?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
sg_karamurza
sg_karamurza
sg_karamurza
Глава 6. Концепции этничности: примордиализм
Начнем с примордиализма, самого старого из научных подходов к представлению об этничности. Представления об этносах как сообществах, соединенных кровно-родственными (биологическими) связями, положенные в основание примордиализма, имеют свои истоки еще в философии античности. Считается, что как современный научный подход эти представления стали складываться в начале ХХ века после работ Э. Дюркгейма о групповой солидарности /Дюркгейм отличал «механическую» солидарность, изначально основанную на кровном родстве, от современной «органической» солидарности классового содружества, основанной на общественном разделении труда./.

Как научная дисциплина антропология и этнология возникла под давлением практических задач, возникших при становлении колониальной системы, и усилия ученых были направлены на описание и изучение неевропейских народов, находившихся под властью европейцев. Как говорят, исследования в этих науках «выполнялись европейцами для европейцев». Иногда различают этнологию как конкретно-историческое изучение отдельных народов и социальную антропологию как поиск общих закономерностей становления и развития этнических общностей.

По выражению К. Леви-Стросса, прикладная антропология родилась под сенью колониализма. Это дало основание многим авторам левых взглядов неприязненно относиться к этнологии как чему-то вроде «продажной девки империализма» (см., например, [12, с. 72-73]). Эта позиция, на мой взгляд, неразумна. Да, любая общественная наука обслуживает идеологию и власть. Но при этом (и даже именно поэтому) она получает достоверные знания и вырабатывает объективные методы познания, ценность которых далеко выходит за рамки потребностей власти. Эти знания и эти методы надо осваивать независимо от отношения к «заказчикам».

Власти США уже в 1860 г. привлекали антропологов к решению задач по управлению индейскими сообществами. Но систематически стали использовать антропологов англичане. С 1908 г. английские антропологи активно работали в Нигерии, затем в Судане по заказу колониальных властей были проведены первые этнографические исследования. В некоторых колониях была введена официальная должность правительственного антрополога . В период между Первой и Второй мировыми войнами значительное число антропологов служили в МИДе и Министерстве по делам колоний Англии. С 50-х годов специалистов по антропологии и этнологии стали активно привлекать правительство и спецслужбы США для прикладных исследований в Латинской Америке, а также в разработках, связанных с войной во Вьетнаме. Это вызвало кризис в научном сообществе .

Накапливая большой эмпирический материал, антропологи претендовали на участие в разработке колониальной политики и становились влиятельными экспертами по проблемам управления колонизированными народами. Один из основателей английской антропологии А. Радклифф-Браун, критикуя реформаторский энтузиазм колониальных властей, говорил, что в молодости он общался с П.А. Кропоткиным, который внушил ему важную мысль: прежде чем пытаться реформировать общество, надо его изучить. Жаль, что российские реформаторы конца ХХ века к таким мыслям были глухи.

Развитие этнологии было сопряжено с острыми идеологическими проблемами и сопровождалось конфликтами. Так, в 1863 г. произошел раскол Лондонского этнологического общества в связи с расовой проблемой, обострившейся в ходе гражданской войны в США. Организатор раскола и создатель нового Антропологического общества Дж. Хант опубликовал статью «Место негра в природе», в которой представлял африканцев как отличный от европейцев вид. Это был программный манифест биологизаторства в этнологии [17].

Необходимость познания этничности с помощью научной методологии обострилась в ходе «второй волны глобализации» - империализма, когда интенсивное вторжение западного капитализма дестабилизировало традиционные общества и вызвало множество конфликтов, структуру и динамику которых было нельзя понять с помощью здравого смысла. Как считают современные этнологи, «примордиализм возник при изучении этнических конфликтов, эмоциональный заряд и иррациональная ярость которых не находили удовлетворительного объяснения в европейской социологии и представлялись чем-то инстинктивным, «природным», предписанным генетическими структурами народов, многие тысячелетия пребывавших в доисторическом состоянии» [2] /Повышенное внимание к этническим конфликтам уделялось уже на первых этапах колониальной эры. Именно эти конфликты и позволили европейцам захватывать большие территории, поскольку вожди враждующих племен обращались к ним за помощью. Принимая участие в межплеменной борьбе, европейцы становились необходимой частью местной политической системы. Это практическое значение древнего принципа «разделяй и властвуй» побуждало к развитию этнологических исследований. Известный английский этнолог-африканист сказал, что «пулемет – интегрирующий фактор общества», которое европейцы создавали в Африке./.

Быстрое развитие этнологии происходило после Второй мировой войны в период разрушения мировой колониальной системы. Шире всего исследования проводились в США. В 70-е годы считалось, что в США работали две трети специалистов в антропологии и этнологии всего мира. Они имел достаточно ресурсов, чтобы вести работы во всех частях света, к тому же и в самих США начался новый виток обострения этнических проблем.

К. Янг пишет: «Послевоенное развитие политической истории радикально трансформировало политику культурного плюрализма [этничности]. Не менее важная метаморфоза произошла в области концептуализации этого феномена со времени 1950-х годов. С того момента возникли три новых подхода в теоретических рассуждениях, которые я могу обозначить как инструменталистский, примордиалистский и конструктивистский» [2, с. 112-113].

Как указывает в обзоре западной этнологии В.В. Коротеева, среди известных учёных открыто признавали себя примордиалистами К. Гирц (Geertz) и Э. Шилз (Shils), чьи основные работы были написаны в 1950–1960 годы [18].

Начиная с 80-х годов ХХ века, когда произошло взрывное нарастание межэтнических противоречий и конфликтов во всех многонациональных государствах, исследования этничности и посвященная этому предмету литература стали быстро расширяться. Антрополог К. Вердери пишет: «В период 80-х и 90-х годов научная индустрия, созданная вокруг понятий нации и национализма, приобрела настолько обширный и междисциплинарный характер, что ей стало впору соперничать со всеми другими предметами современного интеллектуального производства» [19].

Этнолог Э. Кисс пишет об этой установке придавать этничности характер природной сущности, записанной в биологических структурах человека: «Общности, как и те значения, что мы им придаем, формируются в ходе исторического процесса… Тенденция считать нации «чем-то заданным изначально» является всего лишь иллюстрацией более общей склонности людей к натурализации (объяснению исторических процессов с точки зрения законов природы - прим. пер.) исторических событий… В то время как для определения человеческого рода в качестве природной категории существуют истинные биологические основания, нации являются конструкциями историческими, но все виды национализма, включая и культурный, склонны рассматривать нации в качестве естественных или, по крайней мере, очень древних коллективов. Это, однако, иллюзия» [4, с. 147].

Как говорилось выше, склонность к натурализации – важная сторона идеологии и даже мировоззрения западного общества, возникшего в Новое время («современного общества»). Американский антрополог М. Салинс даже считает это исходной («нативной», заложенной в самое основание идеологии) установкой западного представления о человеке. Он пишет в большом труде «Горечь сладости или исходная антропология Запада»: «Пожалуй, не требует доказательства тот факт, что наша фольклорная антропология склонна объяснять культуру природой. Варьируя от расизма на улицах до социобиологии в университетах, проходя через многочисленные речевые обороты повседневного языка, биологический детерминизм есть постоянный рецидив Западного общества… Биологический детерминизм – это мистифицированное восприятие культурного порядка, особенно поддерживаемое рыночной экономикой. Рыночная экономика заставляет участвующих в ней воспринимать свой образ жизни результатом потребностей плоти, опосредованных рациональным посредничеством их воли» [20].

Надо сказать, что во взаимовлиянии идеологии и науки «инициатива» принадлежит как раз идеологии молодого буржуазного общества. Это видно из истории создания Дарвином его теории происхождения видов. Начав свой труд, он тесно общался с английскими селекционерами-животноводами новой, капиталистической формации, которые изменяли природу в соответствии с требованиями рыночной экономики. Приложение политэкономии к живой природе породило в среде селекционеров своеобразную идеологию с набором выразительных понятий и метафор. Находясь под влиянием этой развитой идеологии, Дарвин перенес эти «ненаучные» понятия и метафоры на эволюцию видов в дикой природе, за что критиковался своими сторонниками (как отмечали многие авторы, сам язык «Происхождения видов» побуждает прикладывать изложенные в этом труде концепции и к человеческому обществу, то есть, объективно они изначально несут идеологическую нагрузку). Понятие «искусственного отбора» дало центральную метафору эволюционной теории Дарвина - «естественный отбор».

Другое мощное влияние на Дарвина оказали труды Мальтуса - идеологическое учение, объясняющее социальные бедствия, порожденные индустриализацией в условиях капиталистической экономики /Социальные бедствия и массовые страдания, которые сопровождали индустриальную революцию в Англии и вообще на Западе – эмпирический факт, отраженный в «структурах повседневности» (Ф. Бродель). Революционный переход к новой формации, даже открывающий простор для развития производительных сил, сопровождается насильственным разрушением структур жизнеустройства массы населения. Но объяснение и оправдание этих бедствий вырабатывается идеологами на основе господствующего в правящей элите мировоззрения. Конкретно в Англии, как говорят, «социал-дарвинизм возник раньше дарвинизма»./.
В начале XIX в. Мальтус был в Англии одним из наиболее читаемых и обсуждаемых автором и выражал «стиль мышления» того времени. Представив как необходимый закон общества борьбу за существование, в которой уничтожаются «бедные и неспособные» и выживают наиболее приспособленные, Мальтус дал Дарвину вторую центральную метафору его теории эволюции - «борьбу за существование» [21].

Научное понятие, приложенное к дикой природе, пришло из идеологии, оправдывающей поведение людей в обществе. А уже из биологии вернулось в идеологию, снабженное ярлыком научности. Историк дарвинизма Дж. Говард пишет: «После Дарвина мыслители периодически возвращались к выведению абсолютных этических принципов из эволюционной теории. В английском обществе позднего викторианского периода и особенно в Америке стала общепринятой особенно зверская форма оправдания социального порядка, социал-дарвинизм, под лозунгом Г.Спенсера «выживание наиболее способных». Закон эволюции был интерпретирован в том смысле, что победа более сильного является необходимым условием прогресса» (см. [22]).

Как только в России был взят курс на построение буржуазного общества, в общественное сознание также стали внедряться, через СМИ, систему образования и художественные произведения, биологизаторские представления о человеческом обществе. Эта программа была форсированной и быстро вовлекла в себя даже ту часть идеологизированных ученых, которые в своей узкой области этот подход отвергают. Так, Директор Института этнологии и антропологии РАН В.А. Тишков, в 1992 г. бывший Председателем Госкомитета по делам национальностей в ранге министра, в интервью в 1994 г. утверждает: «Общество - это часть живой природы. Как и во всей живой природе, в человеческих сообществах существует доминирование, неравенство, состязательность, и это есть жизнь общества. Социальное равенство - это утопия и социальная смерть общества» [23]. Этот идеологический тезис, в котором натурализация общества доведена до гротеска, примечателен тем, что в этнологии, специалистом в которой и является В.А. Тишков, он отвергает примордиализм.

Примордиалистов разделяют на два направления: социобиологическое и эволюционно-историческое.

С точки зрения социобиологии этнос есть сообщество особей, основанное на биологических закономерностях, преобразованных в социальные. Биологический примордиализм был характерен для романтической немецкой философии с ее мифом «крови и почвы», от нее он был унаследован и основоположниками учения марксизма. Как считает В. Малахов, среди серьёзных учёных примордиалистов такого рода «в настоящее время очень немного» и столь примитивный примордиализм «давно уже стал пугалом для критики» [24].

Тем не менее, миф крови время от времени реанимируется даже в среде элитарных интеллектуалов. Так, историк и политолог, эксперт «Горбачев-фонда» В. Д. Соловей пишет: «Русскость — не культура, не религия, не язык, не самосознание. Русскость — это кровь, кровь как носитель социальных инстинктов восприятия и действия. Кровь (или биологическая русскость) составляет стержень, к которому тяготеют внешние проявления русскости» [25, с. 306].

В. Д. Соловей изобретает доктрину, совершенно противоречащую традиционным русским представлениям. В.В. Кожинов в статье «Русская идея» в журнале «Диалог» пишет: «Традиция самоопределять себя не по крови, а по культуре и государственной принадлежности дала на Руси поразительные примеры. Возьмем две такие грандиозные фигуры ХVII века, как патриарх Никон и идеолог старообрядчества протопоп Аввакум. И тот, и другой были чистокровными мордвинами, но относили себя к русским – так же, как русским считал себя грузин князь Багратион – один из славнейших героев Отечественной войны 1812 года… Князь Игорь, о котором идет речь в «Слове о полку Игореве», был на три четверти половец и, конечно же, говорил в детстве на половецком языке, потому что мать и бабушка его были половчанками… В жизни все было сложнее, чем на картине Ильи Глазунова, где с одной стороны мы видим белокурого русского князя Игоря, а с другой – его противника косоглазого половца».

С.Н. Булгаков видит в «мифе крови» отзвуки ветхозаветных представлений об этничности. Он пишет: «Субстратом расы, как многоединства, для ра¬сизма является кровь. Основное учение именно Ветхого Завета о том, что в крови душа животных (почему и возбраняется ее вкушение), в известном смысле созвучно идее расизма. Раса мыслится не просто как коллектив, но как некая биологическая сущность, имманентная роду» [26].

Булгаков пытается дать богословское доказательство ложности сведения этничности к биологическим различиям (различиям «крови»). Он пишет далее в своем трактате: «Допустим ли и в какой мере национализм в христианстве? Что есть народность?.. Библейской антрополо¬гии, как ветхо- так и новозаветной неустранимо свойственна эта идея многообразия человечества, не только как факт, но и как принцип… Однако, это не только не представляет противоположности единству челове¬ческого рода, но его раскрытие и подтверждение: не множественность кровей и их «мифа», как это следует согласно доктрине расизма, раздробляющей челове¬чество на многие части и тем упраздняющей самую его идею, но именно обратное: единство человеческого рода, как единство человеческой крови. Это прямо выражено в одном из самых торжественных апостоль¬ских свидетельств, - в речи ап. Павла в афинском Ареопаге, этом духовном центре язычества: «от одной крови Бог произвел весь род человеческий для обита¬ния по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию» (Д. Ап. XVII, 26) [там же].

Представители эволюционно-исторического направления в примордиализме рассматривают этнос скорее как общность, в которой взаимная привязанность достигается воздействием социальных условий, а не ходом биологического развития, но закрепляется жёстко. Один из основателей этого направления Э. Смит определяет этнос как «общность людей, имеющих имя, разделяющую мифы о предках, имеющую совместную историю и культуру, ассоциированную со специфической территорией, и обладающую чувством солидарности».

В своей радикальной форме примордиализм трактует «этнос как биосоциальное явление, соединяющее естественную природу с обществом». При этом указывают на тот факт, что общности, из которых возникают этносы - род и племя – представляли собой «расширенные семьи», продукт развития кровнородственных связей. Отсюда следовало, что этнос - кровнородственное сообщество и потому соединяющие его связи имеют биологическую природу /Строго говоря, отношения рода вообще лежат в плоскости иного уровня, нежели этнические. Для этноса характерна эндогамия и сохранение культурной целостности. Напротив, основная функция рода – смешение (как биологическое, так и культурное). Здесь законом является экзогамия. Как пишет Ю.В. Бромлей, «в этом смысле род – фактически антипод этнических общностей, так сказать, «антиэтнос» [14, с. 265]./.

Против такой трактовки есть сильный фактический довод: далеко не все народы прошли в своем развитии через этап родового деления. Л.Н. Гумилев приводит большой перечень таких народов и делает вывод: «Многие этносы делятся на племена и роды. Можно ли считать это деление обязательной принадлежностью этноса или хотя бы первичной стадией его образования или, наконец, формой коллектива, предшествовавшей появлению самого этноса? Имеющийся в нашем распоряжении достоверный материал позволяет ответить - нет!» [27, с. 79].

Он приводит случаи, когда этническая общность очевидно соединялась независимо от развития кровнородственных связей: «Случается, что религиозная секта объединяет единомышленников, которые, как, например, сикхи в Индии, сливаются в этнос, и тогда происхождение особей, инкорпорированных общиной, не принимается во внимание» [27, с. 78] /В эволюции этнического самосознания у древних греков и китайцев представление об общности происхождения господствовало лишь на ранних стадиях становления народности, а потом и греки, и китайцы стали считать, что они соединены культурой./.
5 комментариев or Оставить комментарий
Comments
atrey From: atrey Date: Февраль, 4, 2008 22:54 (UTC) (Ссылка)
"нации являются конструкциями историческими, но все виды национализма, включая и культурный, склонны рассматривать нации в качестве естественных или, по крайней мере, очень древних коллективов"

очень много оговорок("склонны","по крайней мере", "очень"), так что непонятно- утверждается ли тут что-то содержательное, или просто так слова.

По-моему кто-то решил облегчить себе задачу, выведя карикатурный образ националиста "всех видов",
полагающего, что его нация неизменно существует с Адамовых времен, и она была неизменно украинской(или какой-то соотвественно иной,но также неизменной (:-)).

В действительности вполне возможен "национализм", рассматривающий нации как недавнее образование, которому предшествовали просто иные типы общностей, но связанные именно только с этими нациями, а с другими не связанные.

аналогия тут может быть с родом.
скажем я считаю, что мой род в настоящее время имеет некую определенную фамилию. Из этого отнюдь не вытекает, что предки мои тоже все имеют такую же фамилию. Они могут иметь (как мы знаем),и другую,но также вполне определенную фамилию, а предки предков- третью, также вполне определенную фамилию.

То есть из того факта, что националист признает определенный специфический путь исторического развития, приведший к возникновению его нации,
(отличный от путей развития, приведших к возникновению иных наций), совершенно не вытекает, что он полагает, что де - его нация всегда существовала.
Нет, он понимает, что не всегда она существовала.
Но была определенная генетическая траектория развития общностей, приведшая именно к этой нации.
Соотвественно к другим нациям првели другие генетические траектории развития.

К примеру арлезианцы(жители района Арля в южной Франции) некоторыми считаются самыми прямыми потомками античных римлян. Даже более прямыми, чем современные итальянцы.То есть сейчас это субэтнос в нации французов. А были когда-то,ещё до формирования наций - римлянами.

Никто не говорит, что арлезианцы всегда были французами, а говорят только то, что они обладают своей специфической исторической "траекторией превращения", отличающейся от других "траекторий превращения" других народов.
kurdakov From: kurdakov Date: Февраль, 5, 2008 09:14 (UTC) (Ссылка)
прикиньте - на вашу голову ученые научились расшифровывать геном человека.

И что же дают исследования генома ?

Есть такое понятие - генетическая дистанция. Так вот генетическая дистанция между мордвинами и русскими - очень маленькая ( и , к слову сказать, с неграми большая ) ( я бы еще добавил, что Кавалли Сфорцза показал, что русские относятся к группе северных европейцев ( наряду с немцами, поляками и англичанами - мы все очень генетически близки )).

Отрицать генетическую близость реально очень сложно - она дана нам в ощущения через исследования :) По этим исследованиям, например, видно - в какой стадии близости находятся, например, татары и русские. Оказывается в очень близкой. У татар лишь больше доли генотипа тюркских кочевников, а у русских есть еще кровь скандинавов ( которой у татаров нет ). А так - почти родственники ;)

И в силу того, что стоимость генотеста на свою этническую принадлежность уже сейчас составляет порядка 300 долл ( 150 по материнской линии 150 по отцовской ) и бума желающих узнать - как бы вы ни пытались - знание о генетическом родстве будет шириться.

Однако - цивилизация развивается хехе
kurdakov From: kurdakov Date: Февраль, 5, 2008 16:12 (UTC) (Ссылка)
кстати, можете поучаствовать, так сказать, получите представление о том, как это - узнать о своих генетических маркерах

http://www.familytreedna.com/ftdna_genographic.html
From: khlobustov Date: Февраль, 7, 2008 09:04 (UTC) (Ссылка)

О "реабилитации" классового подхода

В 1848 году появился документ, до сего дня вызывающий жаркие споры и дискуссии в мире, подчас переходящие в жаркие потасовки.... Речь идет об изветсном "Манифесте коммунистической партии" Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Как известно, с некоторых недавних пор "классовый" подход стал не "модным", "скомпрометированным" в общественном сознании и чуть ли не был объявлен лже-научным усилиями "борцов с коммунизмом", вот уже почти 160 лет ведущих с ним последовательную борьбу...... А заодно с ним - и само понятие "социальных классов".
Зададимся однако вопросом, а насколько обоснованным является скоропалительное "расставание" с классами? Для этого обратимся к некоторым современным ПОПУЛЯРНЫМ источникам по этому вопросу.
"Классы общественные - относительно устойчивые большие социальные группы (например, крестьянство, рабочий класс, буржуазия, средний класс). Концепция классов получила распротсранение в 19 в. (К.А.Сен-Симон, О. Террье, Ф.Гизо - Франция, и др.). К маркс и Ф.Энгельс связывали существование классов с определенным способом производства, считая борьбу классов движущей силой истории. В современной социологии выдвигаются разные критерии деления общества на классы и другие социальные группы" (См. Социальная стратификация, Статус социальный)" = Новый иллюстрированный энциклопедический словарь. М., 2005, с. 338.
Британская энциклопедия Хатчинсон, вышедшая уже на рубеже XXI века, пишет по этому поводу:
"Классы в социологии - основная категория социальной стратификации, базирующаяся на экономических и профессиональных факторах, но также соотносящаяся с образом жизни человека и сознанием принадлежности к определенной группе. В общественных науках понятие классов как выполняло описательную роль, так и служило основой теорий об индустриальном обществе. В классовых теориях такое разделение в обществе может быть как источником стабильности (Э. Дюркгейм), или социального конфликта" (К. Маркс). В России эта энциклопедия была выпущена под "псевдонимом" Новый большой иллюстрированный энциклопедический словарь (М., 2004, с. 445).
Английские авторы той же энциклопедии Хатчинсон отмечали: "Марксизм - философская система, развитая в XIX в. немецкими социальными теоретикам К.Марксом и Ф.Энгельсом, известная также под названием диалектического материализма, которой материя дает толчок сознанию (в чем и заключается материализм), при этом все имеет тенденцию к изменению (диалектика). ... марксизм зарекомендовал себя как исключительно мощная, хотя и оспариваемая теория в современной истории, снискавшая себе как горячих сторонников, так и противников"(там же, с. 586).
В отличие от британских коллег отечественные авторы Нового иллюстрированного энциклопедического словаря ( М., 2005, с. 434) характеризуют марксизм как философское, экономическое и политическое учение. Общество в М. рассматривается как организм, в структуре которого производительные силы определяют производственные отношения, формы собственности, которые, в свою очередь, обусловливают классовую структуру общества, политику, государство, право, мораль, философию, религию, искусство. Взаимодействие этих сфер образует формации общественно-экономические, смена которых определяет процесс поступательного движения общества.

Марксизм стал важной вехой в развитии социальной мысли XIX в. В то же время в нем абсолютизируется роль социальных антагонизмов, классовой борьбы и насилия, отрицается возможность прогрессивной эволюции... После Октябрьской революции в России марксизм стал господствующей идеологией, подвергся догматизации и вульгаризации, и был поставлен на службу коммунистическому тоталитаризму.....".
Изложив данные подходы к трактовке места марксизма в истории человеческой мысли, мы предоставляем читателям делать самостоятельные выводы. За одним исключением: в образовательных школах России объективное изложение основ марксистского учения подменяется его огульной критикой как "заблуждения на пути человеческой цивилизации", что явно не соответствует процитированным нами взглядам.....
Олег Хлобустов
skurlatov From: skurlatov Date: Февраль, 8, 2008 00:35 (UTC) (Ссылка)
Эта тематика была подробно и фактически исчерпывающе рассмотрена в книге -Таболина Т.В. Этническая проблематика в современной американской науке. Критический обзор основных этносоциологических концепций. М.: Наука, 1985. Этнос (народ) недопустимо путать с нацией. Этнос (народ) - природно-культурная общность, а нация - социально-историческое образование, присущее буржуазному обществу и возникшее сначала на Западе уже в Новое Время. Нет ни феодальных, ни социалистических наций. В странах, в которых пока не доминирует национальный капитал, еще не взрастились нации и естественны всплески этнозоологизма - в частности, в РФ, где доминирует компрадорский капитал в базисе и неофеодализм в надстройке. Примеры молодых наций Востока - сначала возникла японская нация в горниле Революции Мэдзи в 1864-1868 годах, и ядром её выступила дюжина вестернизированно-пробуржуазных молодых самураев типа наших декабристов, затем 28 декабря 1885 года в Бомбее учредился Индийский Национальный Конгресс, а 20 августа 1905 года Сунь Ятсен в Токио вместе с дюжиной единомышленников учредил китайскую нацию в виде Китайского революционного объединенного союза “Чжунхуа гэмин тунмэнхуэй”, который после победы буржуазно-демократической Синхайской революции преобразовался в Нициональную партию Гоминдан. Из совсем молодых наций можно назвать сингапурскую и малайзийскую. Правило - в ареале обитания одного этноса может возникнуть сколько угодно наций (немецкая, австрийская, швейцарская, люксенбургская, лихтенштейновская и т.д.), а в одной нации могут компаньонствовать граждане самого разного этнического происхождения (швейцарская нация, американская, канадская, австралийская, южноафриканская, бразильская, малайзийская, индийская и т.д. - почти все).
5 комментариев or Оставить комментарий