sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Животноводство

После перестройки животноводство понесло еще более тяжелый урон, чем растениеводство. Как и в промышленности, в ходе радикальной реформы сильнее пострадало производство более высокого уровня передела. И если в растениеводстве к началу 2010-х восстановлен и даже несколько превышен дореформенный уровень производства, то в животноводстве пока достигнут только уровень конца 1960-х (а падение было на уровень конца 1950-х). В 1990 г. в хозяйствах всех категорий в продукции сельского хозяйства 37 % (в действующих ценах) приходилось на растениеводство и 63% — на животноводство. Уже в 1995 г. пропорция стала такой: 53% растениеводство и 47% животноводство. В 2000 г. продукция животноводства по стоимости составляла 47%, в 2005 г. — 51%, в 2010 г. — 54%, в 2012 г. — 51%, в 2013 г. — 47%.

Таким образом, сама структура сельского хозяйства страны сильно изменилась, и характер этих изменений регрессивный. В 2006 г. в РФ было импортировано продовольствия и сельскохозяйственного сырья (без текстильного сырья и без рыбы) на 12 млрд долларов. Более трети этой суммы (4,5 млрд долл.) пошла в уплату за продукты животноводства (мясные и молочные продукты). В 2012 г. импортировано сельхозтоваров и сырья на 40,4 млрд долл., из них мясных и молочных продуктов на 7,4 млрд долл.




Основной базой производства продуктов животноводства является поголовье скота и птицы. Количество скота и птицы — первый абсолютный показатель состояния отрасли. Другой фактор — продуктивность скота и птицы — не испытывает столь сильных колебаний, как урожайность, поскольку меньше подвержен влиянию погодных условий.

Важнейшим показателем развития животноводства является поголовье крупного рогатого скота и, в частности, коров. Это база для производства главных продуктов — мяса и молока.

Динамика изменения поголовья крупного рогатого скота в РСФСР и РФ дает красноречивую картину развития большой отрасли отечественного сельского хозяйства в длительном историческом диапазоне и наглядно отражает воздействие рыночной реформы:



На этом графике отражены драматические периоды нашей истории в ХХ веке. Все крупные социальные изменения сразу сказывались на животноводстве. Мы видим спад поголовья в результате I Мировой и Гражданской войн, его восстановление, с существенным приростом, в годы нэпа, затем катастрофический спад в первые годы коллективизации — с 37,6 млн голов в 1928 г. до 21,4 млн в 1933 г. — и очень быстрое восстановление поголовья при изменении устава колхозов — с одновременным укреплением подворий.

Затем наблюдается новый спад поголовья в результате Великой Отечественной войны и потом, с небольшой заминкой в 1953–1954 гг., неуклонный рост до уровня свыше 60 млн голов в 1980-е годы.

То, что произошло с животноводством в ходе реформы после 1990 г., не имеет прецедентов в истории — мы в течение 15 лет наблюдали безостановочное и быстрое сокращение поголовья — в том же темпе, как за 4 года коллективизации, с той лишь разницей, что нет спасительного изменения и признаков роста. Резкое падение замедлилось лишь в 2005 г.

Поголовье скота упало за годы реформы почти в три раза — на 37 млн голов, без войны и стихийных бедствий. Мы имеем сейчас крупного рогатого скота существенно меньше, чем в 1916 г. и даже чем в 1923 г. — после того как страна пережила 9 лет тяжелейших войн (Ссылки на то, что в 1980-е годы в США тоже произошло сокращение поголовья крупного рогатого скота, несостоятельны, так как природа этого процесса в РФ и США различна. В США в ходе модернизации животноводства был сделан упор на интенсивность производства и резко повышена продуктивность скота. В РФ в ходе реформы сокращение поголовья происходило параллельно с технологическим регрессом и снижением продуктивности). К 2013 г. поголовье крупного рогатого скота стало даже меньше, чем в перегибы коллективизации — по-видимому, по этому показателю «пробит» исторический минимум за весь ХХ век.

Надо подчеркнуть важное обстоятельство, которое обычно упускается из виду. Сегодня в новой России меньше скота, чем в советской в 1923 г., а население (значит, и число потребителей продуктов животноводства) с тех пор увеличилось почти в полтора раза.  Таким образом, в расчете на душу населения тот удар, который реформа нанесла по животноводству, гораздо тяжелее, чем можно судить по уровню поголовья скота. В 1970-х годов РСФСР вышла на стабильный уровень выше 40 голов крупного рогатого  на 100 чел. населения. За годы реформы к 2013 г. этот показатель упал в 2,7 раза до 14 голов/100 чел.

Отдельно следует выделить число коров на душу населения. В 1996–1997 гг. Россия перешла рубеж, какого, похоже, даже в войну не переходила, — у нас стало меньше одной коровы на 10 человек.



Перед реформой, в 1990 г., в РСФСР было почти 14 коров на 100 человек, в 2000 г. уже осталось 9 коров на 100 чел. населения, а в 2012-2013 гг. — 6 коров.

Динамика поголовья свиней испытывает более резкие колебания — хозяйства легче «сбрасывают» поголовье свиней при изменении конъюнктуры и быстрее наращивают его, когда положение улучшается. После войны в РСФСР свиноводство быстро развивалось — с очень низкого (4,1 млн голов) послевоенного уровня до стабильного уровня в 40 млн голов в конце 1980-х годов. В результате реформы к 2004 г. поголовье упало до 13,7 млн голов — как в начале 1950-х. Существенного роста пока не наблюдается, в 2013 г. было 19,2 млн голов, как в середине 1950-х.



Больше всего от реформы пострадало овцеводство. Поголовье овец и коз с 1958 г. по 1990 г. поддерживалось на уровне более 60 млн., поднимаясь иногда до уровня 67–68 млн голов. С началом реформы оно стало снижаться, упав от максимальных значений почти в 5 раз — в 1999 г. в РФ оставалось всего 14,8 млн овец — по-видимому, исторический минимум ХХ века. На рубеже 2000-х поголовье овец и коз стало даже меньшим, чем поголовье свиней (в 1990 г. наоборот оно было в 1,5 раза большим). Затем поголовье несколько приросло. В 2013 г. в РФ было 23,8 млн овец и коз — пока еще меньше, чем в 1934 г.

Крупной отраслью в сельском хозяйстве РСФСР стало птицеводство, которое в большой своей части приобрело промышленный, интенсивный характер и стало базироваться на довольно высоких технологиях.

Поголовье птицы быстро росло в послевоенный период, что, наряду с молочным животноводством, позволило решить в стране проблему обеспечения животным белком (в виде яиц и мяса бройлеров).



В результате самых первых шагов реформы поголовье птицы, особенно на современных птицефабриках, зависящих от бесперебойных поставок сложных комбикормов, пришлось резко сократить. На 1 января 1991 г. в РСФСР было 660 млн голов птицы, а в 1999–2003 гг. ее поголовье находилось уже на уровне около 340–350 млн голов. В начале 2010-х поголовье птицы составляло чуть менее 500 млн голов — это уровень середины-конца 1970-х.

Больше всего пострадало поголовье в сельскохозяйственных предприятиях, то есть в наиболее продуктивной категории хозяйств. Здесь поголовье птицы к 2000 г. сократилось в 2,3 раза. Но за это же время сократилось в 1,5 раза и количество птицы на подворьях населения, а фермеры практически не занимаются птицеводством (в 2000 г. они содержали всего 0,6% общего поголовья птицы в РФ, в 2010 г. — 1%, в 2013 г. — 1,5%).

Упомянем еще специфический вид животноводства, играющий, однако, жизненно важную роль для народов Севера России — оленеводство. В начале 1990-х годов (на 1 января 1991 г.) в РСФСР имелось 2,26 млн голов оленей. В 2000 г. их осталось 1,2 млн. Для некоторых регионов резкое сокращение поголовья оленей означало экономическую и социальную катастрофу. Например, в Чукотском автономном округе оленеводство было важнейшей отраслью хозяйства, и здесь в 1991 г. имелась 491 тыс. голов оленей. В результате реформы к 2000 г. насчитывалось лишь 103,5 тыс. голов — почти в пять раз меньше. В 2012 г. поголовье северных оленей составляло 1,6 млн голов.


http://problemanalysis.ru/white-book/wbook_22.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments