January 17th, 2010

инвест

Отвечаю на несколько реплик

>легитимность действующего политического режима для президента и его команды до лампочки>.

Это метафора. Такого не может быть. Лучше сказать, что «действующий политический режим» (как система, а не отдельные личности) – временщик. Потребный ему уровень легитимности слишком низок и краткосрочен, чтобы можно было ставить и решать стратегические задачи страны.

>Тут решается более краткосрочные задачи - удержаться у власти как можно дольше.>

Это утверждение противоречиво: «удержаться как можно дольше» - не «краткосрочная задача». Тут важнее знать не цель, а ограничение –«удержаться у власти как минимум до … года».

Но нас, думаю, не слишком должны волновать внутренние побуждения правителей. Я вижу полезность этого режима в том, что он «подморозил» кризис и обеспечил на некоторое время подобие стабильности, что необходимо для проведения минимума «теоретической» работы, общественного диалога и организации ядра новой политической системы, способной действовать в условиях новой (грядущей) волны кризиса. Этот режим дает нам такой шанс. Мол, потрудитесь – и будет шанс вылезти из ямы. Не потрудитесь – не взыщите, значит, неспособны к жизни в новом мире как целостность.

Если так, то одинаково глупо и подтолкнуть сегодня к падению этот режим (посадить на его место «режим Каспарова»), и возлагать на этот режим большие надежды, не готовясь к тому моменту, когда придется его подтолкнуть как неспособного справиться с новым вызовам. К тому моменту и должны быть готовы теоретическая доктрина и новая организация. В этом случае неизбежное в среднесрочной перспективе «переформатирование» режима может произойти гладко – если регулярно демонтировать зародыши гражданской войны «от Каспарова».

Если бы не эсеры с меньшевиками, после Октября советская власть договорилась бы и с монархистами, и с русской буржуазией. Слишком силен оказался антисоветский революционный социалистический фронт.

> Кстати, Ваши книги знатно поучаствовали в подрыве легитимности действующей власти.>

Я старался поддерживать ее легитимность в оптимальном диапазоне. Вот, сейчас приходится слегка укреплять. Власть должна падать в нужный момент, а не когда ей захочется. Не хотелось бы, чтобы ее свергал Лимонов или Березовский.

> Никогда люди не забудут про приватизацию и разрушение СССР, никакими нацпроектами они не откупятся. Тем более с ростом информированности людей им всё труднее объяснить причины того, что происходило в 90-е. >

Не надо забывать, надо извлекать уроки, да и на себя в зеркало посмотреть – не «народный ли избранник» устроил «приватизацию и разрушение СССР»? Да и огорчаться на эти его дела стали, когда это на собственной шкуре отразилось, а надо было предвидеть. А «объяснить причины того» необходимо в любом случае, но для этого надо работать, а не растравлять раны и чувство мести.

> Если наша элита действительно «на крючке» у элиты мировой, то им и не дадут обрести подлинную легитимность. Подорвать же её, как нефиг делать, достаточно нескольких фильмов про взрывы в Волгодонске, АПЛ Курск, счета за границей.>

Ну и что, что «на крючке»? Нет такого крючка, чтобы хитрая рыба не сорвалась. Крючок это отговорка, чтобы не дергаться, а жевать червяка. Да и «элита мировая» - не всемогущий дьявол, сверхъестественной силой не обладает. А «подлинной легитимности» нет (в смысле «полной»). Нужна легитимность, достаточная для ответа на актуальный вызов. Как критическая масса нашего общества отреагирует на «несколько фильмов», во многом зависит именно от нас, в том числе от этого ЖЖ.

>Можно говорить только о том, чтобы поддерживать легитимность в каких-то границах, чтоб недовольство не переходило в новое качество. Что они, похоже, и делают.>

Да, и правильно делают. И нам нужно, чтобы «недовольство не переходило в новое качество», толкающее к следующему витку хаоса, лишающему нас шанса на рывок. Для нас нужно «качество недовольства», задающее контуры нового проекта и собирающее людей на его платформе, а не на платформе «отомстить Чубайсу».
инвест

Эрозия легитимности после 2000 г.: фундаментальные факторы

После 2000 г. новая властная верхушка России стала восстанавливать свой авторитет, попыталась «приподнять» страну в рамках коридора, заданного вектором «рыночной» реформы. То есть, не входя в серьезный конфликт ни с порожденным реформой слоем «новых собственников», ни с Западом. Делались шаги и к тому, чтобы расширить этот коридор, происходили стычки, которые заканчивались компромиссами.

В результате произошло некоторое перераспределение собственности и национального богатства, некоторое увеличение потока ресурсов, направляемых в экономику России и на потребление граждан. Величины это не слишком большие, но улучшение ряда показателей очевидно.
Collapse )
инвест

Легитимность и политическая культура

Россия пребывает в состоянии плохо формализуемой аномалии. Это система порочных кругов, вдетых один в другой. А если в динамике, то это сверкание множества переходов «порядок-хаос», так что в каждой точке действует принцип неопределенности. В этом смысле сегодня Россия – «страна постмодерна».

Говорить о преемственности, искать аналогии с временами Сталина, Ивана Грозного или Ярослава Мудрого сегодня бесполезно. Политическая культура – часть культуры. Говорить о ней в России сегодня – как говорить о сознании больного в лихорадочном бреду. Он тоже, конечно, человек, тоже мыслит, мычит и временами говорит. Но надо принимать во внимание лихорадку.
Collapse )