sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Categories:

Христиане на Майдане

4 февраля на сайте ЦУПа был опубликован видеоблог О.В. Куропаткиной «Позиции христианских церквей в украинском конфликте». Имеется в виду нынешнее гражданское столкновение, спровоцированное расхождениями по вопросу о соглашении об ассоциации Украины к ЕС (http://problemanalysis.ru/mission/video/beseda/beseda_1027.html).

Как обычно, О.В. Куропаткина изложила сложный материал сжато, ясно и объективно, избегая давать оценки. Но мы, исходя из этого беспристрастного репортажа, можем в наших комментариях сделать свои субъективные суждения, хотя и осторожно. Мы не будем касаться слов и дел церквей (и верующих), относящихся к сугубо религиозным вопросам. Однако Церковь есть одновременно важный институт, оказывающий на общество культурное, нравственное и политическое воздействие. Об этом воздействии граждане и общественные группы имеют право высказать свои суждения. Думаю, отсутствие такого диалога было бы не на пользу никакой церкви.

Будем говорить о совершенно конкретном и узком вопросе – о заявлениях и декларациях групп верующих и некоторых религиозных организаций относительно нынешнего политического противостояния двух общностей, которое происходит в основном в Киеве.

Не будем давать оценки мотивам двух общностей украинцев – одни хотят «ассоциации с Европой», а другие – не хотят. Это их дело и их политический конфликт. Мы этого не касаемся. Но когда религиозные организации делают политические заявления (по выражению Достоевского, «берут в руки меч кесаря»), и неверующие имеют право высказать свое мнение.


Итак, следуем докладу О.В. Куропаткиной. Всеукраинский Совет Церквей поддержал заключение «соглашения об ассоциации», ссылаясь не на экономические резоны, а потому, что государства ЕС – истинные христиане, не то что Россия. Ну и ладно, хотя вопрос спорный! Но ведь выбор между «ассоциации с ЕС» или с Таможенным союзом – проблема политическая, причем стратегическая! Выбор запустит целый ряд необратимых процессов. По-моему, лучше было бы Церквям и их Всеукраинскому Совету не политизировать свои позиции ­ – не стоит эта «ассоциация» столь высокой цены, которую еще и подсчитать трудно.

Для нас важнее не интриги Европы, а те формы, в которые ее политтехнологи помогают своим местным ученикам вливать энергию гражданских конфликтов в постсоветских странах. Сейчас на Украине поставлен сценарий сравнительно мягкий – не триллера, как в Ливии, а «ненасильственной революции». Эта поделка прикладного постмодерна уже хорошо изучена, успешно использована в десятке стран и еще работает. Она известна, думаю, всем на Украине, книга Дж. Шарпа «От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения» рекламировалась два года.
Рекламировалась революция «ненасильственная», но всем известно, что во всех этих революциях под овечьей шкурой ненасилия всегда сидел волк организованного насилия. Небольшой такой волк, вроде хулигана, которого в старые время посылали на дорогу с просьбой «дяденька, дай закурить и пять рублей» – а потом уж из кустов выходил амбал, возмущенный, что обижают ребенка. Сейчас, если обидеть маленького волка, можно получить несколько сот «томагавков» от Европы или США.
Насколько можно верить телевидению и прессе, в Киеве под толстым слоем демократической овчины «патриотов НАТО» в этот раз сидит волк уже среднего размера. Амбал из-за кустов не выйдет, будет плакать и заламывать руки на расстоянии – это уже не Сербия, не Грузия и даже не Ливия.
Как же отреагировали на этот стереотипный спектакль Церкви, которые перечислены в докладе О.В. Куропаткиной? Прослушав доклад три раза, я вывожу, что практически все они в своих обращениях и воззваниях потребовали «от обеих сторон не допускать насилия». Кто-то даже модернизировал заповедь: «Не убий! Это значит – никакого насилия!»
Что означают эти воззвания? Означает, что все эти Церкви потребовали от государственной власти: «Не мешайте проводить ненасильственную революцию!» Это значит, они (возможно, бессознательно) выступили на стороне этой новой революции.
Сейчас удивляют события не в Киеве, а в головах нашего постсоветского населения, в том числе в Москве. Очень мало кого удивило требование «от обеих сторон» не допускать насилия. Разве обе стороны равноценны? Разве статус государства и мятежной толпы не ставит их в совершенно разное положение относительно права на насилие? Одинаковое требование к этим двум сущностям противоречит самой сердцевине государственного права. Государство отличается от множества других общественных и политических институтов одним-единственным правом и обязанностью – в случае беспорядков применять насилие, организованное в форме учреждения (полиции, армии, служб типа КГБ).
Рациональным и законным (хотя и необычным для Церкви - это гипотетически) был бы призыв: «Уважаемые демонстранты Майдана и поклонники Европы! Не применяйте насилия, подчиняйтесь закону и властям! Уважаемое государство! Немедленно пресекайте насилие, применяемое толпой и неформальными организациями! В случае неподчинения примените законное насилие. Ни в коем случае не выпускайте из рук монополию на это насилие!»
Любая центристская политическая сила лишь увеличила бы свой авторитет, если бы сказала такое слово, независимо от своих симпатий и антипатий. А предъявленное требование Церквей – это ультиматум государству «сложить оружие» перед мятежниками. И что было бы дальше?
Организованные группы с Майдана захватывали государственные здания, в том числе министерства. Они совершенно открыто объявили своей целью государственный переворот. И, видя все воочию, Церкви и их ассоциации требуют от власти отказаться от использования главного в сложившейся ситуации инструмента – легитимного насилия! Заранее зная, что после этого будет произведен именно государственный переворот – ведь вожди Майдана ни словом не показали, что от этой цели отказываются. Таким образом, Церкви не стали умиротворяющими арбитрами, они требуют от государства капитуляции.
21-24 января монахи, расположившись на «нейтральной полосе», молитвами не допускали действий противостоящих сторон – с одной стороны толпу, с другой милицию. Не давали ни этим, ни тем применять насилие. Боевики с Майдана даже обещали, что пока монахи стоят перед ними в рясах, они не будут бросать в милиционеров камни. Да, здесь не будут. Но монахи не пришли защитить от насилия министерства и другие государственные здания. Почему? Ведь в них ворвались силой, разломав двери и сметая охрану.
Показательно отношение церквей к свержению памятника Ленину. Очевидно, что это – акт вандализма, совершенный демонстративно, в столице страны, в современном европейском городе. И политика здесь несущественна – это акт демонстративного презрения к порядку. Ведь с 1991 года стоял себе этот памятник, и бывшие там в 2005 г. бандеровцы не стали его разрушать.
Трудно было ожидать от религиозных общин и церковных организаций публичного одобрения этого акта. Но ведь одобрили! При этом одобрение оправдывалось не возбуждением революционной толпы, а прямо-таки богословским аргументом: «Не сотвори себе кумира!» Это уже смахивает на фарисейство – ведь никто из этих верующих и клириков не призвал одновременно разрушать другие статуи и кумиры, которыми полон Киев.
Удивило рассуждение некоего епископа, который объяснил благостность свержения памятника Ленину тем, что это – «коммунистический Перун». Ведь его слова показывают, что он как религиозный пастырь, сознательно одобряет публичное разрушение культового сооружения другой религии, которое дорого значительной части народа Украины. Это «коммунистический Перун» ­– круши святыни язычников! Епископ одобрил очевидное преступление, в том числе против свободы совести.
Кстати, и церковь, оставшаяся в лоне Московского патриархата, тоже одобрила этот вандализм (хотя и «сдержанно») и посоветовала на освободившемся месте поставить памятник великомученице Варваре (все-таки, она не кумир и не Перун!) или крест – он, конечно, после этого всех объединит и примирит. Товарищи и господа, куда мы катимся…
Судя по докладу, в религиозных общинах и печати в Киеве утвердился тезис, который мне кажется предельно странным: «Церковь – часть своего народа» (или «Церковь – со своим народом»). Не с Богом, а с народом! При всей его изменчивости. При этом народом считается именно общность, собравшаяся на Майдане, и она в сфере нравственности – ориентир для Церкви, как выразились некоторые религиозные общности.
Я в богословии профан, но, исходя из здравого смысла и из того, что я с детства слышал, мне все это кажется большой ошибкой. Считается, что иудейство – религия одного – «избранного» – народа. Но христианство – религия всечеловеческая. Христос принес свою жертву во спасение всех людей, и религия его – для всех. А значит, Церковь его – тоже для всех, а не «часть украинского народа». Народы живут на земле, а царство Божье ­– «не от мира сего». Понятно, что священнослужители – граждане своих стран и «часть своего народа», но именно как граждане, а не как Церковь, представитель Бога. За земные дела мы сами отвечаем.
Но даже если в этом я ошибаюсь – как Церковь может утверждать, что она – «со своим народом» в моменты, когда народ расколот? Жители Львова хотят в Европу и едут в Киев кидать бутылки с зажигательной смесью и громить министерства, а шахтеры Донбасса пряников от Европы не ждут и считают, что надежнее (хотя, возможно, и без пряников) пережить Смуту вместе с Россией и Беларусью. Кого Церковь считает «своим народом»? К чему эти заявления? Ведь уже не до шуток.
Среди верующих на Майдане часто используется такая библейская аллегория: «Отпусти народ мой!» Но ассоциация Исхода с положением на Майдане очевидно ложная! Эти проповедники уподобляют украинский народ евреям, которые томились в рабстве в Египте. Их пророк и вождь Моисей время от времени ходил к фараону и просил: «Отпусти народ мой!» – уйти из Египта в землю обетованную. Поскольку фараон отказывал, Бог навел на Египет, одно за другим, десять великих бедствий (десять казней египетских). Десятая, самая страшная казнь была такой: Бог обошел все жилища в Египте и в каждом умертвил первенцев (старших сыновей), от человека до скота. Но евреев не тронул – Моисей научил сделать на воротах знак. Поднялся плач в Египте, и евреев отпустили. По совету Моисея евреи обошли дома египтян и просили ценных вещей – «и обобрали египтян». Сложная библейская история. Как же ее приспособили к Майдану?
Жестокий фараон, держащий в рабстве чужой народ и не отпускающий его ­– это Янукович. Но разве «народ Майдана» просит фараона их отпустить? Нет, он пытается свергнуть этого фараона и посадить другого.
Он просит отпустить их в землю Ханаанскую, чтобы создать там свое государство? Нет, их земля обетованная – ЕС – плотно набита европейцами. ЕС не допустит наплыва «украинцев с Майдана», тем более не даст им устроить свое государство. Подумали бы, куда они хотят уйти с Украины, куда их отпускать?
Кто такие «египтяне»? Видимо, Восточная Украина (некоторые машут и на Россию, подобно Ноздреву – «все вон до того леса мое, и все за лесом тоже мое»). Неужели кто-то хочет для жителей левобережной Украины «казней египетских»? Даже мечта «обобрать донецких» совершенно нереализуема, там и без Майдана управятся.
Нельзя такие аллегории пускать в ход! Это профанация Ветхого завета. Майдан, где ходят такие притчи и сравнения, выглядит убого.
Все это вызывает страшную тоску. Кто и как будет возрождать логичное мышление, чуткость и нормальные человеческие отношения? Огромная, современная, развитая страна – и вот…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments