sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Category:

Тут идеология сплелась с жаждой прибыли

Ликвидация СССР и его социальной системы радикально изменили ситуацию в здравоохранении – больше, чем экономический кризис. Сегодня в России принят подход, противоположный принципам советского здравоохранения, хотя власть это маскирует встростепенными деталями. Однако в некоторых заявлениях идеологов подчеркивается классовый, а не национальный, характер политики в этой сфере. Ряд больших общностей уже исключены как субъекты права на охрану их здоровья. Еще не меняя структуру системы здравоохранения, реформаторы стали ослаблять и удушать все ее элементы – и пропагандой, и ресурсным голодом.

После 1988 г. были начаты массивные изъятия из основных фондов здравоохранения. В 1985 г. коэффициент обновления основных фондов (в сопоставимых ценах) был равен 7,2%, в 1990 г. 5,7%. К 1995 г. он упал до 1,5%, прошел через минимум в 1998 г. (0,7%) и затем держался на уровне 0,9%, а в 2005 г. составил 1,6%.
[В 2007 г. была произведена переоценка основных фондов бюджетных организаций, учтен их износ. Вследствие этого был задним числом сделан перерасчет коэффициента обновления основных фондов в стоимостном выражении. По отрасли «здравоохранение и предоставление социальных услуг» значение этого коэффициента составило в 2004 г. 3%, в 2005 г. 3,7% и в 2006 г. 4,5%.].
Максимально быстрая помощь на начальной стадии болезни или травмы – залог эффективности лечения, часто более важный, чем доступ к высоким медицинским технологиям. Исходя из этого в СССР в сельской местности действовала сеть участковых больниц со средней мощностью около 30 коек. Шоссе в каждую деревню у нас нет, вертолетов тоже не хватает.
Число больничных коек в таких больницах составляло всего около 8% всего числа по стране, но каждый знал, что больница и врач для него пространственно доступны.
С началом реформ стала сокращаться сеть больниц, в разных постсоветских республиках по-разному. В РФ эта сеть за время реформ сократилась вдвое – были закрыты участковые больницы в сельской местности и в райцентрах. Это сокращение числа больниц не вело к такому же укрупнению учреждений или малых больниц – уменьшилось число коек на душу населения (к 2011 г. на 32%). Сильнее всего это ударило по жителям удаленных от больших городов сел и деревень.
В 1990 г. в РСФСР имелось 4813 участковых больниц, имевших в сумме 156,3 тыс. больничных коек. Эта система продержалась, с некоторыми сокращениями, до конца 90-х годов: в 1995 г. было 4409 больниц (129 тыс. коек), в 2005 г. осталось 2631 больница (62,3 тыс. коек). Затем эта сеть была практически демонтирована всего за один год – в 2006 г. в РФ имелось только 628 таких больниц, обладавших в сумме 18,1 тыс. коек, а в 2010 г. 400 больниц с 11, 2 тыс. коек. Резко сократилось и число районных больниц в сельской местности – со 178 больниц в 1990 г. до 91 в 2006 г. и 79 в 2010 г. В целом только с 2005 по 2007 г. в сельской местности было закрыто 2186 больниц или 60,6%.
В сельской местности располагалось около половины всех амбулаторно-поликлинических учреждений (АПУ) России . Демонтаж этой сети также произошел в последние годы. В 1995 г. в сельской местности оставалось 9217 АПУ из общего числа 21071, в 2005 г. 7495 (из 21783), а в 2010 г. 2979 (из 15732). Доступность медицинской помощи в АПУ на селе сильно сократилась по сравнению с городом. При этом пространственно поликлиника в городе несравненно более приближена к жителям, чем в сельской местности. Резко сократилась сеть диспансеров (в сельской местности по всем классам болезней в 2010 г. осталось 20 диспансеров).
На фоне роста травматизма в России ежегодно 9-10 человек из 100 нуждаются в срочной помощи, возможности для этого при перестройке сети больниц и поликлиник сократились. Обеспеченность врачами в сельской местности (12,2 врача на 10 тыс. населения) в 5 раз ниже, чем в городе (52,9 врача на 10 тыс.).
Реально, частный сектор пока не оказывает на здоровье населения России почти никакого влияния.
В РФ в 2006 г. в частных больничных учреждениях находилось 0,3% всего фонда больничных коек, а в сельской местности – всего 0,1% числа коек. Мощность частных АПУ (выраженная в числе посещений в смену) составила в 2010 г. 4% от общей по России. В негосударственных медицинских учреждениях в 1994 г. работало всего 0,63% врачей, практикующих в РФ, к 1999 г. эта доля выросла до 1,42%.
Коммерциализация здравоохранения идет под знаменем свободы. Ты будешь свободен – лечись в какой хочешь частной больнице! Хотят ли граждане этой свободы? Это редкий случай, когда даже богатые отвергают вторжение частного бизнеса в медицину (видно, не дураки). Во время опроса в октябре 2006 г. только 1,4% опрошенных высказались за то, чтобы медицинские услуги предоставляли частные организации, а за исключительно государственное здравоохранение – 60,6%. Еще 22,6% допускают частно-государственное партнерство на равных.
О последствиях двадцатилетнего реформирования российского здравоохранения пока не говорим.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments