April 4th, 2010

инвест

(no subject)

Образ мыслей
О том, что является основанием надеяться на лучшее в период всеобщего упадка, мы беседуем с ученым в Москве.

«Зло как будто утомилось и дремало»

- Сергей Георгиевич, как бы вы охарактеризовали последнее десятилетие?

- Конечно, оно могло быть хуже, но ненамного. Зло как будто утомилось и дремало, но добра сотворили гораздо меньше, чем ожидалось. Под злом я понимаю не только волю людей, но и деградацию материальной культуры (например, производственной базы). Защитные системы, которые выстраивались в советское время, чтобы сделать нас неуязвимыми для кризисов разного рода, в основном демонтированы, а новых, способных их заменить, так и не было создано. Те системы не доставляли нам особых удовольствий, но они защищали нас. Когда они хорошо работали, их не замечали. Что же имеем сейчас? Правовые нормы – ослаблены, правоохранительные органы коррумпированы, культурные нормы отпали. В страну хлынул новый, авантюрный капитал, который питается хаосом. Он, как раковая клетка, переделывает здоровые клетки нашего общества.
Collapse )
инвест

Интервью башкирам

Сергей Кара-Мурза о терактах:
«Для самозащиты надо прежде всего восстановить в мышлении чувство меры».

Новое интервью С.Г. Кара-Мурзы
сайту традиционалистов Башкортостана «РБ – ХХI век»

Трагедия в Москве и в Кизляре ставит перед людьми новые вопросы. В дни траура мы приостановили публикацию собственных материалов, т.к. сочли невозможным для себя занимать страницы сайта полемикой. Но жизнь продолжается. Нужны трезвые голоса, способные перевести разговор в рамки обдуманного и осторожного анализа произошедшего. Мы обратились к частому гостю нашего сайта, профессору Сергею Георгиевичу Кара-Мурзе, автору известных «Тезисов о терроризме», с просьбой вкратце ответить на некоторые вопросы, касающиеся постигшего нашу страну несчастья.
Collapse )
инвест

Интервью словакам

1.

Верите ли Вы в справедливость, каково Ваше краткое определение
справедливости, как соотносится со справедливостью исторический
процесс?

Для меня справедливость – не потустороннее явление, а земное, выработанное людьми и в среде людей, как часть культуры, хотя и под сильным нравственным воздействием религиозной веры. Но это было именно влияние религии на культуру, а не Откровение. Оно осваивалось разумом. Поэтому, огрубляя вопрос, я сказал бы, что я не «верю в справедливость», а знаю, что она существует и пронизывает все наши мысли и чувства, она – постоянный фон нашей жизни. Справедливость – пробный камень, на котором мы непрерывно проверяем (в большинстве случаев автоматически, бессознательно) свои побуждения и действия.

Мы живем в постоянном конфликте интересов и идеалов, выгоды и совести. О совершенно чистой совести мы можем только мечтать. Однако рациональные нормы справедливости, которые нам навязывают невыражаемые угрызения совести, служат нам инструментом для достижения приемлемого компромисса между множеством интересов. Этот компромисс – не точка, а зона приемлемых решений. За границей этой зоны – запрещенные действия. Без этих инструментом мы бы и шагу не смогли ступить.

Думаю, что в основании представлений о справедливости лежат чувства любви и сострадания. Дальше на них наслаиваются философские рассуждения, разумные расчеты и логика, культурные и социальные нормы, идеология и законы.

Исторический процесс – это постоянная борьба «бессовестных» за расширение зоны приемлемых решений, за освобождение от диктата совести. Наступление идет на всех фронтах – от поэзии до законов. В общем, культура этому сопротивляется, люди чувствуют, что уступки шкурным интересам и рост несправедливости подавляют духовную жизнь каждого, заглушают важные источники радости, принижают и сокращают моменты счастья. Уступая несправедливости, все мы несем непропорционально большие потери. Это невыгодно и глупо и, я думаю, в глубине души все это понимают. Однако борьба идет с переменным успехом.

Collapse )
инвест

Ответ читателю о религии

Здравствуйте, Сергей Георгиевич!
> Только что прочитал Вашу книгу "Маркс против русской революции" и у меня возникло несколько вопросов следующего характера.
> Во-первых, как Вы считаете, могли ли большевики, придя к власти, не вести борьбу против религии (православия) и нужно ли было это для нормального развития социализма? Ведь причиной борьбы с православием были не только установки Маркса в отношении религии, но и реакционность оной. Вы же сами указывали, что важными частями мировоззренческой матрицы, на которой был собран имперский русский народ, является православие, государственность и общинность. Большая часть духовенства стояла на позициях государственности монархического типа и поддерживала белое движение (хотя почти никто из лидеров белого движения монархистом не был). То бишь, борясь с религией, большевики просто уничтожали оппозиционное мышление.
> Во-вторых, Вы являетесь коммунистом или нет?

> С уважением, Киселев.


Уважаемый Артур!

Вопрос «могли или не могли» не годится. Никто не ведет борьбу, если может ее не вести. Но сегодня мы обдумываем то время с нового уровня знания и опыта, и для нас важно понять, почему произошло то-то и то-то, чего в тот момент не смогли увидеть большевики (меньшевики эсеры, царь и пр.). В совокупности решений руководства большевиков я вижу ряд ошибок, которые привели к важным издержкам, трудностям в будущем и избыточным страданиям людей. Я это не ставлю им в вину, поскольку ошибки были допущены не из корыстных побуждений, не по халатности и не из лени.

Конкретно по вопросу.

1. С церковью избежать борьбы было нельзя, поскольку она была важным идеологическим и политическим институтом и ее руководство сознательно взяло курс на борьбу с советской властью.

2. Проблема в том, что борьба с церковью и борьба с религией – разные вещи. В идеале эти две вещи следовало развести. Но это не то чтобы не удалось. Напротив, конфликт с церковью, в принципе, временный, был распространен на религию, на религиозный способ осмысливать мир. Это вызвало тем более тяжелые последствия, что сама русская революция (как и все большие революции) питалась религиозным чувством. В этом смысле религиозное мышление как часть мировоззрения не являлось оппозиционным советскому.

Напротив, из-за подавления религиозной компоненты сознания советская идеология стала внутренне противоречивой и постепенно выхолащивалась, сводилась к призыву «догнать Америку по мясу и молоку». Кроме того, это привело к массовым страданиям людей, которые были глубоко привержены советскому проекту - из идеальных, религиозных побуждений. Они не стали врагами советской власти, но этот удар «подрезал им крылья». Они работали и воевали, но «замолчали». Поэтому они не смогли воспитать себе смену, и уже после войны, когда этот тип людей сошел со сцены, таких людей стало страшно не хватать – и к власти пришла «комса и фарца».

3. Даже если трудно было разделить церковь и религию в политической борьбе, средства борьбы с религией были негодными, что во многом и породило нынешний антисоветизм верующих. Решение поручить ведение этой борьбы Троцкому и его команде было ошибочным (вероятно, вынужденным, но на этот компромисс нельзя было идти). Борьба велась с демонстративными святотатствами и оскорблением чувств верующих. Я думаю, что в этом пункте влияние марксизма было существенным.

4. Я коммунист, но в партиях не состою.

С уважением

С.Г.К-М
инвест

Интервью "Русскому журналу"

01. Существует ли, на Ваш взгляд, в России, на Западе и в
развивающихся странах Азии и Латинской Америки бюрократия как реальный
социальный слой, отличный, с одной стороны, от бизнеса, с другой
стороны - от интеллектуального класса? Какими характерными чертами
отличается этой слой, можно ли считать его классом или сословием? Не
считаете ли Вы, что бюрократия в какой-то своей части может быть
идентифицирована со средним классом?

- Понятия слой, класс или сословие малопригодны для характеристики бюрократии (чиновничества). Это – профессиональное сообщество (как, например, офицерство или инженеры). В разных обществах оно может принимать и сословные, и даже кастовые черты. Это сообщество «перекрывается» и взаимодействует с другими, в том числе с интеллигенцией и бизнесом. Средний класс – понятие-амёба, можно его пристегнуть и к чиновникам, но для понимания это ничего не дает.

Collapse )
инвест

Интервью белорусскому журналу

Вопросы С.Г. Кара-Мурзе для журнала "Беларуская Думка":

1. Источники Великой Победы: цивилизационные, нравственные, экономические и др.

- Война со стороны Германии («и примкнувшим к ней частям Европы») была прежде всего цивилизационной («Запад против варварства»). А со стороны СССР - прежде всего Отечественной («не смеют крылья чёрные над Родиной летать»), а потом и цивилизационной («отребью человечества сколотим крепкий гроб»). Соответственно источниками силы в этой войне были и накопленные исторически цивилизационные ресурсы, и новые, созданные уже в ХХ веке структуры СССР как «социалистического Отечества».
Разделить эти источники трудно. Новые, уже советские структуры и институты (школа, армия, наука, тип межнационального общежития, общественные отношения по вертикали и по горизонтали) обновили и резко усилили фундаментальные свойства культуры, которые отбирались и совершенствовались веками. Мы мало задумывались над тем фактом, что приняли войну на стадии общего, массового духовного подъема и оптимизма. Этот подъем (выраженный, например, в классической литературе и музыке) сделал возможной революцию, а она расчистила дорогу для следующего рывка (для школы, науки, управления).

2. Итоги и процессы в преддверии 65 летия Великой Победы. Подмена понятий.

- Сейчас наша культура как «победитель в Отечественной войне» - на ветви спада и «пересборки», она переживает кризис, вызванный сменой цивилизационной матрицы в 60-80-е годы (переход от крестьянской цивилизации к индустриальной, от деревни к городу). Это – трудный и болезненный период в любой культуре, он был эффективно использован противником в «холодной войне» (тоже цивилизационной). Кризис был резко усугублен поражением, разрушением государства и хозяйства, большими контрибуциями, наложенными победителем, организацией внутри страны хищной и алчной команды «полицаев». Стихийное сопротивление ведется из «болот и лесов», хотя есть и очаги «партизанского края», и патриоты в среде «старост и бургомистров». Пока что держится неустойчивое равновесие.
Что касается Великой Победы, то «информационно-психологические полицаи» перешли от ее огульного охаивания и фальсификации к мягкой тактики ее принижения и даже «приватизации». Проблематика войны и Победы деформируется, память о ней представляется как дань благодарности старикам-ветеранам и «общечеловеческая» скорбь о погибших. Вместо размышлений о природе этой особой войны и тех формах социальной организации, в которых советский народ смог мобилизоваться для победы, эфир заполняют потоком выступлений ветеранов, в которых эти главные вопросы обойдены и подменены бытовыми воспоминаниями. В большинстве их акцент делается на тяготах войны с общим рефреном «будь ты проклята, война». Какая же война «будь проклята»? Отечественная, священная. То, что в момент тяжелого кризиса всему обществу требуется как материал для самопознания и раздумий, выхолощено из пространства памяти о Победе.

3. Победа в 1945 г.: достижение русского народа или всего советского?

- Смысл этого вопроса мне не вполне ясен. Отечественную войну вел СССР, который практически всеми народами воспринимался именно как отечество (небольшие меньшинства ряда народов имели другое мнение, но общей картины это не меняет). Но СССР был в то же время формой существования исторической России, то есть весь он воспринимался русскими как «родная земля». В этом смысле русское и советское слились, и общность диссидентов этой целостности была небольшой, хотя ее наличие – важный факт, который надо учитывать. Даже небольшие «дремлющие» общности в новых условиях могут размножаться.

4. Раскрыть понятие "Отечественная", которое сейчас размывается.

- Это понятие приложимо именно к войне, причем войне большой, когда буквально каждый гражданин (или подданный) вынужден определить для себя позицию в этой войне. Признать ее «отечественной», значит, во-первых, осознать свою воюющую страну именно своим отечеством (а не «мачехой» или «угнетательницей» или «тюрьмой народов»). Скрытые враги или изгои (отщепенцы) этой страны ее отечеством не считают, даже если «угораздило в ней родиться». Во-вторых, каждый быстро или натужно взвешивает все обиды, полученные от своего отечества. Он должен понять, идет ли он умирать за отечество по зову сердца или поневоле, чтобы избежать расстрела как дезертира. Уходя на Отечественную войну, человек «замораживает» свою память об обидах – хотя бы на время войны.
Сейчас многие «прогрессивные» деятели наперебой пытаются разделить мотивы тех, кто воевал: этот – за СССР, а этот – за Россию (с фигой в кармане). Думаю, это ерунда, изобретение перестройки. Перед лицом смерти такие вещи, как крепостное право или отсутствие многопартийности человека не занимают, и образ Отечества теряет свои конъюнктурные черты.

5. Чем обоснованы нападки на историю войны и попытки ее исказить и принизить подвиг советского народа.

- Тем, что память об Отечественной войне как «Общем деле» держит народ и страну (даже поверх СНГ и Таможенного союза) и не дает добить нашу почти разделенную государственность и почти утраченную независимость.

6. Роль личности на войне (Сталин, Жуков).

- На войне нельзя без командиров, а они всегда – личности, их не заменить комиссиями, парламентами и партиями. Им надо подчиняться, даже если их приказы ошибочны, каждому важна победа, а не момент. В мирное время можно и подискутировать, поинакомыслить и даже слегка побунтовать. Тут нам, правда, чувство меры часто изменяет.

7. Роль Беларуси в сохранении исторической памяти о Великой Победе.

- Беларусь – это и есть «партизанский край», который станет плацдармом большого цивилизационного наступления. Здесь и по «организационным» причинам легче сохранить историческую память о Великой Победе в чистоте и боеготовности. Относительно больше людей ее хранят по сугубо личным причинам, а власть сильно ограничила возможности манипуляторов. С ними, конечно, надо вести диалог, но нельзя же позволять им отравлять колодцы.