sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Category:

О митингах поговорим через пару недель, когда страсти

улягутся, а пока выложу пару небольших сообщений, которые пришлось сделать по службе
Вот маленький доклад на конференции в МГУ 7 декабря (к 300-летию Ломоносова, тема конференции - "Интеллектуальная революция")

Революция интеллектуалов и судьба человека

Во время перестройки главным объектом атаки было культурное ядро советского общества. Но удар был столь сильным, что была повреждена культура России в целом. В центре любой национальной культуры - ответ на вопрос «что есть человек?» На это надстраиваются все частные культурные нормы и запреты.
Тысячу лет культура России стояла на идее соборной личности. Человек человеку брат! И вдруг в конце ХХ века элита кинулась в дремучий социал-дарвинизм, проповедовать социальный расизм. Это нанесло населению культурную травму – тяжелое повреждение, от которого до сих пор не можем оправиться.
В разных вариациях давались клише из Ницше, Спенсера, Мальтуса. «Литературка» печатала такие манифесты, что на Западе университетская публика не верила, что такое может быть опубликовано в газете. Показываешь газету – не верят!

Запад дошел в социал-дарвинизме до идеи высших и низших рас, а в крайнем варианте – фашизме – до культа сверхчеловека. Теперь и в России возникли течения, следующие гротескному, болезненному ницшеанству. Они мечтают о выведении не просто новой породы людей («сверхчеловека»), а нового биологического вида, который даже не сможет давать вместе с людьми потомства. Они предвидят «революцию интеллектуалов».
Что это значит? ИА «Росбалт» устроило в Петербургском университете проект «Мировые интеллектуалы в Петербурге». Там делают доклады «признанные мировые интеллектуалы и лидеры влияния». Д-р философских наук А.М. Буровский ведет там такие речи (2008): «Неандерталец развивался менее эффективно, он был вытеснен и уничтожен. Вероятно, в наше время мы переживаем точно такую же эпоху. «Цивилизованные» людены все дальше от остального человечества – даже анатомически, а тем более физиологически и психологически… Различия накапливаются, мы все меньше видим равных себе в генетически неполноценных сородичах или в людях с периферии цивилизации. Вероятно, так же и эректус был агрессивен к австралопитеку, не способному овладеть членораздельной речью. А сапиенс убивал и ел эректусов, не понимавших искусства, промысловой магии и сложных форм культуры».
Это говорит в ХХI веке с кафедры Петербургского университета профессор двух вузов. И какая натурализация человеческих отношений, какое мракобесие в цитадели русской культуры». Читаем Буровского об «интеллектуалах-люденах» и обычных людях – как двух несмешивающихся «слоях»:
«Молодые люди из этих слоев вряд ли будут способны соединиться — даже на чисто биологическом уровне. Малограмотный пролетариат малопривлекателен для люденов. И для мужчин, и для женщин. Мы просто не видим в них самцов и самок, они нам с этой точки зрения не интересны… Иногда мужчине-людену даже не понятно, что самка человека с ним кокетничает. А если даже он понимает, что она делает, его «не заводит»… Поведение текущей суки или кошки вполне «читаемо» для человека, но совершенно не воспринимается как сигнал — принять участие в игре… Я не раз наблюдал, как интеллигентные мальчики в экспедициях прилагали большие усилия, чтобы соблазнить самку местных пролетариев».
Все эти «лидеры влияния» реализуют проект «Постчеловечество», уже перенося его в плоскость политических и экономических программ. Под этот проект подводится философская база со ссылкой на Маркса и классовый подход. В. Иноземцев в телепередаче А. Гордона на НТВ в 2003 году кратко излагает эту концепцию так:
«Среди социальных групп особое значение приобретает группа, названная российскими учеными классом интеллектуалов.
С каждым новым этапом технологической революции «класс интеллектуалов» обретает все большую власть и перераспределяет в свою пользу все большую часть общественного богатства.
В новой хозяйственной системе процесс самовозрастания стоимости информационных благ в значительной мере оторван от материального производства. В результате «класс интеллектуалов» оказывается зависимым от всех других слоев общества в гораздо меньшей степени, чем господствующие классы феодального или буржуазного обществ были зависимы от эксплуатировавшихся ими крестьян или пролетариев.
По мере того как «класс интеллектуалов» становится одной из наиболее обеспеченных в материальном отношении социальных групп современного общества, он все более замыкается в собственных пределах. Высокие доходы его представителей и фактическое отождествление «класса интеллектуалов» с верхушкой современного общества имеют своим следствием то, что выходцы из таких семей с детства усваивают постматериалистические ценности, базирующиеся на уже достигнутом уровне благосостояния.
Именно поэтому мы говорим не об интеллигенции, а об особом классе, занимающем доминирующие позиции в постиндустриальном обществе, о классе, интересы которого отличны от интересов иных социальных групп.
С возникновением «класса интеллектуалов» двигателем социального прогресса становятся нематериалистические цели, и та часть социума (его большинство!), которая не способна их усвоить, объективно теряет свою значимость в общественной жизни более, нежели любой иной класс в аграрном или индустриальном обществах. [Это] предполагает формирование нового принципа социальной стратификации, гораздо более жесткой по сравнению со всеми, известными истории.
Впервые в истории условием принадлежности к господствующему классу становится не право распоряжаться благом, а способность им воспользоваться, и последствия этой перемены с каждым годом выглядят все более очевидными».
Это мещанская идея сверхчеловека, несравненно более тупая и низкая, чем у Ницше.
Вот главная статья В. Иноземцева в книге «Постчеловечество» (М., 2007). Она называется «О современном неравенстве. Социобиологическая природа противоречий ХХI века».
Иноземцев пишет: «Государству следует обеспечить все условия для ускорения «революции интеллектуалов» и в случае возникновения конфликтных ситуаций, порождаемых социальными движениями «низов», быть готовым не столько к уступкам, сколько к жесткому следованию избранным курсом».
Интеллектуальные дебаты крутятся вокруг идеи создания с помощью биотехнологии и информатики постчеловека. При этом сразу встает вопрос: а как видится в этих проектах судьба человека? В рассуждениях применяются три сходных парных метафоры. В жёстких тезисах виды «постчеловек» и «человек» представлены как «кроманьонцы и неандертальцы». Помягче, это «элои – морлоки» (из фантазий Уэллса), совсем мягко – «людены – люди» (из Стругацких). А по сути, различия невелики.
Вот рассуждения А.М. Столярова, писателя-интеллектуала, лауреата множества премий, в книге «Постчеловек» (М., 2008): «Современное образование становится достаточно дорогим… В результате только высшие имущественные группы, только семьи, обладающие высоким и очень высоким доходом, могут предоставить своим детям соответствующую подготовку… Воспользоваться [новыми лекарствами] сможет лишь тот класс людей, который принадлежит к мировой элите. А это в свою очередь означает, что «когнитивное расслоение» будет закреплено не только социально, но и биологически, в предельном случае разделив все человечество на две самостоятельные расы: расу «генетически богатую», представляющую собой сообщество «управляющих миром», и расу «генетически бедную», обеспечивающую в основном добычу сырья и промышленное производство…
Очевидно, что с развитием данной тенденции «когнитивное расслоение» только усилится: первый максимум устремится влево — к значениям, характерным для медицинского идиотизма, что мы уже наблюдаем, в то время как второй, вероятно, все более уплотняясь, уйдет в область гениальности или даже дальше…
Современные «морлоки» с их интеллектом кретина будут неспособны на какой-либо внятный протест. Равным образом они постепенно потеряют умение выполнять хоть сколько-нибудь квалифицированную работу, и потому их способность к индустриальному производству вызывает сомнения».
***
Что ж, спасибо за откровенность. Если эта угроза не сдохнет сама, люди по крайней мере будут предупреждены и, скорее всего, снова на время успокоят «белокурую бестию», уж эти-то навыки имеются.
Российское общество подходит к пороговому моменту в исчерпании ресурсов советской культуры. При этом никаких ресурсов альтернативной культуры (например, «западной») не появилось. До сих пор даже и антисоветская мысль в России питалась советской культурой и была ее порождением, а теперь и она – как рыба, глотающая воздух на песке.
Если молодежь России хочет выжить как большая культурная общность, она еще имеет время, чтобы хладнокровно рассмотреть все варианты будущего и определиться. Главные устои культуры быстро не исчезают, а лишь уходят вглубь, становятся сокровенными и теряют качества активных социальных факторов. Нужны усилия, чтобы их «оживить».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments