sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Category:

Продолжение темы "экономика"

23. Следующий параграф – «Производство – основа экономики».

Сначала авторы углубляются в историю, но странным и нелогичным способом: «Продукт превращался в товар при определенных исторических условиях. Сначала произошло хозяйственное обособление людей при изготовлении какого-либо продукта, затем появилась необходимость в обмене между производителями продукции результатами их труда. Так возникло товарное производство».
Почему изложение важного понятия производства начинается с очень недавнего явления – превращения продукта в товар? И зачем сразу напускается туман – «при определенных исторических условиях»? Ведь никакого объяснения сути этих исторических условий при этом не дается. Неужели авторы всерьез считают, что «необходимость в обмене между производителями продукции результатами их труда» породила «товарное производство»?

Товарное производство – это такой вид организации, при котором все продукты создаются для продажи на рынок. В нем обмен «между производителями продукции» производится посредством купли-продажи. Это записано даже в стандарте ГОСТ Р 51303-99: «Товар — любая вещь, не ограниченная в обороте, свободно отчуждаемая и переходящая от одного лица к другому по договору купли-продажи».
Но купля-продажа – сравнительно недавнее явление, а обмен продуктами возник много тысяч лет назад, при родовом строе, и существует поныне. Оглянитесь вокруг – ведь в любой семье, включая американскую, идет интенсивный обмен «обмен результатами труда» как внутри семьи, так и с родственниками и знакомыми, и это – очень крупная часть экономики. И форм обмена довольно много: прямой продуктообмен, обмен продукта на услугу, безвозмездная взаимопомощь, обмен дарами.
Таким образом, производство и обмен продуктами существовали много тысяч лет до появления «товарного производства», и умолчать об этом – неприемлемая и даже необъяснимая деформация представления об историческом процессе развития общества.
Более того, еще сколько-то тысяч лет до производства основой экономики было изъятие материальных ресурсов жизнеобеспечения непосредственно из природной среды. Сначала это было собирательство и добыча (охота и рыболовство). Очевидно, что это и сегодня составляет существенную часть экономики. Как можно было умолчать об этой «основе экономики»? Ведь через несколько страниц об этом вскользь сказано: «Современные отрасли экономики сформировались в результате длительного исторического процесса: от рыбной ловли и охоты в начале исторического пути человечества и до современного сельского хозяйства, многоотраслевой промышленности». И все! А ведь для многих сельских жителей современной России собирательство ягод, грибов и орехов вновь стало подспорьем их семейной экономики.
Но главное, едва ли не важнейшей основой экономики России сегодня является не производство, а именно добыча – добыча нефти, газа и угля. Разве это не надо объяснить школьникам?
Это тем более важно, что в ходе реформы произошел поворот в сознании, который выразился в языке. Раньше у нас четко разделялись понятия производство и добыча. В производстве человек создает новое, частицу мира культуры. При добыче человек изымает из природы то, что она создала без усилий его рук и ума. Поэтому говорилось «производство стали», но «добыча нефти». Теперь стали говорить «производство нефти». Важнейшее мировоззренческое различение было стерто. Инновационный и сырьевой тип экономики стали почти неразличимы. Это важный регресс культуры.
И вот вывод параграфа: «Постепенно массовое производство товаров на рынок становится предпосылкой развития капитализма и делает товарное производство наиболее прогрессивной формой организации экономической жизни общества».
Мне кажется, что первый тезис ошибочен: не могло возникнуть «массовое производство товаров на рынок» раньше капитализма, здесь телега поставлена впереди лошади. Никакая общественная организация до капитализма не имела внутреннего импульса для экспансии массового производства товаров. Именно возникновение капитализма создало для этого и мотивы, и условия.
Второй тезис («товарное производство есть наиболее прогрессивная форма организации экономической жизни общества») – это тупая идеологическая пропаганда, которой не место в учебнике для 8 класса. Хотя бы сказали авторы, по какому критерию они оценивают организацию экономической жизни общества. Надо бы им пару лет побыть в шкуре безработного, а потом писать учебники. Разумом они, похоже, не охватывают все стороны этой организации.
Тупость этой пропаганды выражается в том, что товарное производство само по себе не существует, это один из винтиков всей машины экономики. Говорить о «прогрессивности» этого отдельного винтика – глупость. Неужели 25 лет нашей жизни при «рынке» авторов не вразумили?
Вообще, по учебнику разбросаны совершенно фантастические утверждения о рыночной экономике. Вот что говорится, о труде на частном предприятии: «С развитием рыночных отношений в обществе на смену общественному и коллективному труду приходит преимущественно частный индивидуальный труд. Значительная часть населения работает не на государственных предприятиях, а в организациях частного типа» (с. 164).
Что значит «индивидуальный труд», который пришел на смену «общественному и коллективному труду»? Как авторы представляют себе завод «частного типа» – там нет разделения труда, что и делает его коллективным? Каким мусором заполняют головы школьников…
Вообще, многословные рассуждения о труде и безработице полны умолчаниями и фальшью. Не нашли авторы слов и логики, чтобы объяснить ученикам сложную и драматическую структуру производственных отношений в капиталистической экономике. Не нашли слов и логики – не надо было вообще трогать эту проблему, дали бы школьникам подрасти еще год-два.

Далее в параграфе идут рассуждения об услугах и делается такая странная вставка:
«Факты. Начало XXI в. характеризуется ускоренным развитием сферы услуг во всем мире. В Западной Европе в этой сфере сегодня работает ~ 2/3 трудоспособного населения. На услуги приходится примерно 50% всех расходов потребителей…
Сфера услуг превращается в главную сферу общественного производства, оказывающую существенное влияние на уровень экономического развития страны и благосостояние населения».
Это похоже на издевательство. В условиях глобализации корпорации отправили промышленные предприятия в Китай, Индию и пр., произвели обширную деиндустриализацию «развитых стран» и лишили массу работников их рабочих мест. Страны побогаче создали симулякры рабочих мест в сфере услуг, рассадили бывших рабочих и инженеров по магазинчикам и барам. В странах победнее безработица взлетела до 25% трудоспособного населения, среди молодежи – до 50%. Какое это оказало «существенное влияние на уровень экономического развития страны и благосостояние населения»? Социальное бедствие и одну из причин глубокого кризиса учебник представляет как благо! Что творится в этом министерстве образования?

24. Коротко затронем параграф «Предпринимательская деятельность».

Это – чисто идеологический раздел, апологетика фигуры капиталистического предпринимателя. О самой сути этой деятельности в других обществах и системах ничего не говорится, хотя великие предприятия создавались и действовали еще в древности без всякого рынка и стяжательства (например, в древнем Египте, Индии и Китае), а еще недавно – в СССР (такие, как С.П. Королев в космической области).
В тексте параграфа приведены цитаты с хвалой предпринимателям, включая цитаты из Адама Смита. Но это уже никуда не годится! Во-первых, предприниматели в Англии – совсем иной культурный тип, нежели, например, в России. Представление предпринимателя как некоего универсального устройства – обман. В Англии предпринимательство формировалось на жесткой мировоззренческой основе – протестантской этике, а в Японии – на конфуцианской этике, совсем иной. А что в России? Почему об этом не сказано?
Во-вторых, Адам Смит предупреждал, что предприниматель – фигура антисоциальная, и он должен жестко контролироваться государством и обществом. Сам Адам Смит исходил из того, что либерализм отвергает «подлую максиму хозяев», которая гласит: «Все для нас и ничего для других».
Вот пара его суждений на эту тему в главном его труде:
– «К предложению об издании какого-либо нового закона или регулирующих правил, относящихся к торговле, которое исходит из этого класса, надо всегда относиться с величайшей осторожностью; его следует принимать только после продолжительного и всестороннего рассмотрения, с чрезвычайно тщательным, но и чрезвычайно подозрительным вниманием. Оно ведь исходит из того класса людей, интересы которых не совпадают с интересами общества, который обычно заинтересован в том, чтобы вводить общество в заблуждение и даже угнетать его, который действительно во многих случаях и вводил его в заблуждение и угнетал».
– «Таковы недостатки духа коммерции. Умы людей сужаются и становятся более неспособными к возвышенным мыслям, образование записывается в разряд чего-то презренного или как минимум незначительного, а героический дух почти полностью сходит на нет. Исправление таких недостатков было бы целью, достойной самого серьезного внимания».
Национальная беда России как раз в том, что созданное в 1990-е годы сословие частных предпринимателей не было сразу зажато в рамки жесткой этики и закона – оно формировалось в обстановку этического нигилизма.
Философ К.А. Свасьян пишет (2012 г.): «После наспех проведенной перестройки… началась пересадка: диковинный эксперимент социал-мичуринцев, вознамерившихся скрестить хоругвь с либертарианством и выращивать протестантские культуры на православном камне веры. Эти начитавшиеся в свое время Макса Вебера шестидесятники ухитрились упустить из виду очевидное: чтобы капитализм возникал из духа аскетической этики, а не из разбоя вчерашних комсомольских выскочек, выскочивших вдруг из своих закрытых партийных кормушек в «закрома родины», потребовалась бы, как минимум, религиозная реформация с заменой православия трансплантатом кальвинизма».
Это, конечно, не нужно читать подросткам, но и промывать их мозги до полного оболванивания – безобразие.

25. Следующее существенное рассуждение в учебнике таково:

«Зачем экономике государство. До XX в. господствовало мнение, что государство должно как можно меньше “править” экономикой. Правда, ему все же отводилась некоторая роль как “попечителя общественного интереса”. Но лишь в двадцатом столетии государство стало рассматриваться не только как важный субъект национальной экономики, но и как один из основных регуляторов экономической жизни общества».
Удивительно, что в учебнике в основном сообщаются идеологические воззрения «некоторых экономистов», а не реальные ситуации. Вот, сказано, что «до XX в. господство¬вало мнение, что государство должно как можно меньше “править” экономикой». В каких кругах «господствовало это мнение», кто и как это выяснил? Ведь это мнение противоречит реальности.
Достаточно указать на известные факты. Государство создало законодательство и силовую систему, которые дали возможность возникнуть и функционировать капиталистической экономике. Государство вело войны, позволившие превратить в колонии Америку, Африку, большую часть Азии и Австралию, затем их ограбить, обеспечив экономику инвестициями, а колонии в Америке и рабами. Государство вело войны, заставившие страны, не ставшие колониями, открыть свои рынки для товаров своих экономик (например, «опиумные войны» против Китая). Государство вело политику жесткого протекционизма (например, чтобы разорить индийских ткачей, английским производителям давались субсидии в размере 40% стоимости их товаров).
Но еще важнее, что государство обуздало «дикий капитализм», который оказался саморазрушающейся системой. Вот что писал К. Поланьи о становлении капитализма в Западной Европе: «Слепая вера в стихийный процесс овладела сознанием масс, а самые “просвещенные” с фанатизмом религиозных сектантов занялись неограниченным и нерегулируемым реформированием общества. Влияние этих процессов на жизнь народов было столь ужасным, что не поддается никакому описанию. В сущности, человеческое общество могло погибнуть, если бы предупредительные контрмеры не ослабили действия этого саморазрушающегося механизма».
М. Буравой, профессор Калифорнийского университета, ныне президент Международной социологической ассоциации, пишет (в 2000 г.): «Если Англия реагировала на рынок активностью общества и регулятивными действиями государства, в России общество полностью отступило перед рынком к примитивным формам экономики. … У Поланьи государство Англии представляет “коллективные интересы”, добиваясь баланса рынка и общества. В России государство похитила финансово-природно-ресурсно-медийная олигархия».
Один из зачинателей институциональной политической экономии Ален Кайе пишет: «Если бы не было Государства-Провидения, относительный социальный мир был бы сметен рыночной логикой абсолютно и незамедлительно».
Это – описания реальности. Но эта реальность не могла бы возникнуть, если бы в странах Запада «господствовало мнение», отвергающее вмешательство государства в экономику.

26. Далее в учебнике поднимается тема социального расслоения населения России в результате реформы. Весь этот раздел меня возмущает. Как неосторожно давать подросткам такую фальшь!
Сказано, например: «Факты. В 2001 г. доходы ниже прожиточного минимума имело 30% населения России, в 2005 г. — 18,4%».
Но социальную обстановку нельзя характеризовать посредством средних величин! В 2001 г. ниже черты бедности опустились 30% населения России в среднем, а в Ивановской обл. ниже этой черты были 68,2% населения. Целый регион переживал социальное бедствие. А в Ингушетии в таком положении были 88% населения. Как можно игнорировать эти факты!
Вот другая справка о расслоении по доходам: «Факты. По данным Федеральной службы статистики, в 2004 г. в России на 10% наиболее обеспеченных россиян пришлось 29,8% общего объема денежных доходов, на долю же 10% наименее обеспеченных — всего 2% доходов. Уровень жизни 60—70% населения России различается незначительно».
Здесь поражает утверждение, что «уровень жизни 60—70% населения России различается незначительно». Иными словами, это – средний класс, образующий толстый однородный по доходам слой между богатыми и бедными. Но ведь это не так! В социологической литературе и в публицистике постоянно обсуждают проблему отсутствия (или малочисленности) среднего класса.
Достаточно посмотреть на две таблицы ежегодника Росстата («Распределение населения по величине среднедушевых денежных доходов» в % и «Распределение общего объема денежных доходов населения» по квинтилям), чтобы убедиться в больших различиях доходов в разных слоях «60—70% населения России». Вторая квинтиль (20% населения) получала в 2004 г. 10,1%, а четвертая – 22,7% всех доходов.
Кроме этого, утверждение о сходстве уровня жизни «60—70% населения» неверно и потому, что «уровень жизни» определяется не только доходами, но и доступностью ко многим социальным благам – состоянием жилища, наличием бытовой техники длительного пользования, близостью учреждений здравоохранения и т.д. Именно с середины 2000-х годов происходило «обеднение без снижения доходов» во второй и третьей квинтилях – из-за износа и выбытия компонентов материального благосостояния, унаследованных от советского времени. Особенно остро встала проблема ветшания и перехода в аварийное состояние жилищного фонда. Первые три квинтили населения не имеют достаточно средств для возмещения выбытия этих благ.
Кроме того, в этом разделе не сказано ни слова о том, что в ходе реформы сформировалось «социальное дно» (нищие, бездомные, беспризорники и уличные проститутки). Величина этого «дна» оценивалась в 2004-2005 гг. в 11 млн. человек. Они не отражены в официальной статистике. Еще есть «придонье» в размере около 5 млн. человек. Они с трудом удерживаются на грани «дна».
Непонятно, зачем в учебнике даются неправдоподобные данные, да к тому же в рубрике «Факты».
Далее говорится: «Разница в заработной плате работников различных отраслей и предприятий тоже может быть достаточно ощутимой. Сравнительно невелики, к примеру, доходы работников государственных предприятий и отраслей, финансируемых из государственного бюджета, например учителей, врачей, научных работников».
И это фальшь! Что значит «разница в заработной плате работников различных отраслей и предприятий тоже может быть достаточно ощутимой»? Заработная плата работников сельского хозяйства в 2001 г. была в 7,1 раз, а у работников образования в 5,1 раз меньше, чем в сфере финансов, кредитования и страхования. Это считается «достаточно ощутимой» разницей!
Далее идет сентенция, которую не только школьник не сможет переварить, но, думаю, и сами авторы не понимают, что они написали: «Неравенство доходов людей изначально обусловлено неодинаковой ценностью и неодинаковым объемом находящихся в их собственности факторов производства.
Чтобы понять значение терминов “ценность” и “объем” применительно к факторам производства, вспомним мудрую детскую сказку “Кот в сапогах”».
Прежде всего, первая фраза легитимирует любую эксплуатацию и любое угнетение (например, рабство). Мол, так изначально устроен мир. Здесь отбрасывается даже та трудовая теория стоимости, которую разработал Локк для легитимации изъятия земли у индейцев Северной Америки. Какое уж тут социальное государство и равенство стартовых возможностей. Доходы изначально обусловлены собственностью!
Но это ложный постулат. Топ-менеджер корпорации может не быть собственником факторов производства, но иметь доход больше чем у собственника и тем более у рабочего, чей труд – важнейший фактор производства. Коррумпированный чиновник тоже не имеет в собственности средства производства, а тайком продает административный ресурс и получает умопомрачительный доход.
И, по-моему, нелепая идея – объяснять разницу доходов с помощью «детской сказки “Кот в сапогах”». Ведь доходы этого кота и его хозяина основаны на умении сожрать людоеда. Если так, то учебник должен научить школьников такому искусству в нынешней России. Вот такое обществознание преподается в школе!
В учебнике констатируется факт глубокого социального расслоения в результате рыночной реформы, но как. Если до этого авторы не скупились на похвалы рынку, вместо того, чтобы объяснить школьникам сложности и риски радикального изменения практически всех государственных и общественных институтов, выводы раздела о «социальной цене» бесстрастны.
Сказано: «На поляризацию доходов населения России оказали серьезное влияние проводимые в 90-х гг. XX в. социально-экономические реформы. Развитие рыночных отношений в экономике привело к спаду производства, закрытию большого числа предприятий. Это лишило заработка тысячи людей… В то же время изменение форм, характера отношений собственности, развитие предпринимательства открыли возможность для значительного увеличения своих доходов растущему числу экономически самостоятельных граждан».
Какое лукавство! Реформа лишила заработка не тысячи, а около 30 миллионов людей – из-за этого упала рождаемость и выросла смертность, возникла массовая преступность.
И главное, эта сентенция неявно утверждает, что это социальное бедствие компенсируется «увеличением доходов экономически самостоятельных граждан»!
Это неслыханное оправдание. Зашкалило!
И, наконец, немыслимое объяснение, чем плоха массовая бедность: «Если различие в доходах становится очень большим или растет слишком быстро, возникает реальная угроза для стабильности общества. Бедные могут выйти на улицы протестовать, могут начать вооруженную борьбу, могут проголосовать на выборах за “темную” личность или партию, поддавшись соблазнительным обещаниям улучшить их положение. Обострение проблемы бедности может сказаться на росте преступности в стране».
Вот так – в подростках воспитывают не чувство справедливости и сострадания, а страх перед обездоленными. «Бедные могут выйти на улицы протестовать!», какой ужас.
Каков регресс русской культуры!
О помощи бедным сказано так: «Происходит передача части полученных доходов государства беднейшим группам населения. Для этого создаются различные социальные фонды (например, пенсионный фонд)».
Это уже из ряда вон! Пенсионный фонд вовсе не предназначен для «передачи части полученных доходов государства беднейшим группам населения». Неужели из большого коллектива авторов учебника не нашлось ни одного пенсионера!
Дальше следует моральное напутствие «иждивенцам»: «Государственные выплаты, получаемые людьми в течение длительного срока, не должны снижать стремления людей работать и уверенности в том, что только так можно обеспечить себе и своим близким достойное существование». О ком речь? О студентах, пенсионерах? Зачем в учебнике эти пошлые сентенции!
Проблема социальной помощи дана скороговоркой и с множеством ошибочных утверждений. Например: «Пособия и субсидии учитывают доходы людей и носят адресный характер». Откуда авторы это взяли? В какой стране они живут? Что такое «адресный характер»?
Посмотрите на железнодорожный транспорт пригородного сообщения – всем известные электрички. До 2004 г. от 79 до 83% стоимости билета оплачивались субсидией государства, в 2009 г. субсидия в цене каждого билета составляла 57%. Никто не спрашивал на перроне, каков доход пассажира, никто не спрашивал и его адреса. Что за фантазии!
И при этом еще дается вопрос для проверки: «Почему социальные программы государства носят адресный характер?»
А в конце под девизом «Говорят мудрые» впаривают школьникам такую мудрость: «Один родится с серебряной ложкой во рту, а другой — с деревянным половником». О. Голдсмит (1728 —1774), английский писатель.
Дожили…
Вообще стоит отметить, что авторы учебника, заполняя рубрику «Говорят мудрые» дешевыми афоризмами, похоже, не вдумываются в их смысл. Мудрость, следующая за приведенной выше, такова: «Дом не может считаться жилищем человека, пока в нем нет пищи и огня не только для тела, но и для разума». М. Фуллер (1810—1850), американская писательница. Это – или социальный расизм, или, в лучшем случае, глупость. Каким образом человек, имеющий дом, тепло и пищу, может не иметь «огня для разума»? Или речь идет о сумасшедшем доме? Скорее, тут социальный расизм (типа афоризма «идиотизм деревенской жизни»).

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments