February 11th, 2011

инвест

О новом образовательном стандарте (продолжение)

Стандарт касается только старших двух классов школы - 10 и 11-го. Учебные планы основной школы могут в какой-то мере компенсировать недостатки Стандарта. Однако возможности такой коррекции невелики. Во-первых, последние два класса интегрируют все полученные ранее знания на пике интеллектуальной формы ученика. Это – венец школьной программы. Во-вторых, мы не знаем, каков будет стандарт для основного общего образования. Разработка стандарта общего образования второго поколения начата в 2005 году, но еще не завершена.
Collapse )
инвест

О новом образовательном стандарте

Кара-Мурза С.Г.

В декабре прошлого года Минобрнауки представило для обсуждения проект «Федерального государственного образовательного стандарта среднего (полного) общего образования» (далее Стандарт). Проект разработан Институтом стратегических исследований Российской Академии образования.
Проект имел широкий резонанс в разных кругах общества и вызвал множество критических замечаний среди педагогов, гуманитарной и научно-технической интеллигенции.
Выскажу ряд замечаний в свете тех представлений, которые сложились в ходе выполнения программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Экономика и социология знания». Цель этой программы – выработка концепции проектирования и строительства российского «общества знания». Средняя школа – фундамент этого общества, и участники программы внимательно изучают проект Стандарта.
Collapse )
инвест

Аномия (часть 3)

В антисоветском мышлении уже с 60-х годов стало созревать отношение к трудящимся как «иждивенцам и паразитам» — чудовищный выверт элитарного сознания. Возникла идея «наказать паразитов» безработицей, а значит, голодом и страхом. Но открыто об этом стали говорить во время перестройки. Близкий к Горбачеву экономист Н.П. Шмелев писал: «Не будем закрывать глаза и на экономический вред от нашей паразитической уверенности в гарантированной работе. То, что разболтанностью, пьянством, бракодельством мы во многом обязаны чрезмерно полной (!) занятости, сегодня, кажется, ясно всем. Надо бесстрашно и по-деловому обсудить, что нам может дать сравнительно небольшая резервная армия труда, не оставляемая, конечно, государством полностью на произвол судьбы... Реальная опасность потерять работу, перейти на временное пособие или быть обязанным трудиться там, куда пошлют, — очень неплохое лекарство от лени, пьянства, безответственности» [32].
В Концепции закона о приватизации (1991 г.) в качестве главных препятствий ее проведению называются такие: «Миpовоззpение поденщика и социального иждивенца у большинства наших соотечественников, сильные уpавнительные настpоения и недовеpие к отечественным коммеpсантам (многие отказываются пpизнавать накопления коопеpатоpов честными и тpебуют защитить пpиватизацию от теневого капитала); пpотиводействие слоя неквалифициpованных люмпенизиpованных pабочих, pискующих быть согнанными с насиженных мест пpи пpиватизации».
Collapse )
инвест

Аномия (часть 2)

Культурная травма нанесена большинству студентов и обладает большой инерцией. Это видно по динамике признаков, приведенных в таблице [17].
Collapse )
инвест

Аномия в России: причины и проявления

С.Г. Кара-Мурза


Мысленно мы осваиваем колоссальный кризис России как систему – рассматривая разные его «срезы». Его интегральную, многомерную рациональную модель сложить в уме пока трудно, приходится довольствоваться художественными образами и опираться на «мышечное» мышление. С языком для описания образа этой катастрофы дело тоже обстоит плохо – страшно назвать вещи «своими именами», то есть, адекватными метафорами. Приходится ограничиваться эвфемизмами, чтобы не накликать лиха. Говорим, например, «кризис легитимности власти». Разве это передает степень, а главное, качество отчуждения, которое возникло между населением и властью? Нет, перед нами явление, которого Вебер не мог себе и вообразить.
Разработка аналитического языка для изучения нашей Смуты – большая задача, к которой почти еще не приступали. Надо хотя бы наполнять термины из общепринятого словаря западной социологии нашим содержанием. Ведь почти все понятия, обозначаемые этими терминами, нуждаются в «незамкнутых» определениях, требуют большого числа содержательных примеров из реальности именно нашего кризиса.
В этой работе рассмотрим один срез нашего кризиса, который можно назвать аномия России. В советское время это понятие применялось редко, представление о советском человеке было проникнуто эссенциалистской верой в устойчивость его ценностной матрицы (как в сословном обществе царской России была сильна вера в монархизм православного русского крестьянина). Советское обществоведение отвергало предупреждения вроде того, что сделал К. Лоренц: «Молодой «либерал» … даже не подозревает о том, к каким разрушительным последствиям может повести произвольная модифи¬ка¬ция норм, даже если она затрагивает кажущуюся второстепенной деталь. … Подавление традиции может привести к тому, что все культурные нормы социального поведения могут угаснуть, как пламя свечи» [1]. Вся перестройка прошла под аплодисменты таких «молодых либералов», воспитанных советским обществоведением.
Collapse )