на его использование. Но хуже всего дело обстоит с инвестициями в НИОКР. Создать оригинальное лекарство – это не то же самое, что программку ЭВМ написать. В среднем на создание одного лекарства сегодня уходит 200 миллионов долларов и несколько лет работы огромного коллектива специалистов высочайшего уровня в десятках направлений. И это в уже устоявшейся, налаженной системе. Собрать этих специалистов в одном месте и обеспечить всем необходимым для быстрой и эффективной работы – уже будет стоить в несколько раз больше, чем 200 миллионов. Начать самостоятельную разработку оригинальных лекарств не под силу не только нынешней России, но и таким экономическим гигантам, как Индия или Китай. Никто не станет инвестировать в это дело такие деньги.
В то же время, Турция, отменив патентование веществ, получила значительный приток инвестиций в свою фармакологическую промышленность. Разработка аналогов ей вполне по силам, и инвесторы, понимая это, охотно вкладывают деньги, создавая высокотехнологические рабочие места для турецких специалистов. Даже если эти лекарства не пойдут на экспорт, внутреннего рынка вполне достаточно, чтобы окупить затраты. Но есть и еще один немаловажный фактор. На зарплату в НИОКР идет незначительная доля расходов. Даже при очень высокой оплате труда специалистов высочайшей квалификации большая часть расходов приходится на покупку технологий, патентованных процессов, инструментов, реагентов. Не редкость на Западе, что лаборант за пару дней изготавливает реагент, рыночная цена которого доходит до миллиона долларов. В университете, в лаборатории, занимающейся чистой фундаментальной наукой, это прощается. В индустрии пришлось бы выложить миллион. Возможность сэкономить на расходах на технологию гораздо более привлекательна для инвесторов, чем строгая защита авторских прав. Так что если молодые люди в России хотят иметь работу в научно-исследовательской или опытно-конструкторской сфере лучше бы им крикнуть Путину, чтобы не вступал в ВТО.
По материалам http://www.southcentre.org/papers/patent/patentinjustice-04.htm#P271_49534

«Из Cut the Cost - Patent Injustice: How World Trade Rules Threaten the Health of Poor People (Briefing paper by Oxfam on how new global patent rules, introduced by the World Trade Organisation, will raise the costs of vital medicines, with potentially disastrous implications for poor countries)»
и http://www.southcentre.org/publications/trips/toc.htm
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments