October 28th, 2012

инвест

Пара реплик на блоки комментариев

Заметка в "ЛГ" - коротенькая и патетическая (даже политкорректная). Буквально понимать нельзя. Но, как и в других случаях, судя по комментариям, многие мыслят прямолинейно, и предлагаю усомниться.
Общности, которые осознали себя и сплотились в 80-90-е годы и вошли в конфликт с большинством, вовсе не несут в себе какую-то неизменную сущность. Они могут рассыпаться или измениться под давлением силы, культурного воздействия и логики. Тот факт, что этого пока что не происходит, говорит лишь о слабости аргументов большинства. Создание образа противника как "нелюдей" не просто ошибочно, но и контрпродуктивно. Это освобождает нас от изучения противника, изобретения нового "оружия" и вообще от всяких действий.
Что же касается конкретно нынешних наших "сильных", то стоит вникнуть в данные социологии этих групп последних годов. Важное изменение - большинство их признает, что нынешняя система не годится для жизни общества, в том числе и для их групп. Это не значит, что они начнут брататься с "низшими классами" или бороться с системой, но и не пойдут на безнадежный конфликт. В принципе, в "среднем классе" должен начаться сдвиг от "борьбы с Путиным" к "борьбе с системой". Априори клеймить их необратимыми врагами - на мой взгляд, тяжелая ошибка.
Теперь о представлении нашего конфликта в терминах этничности ("богатые - это другой этнос").
Это представление продуктивное, если не считать этничность неизменной сущностью. Реально, любая социальная группа приобретает этнические черты (и наоборот, этнические группы специализируются социально, например, в типе хозяйства). Теневики и коррумпированная часть советского общества в 70-80-е годы действительно приобретала черты особого субэтноса (хотя и полиэтнического). А в конце 80-х годов обрела самосознание и даже пыталась найти себе имя, самоназвание. Ничего страшного в этом нет, этот этнос можно демонтировать - и как культурную, и как социальную группу. В СССР миллионы "белых" отказались от атрибутов особого "народа" и влились в советское общество. Немецкие фашисты были очень сплоченным и большим субэтносом, но и их быстро демонтировали. А, например, республиканцев в Испании режим Франко демонтировать не сумел, они 40 лет прожили как подпольная общность, их "разобрали" только в условиях либеральной демократии и краха СССР.
В общем, по моим прикидкам, сознательных русофобов и антисоветских бойцов немного. Они наступают только из-за слабости наших инструментов и организации.
инвест

Кусочек из текста на "Свободной прессе"

На сайте http://svpressa.ru/economy/article/60020/ выложен материал «Бесплатное жилье кончилось». Начало такое:
«Мэр Москвы Сергей Собянин не так давно заявил журналистам о том, что москвичам надо полностью изменить свой подход к решению квартирного вопроса. Мол, критерием того, что жилищный вопрос решен, больше не должна являться ситуация, когда у семьи появляется в собственности отдельная жилплощадь. Решением жилищного вопроса, по мнению городского головы, впредь должен считаться переход очередника на постоянную длительную аренду апартаментов. Неважно у кого – у города, коммерческих структур или частных лиц…»

Меня там спросили по телефону, я ответил (они слегка отредактировали):
Сергей Георгиевич Кара-Мурза, профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований (ИСПИ) Российской академии наук полагает, что идея Собянина фактически поставила очень важный вопрос об устройстве России в целом:

- Вопрос о субсидировании аренды – это второстепенные детали. Мэр столицы Собянин правильно сказал, что цель кампании – изменить психологию людей. Это нельзя сравнить с вещами исключительно материальными. Эти ценности представляют собой установившийся уклад в культурном представлении об идеале, о добре и зле. В России культурная традиция пронизана чувством дома. Оно пестовалось в крестьянской среде, затем укоренилось в городской, по мере вколачивания в фабричную жизнь пришедших на заработки из деревни бывших крестьян.
Формирование государственной концепции дома как основания надежности, привязанности к месту, активно происходило после Великой Отечественной войны. Эта политика вылилась в масштабные программы по предоставлению жилья широким слоям населения и нашла свое юридическое оформление в виде нормы в Конституции.
Вот теперь этот исконный для нашей страны исторический уклад предлагается сломать.
И это закономерный логический шаг для всей общей доктрины реформ, сформировавшейся под влиянием западных фильмов, набирающей ход глобализации: лишение чувства привязанности к месту, отчему дому, святым могилам.
Главная задача – сформировать население, известное в западной социологии как «новые кочевники». Разумеется, речь идет об элите и среднем классе. Новые кочевники, в соответствии с этой доктриной, должны быть способными вести предпринимательство на всем Земном шаре, быть мобильными. А вот остальные будут сидеть в своих норах.
На Западе эти исторические процессы начались одновременно с промышленной революцией, когда массы крестьян сгонялись в Англии со своих наделов и шли в города наниматься рабочими на мануфактуры. В городах они жилье арендовали. Сегодня в развитых странах эта ситуация проявляется весьма наглядно. Там есть два класса, примерно равных по численности, - это те, кто имеет жилье, и те, кто его снимает всю жизнь. Например, в Германии более 60% населения жилье пожизненно арендует.
Но нашим людям это страшно: всю жизнь снимать, менять, жить в аренду… Для старшего поколения это все звучит даже катастрофически страшно. И эти планы имеют определенный экономический подтекст – ведь наличие собственного жилья снимает определенный пласт переживаний: беспочвенность, неукорененность, невозможность строить жизненные планы. Понятно, чтобы жить и работать, люди должны иметь жилье.
Это то же самое, что власть сегодня делает в сфере школы и здравоохранения – она заставляет поверить граждан, что все эти учреждения, как и жилье – всего лишь коммерческие предприятия по предоставлению услуг, но никак не право всех граждан с рождения. О том, что мы придем к этому, некоторые эксперты предупреждали еще в 1990-91-х годах при развале СССР, но тогда им никто не верил. Сегодня их правота очевидна.

«СП»: - Так каких последствий ждать от такой государственной политики?
- По мере реализации заявленных планов мы увидим очень высокие ставки на аренду, а также значительный рост цен на недвижимость. Власть надеется, что не будет особого протеста. Однако она не задумывается, куда это на самом деле ведет. Возможно, политические руководители полагают, что можно будет людей из аварийного и ветхого жилья переселять в специальные блочные строения барачного типа?
Но на этой траектории долго Россию не удержать! Подобный культурный сдвиг в сознании по мановению сверху не произвести. Люди боятся дестабилизации сегодня очень сильно и поэтому боятся протестовать, поэтому сдают свои привычные права ради этой самой стабильности. Но это не значит, что действия власти не вызывают протест! Когда школа, здравоохранение и жилье будут изъяты государством как право, это приведет к радикальной смене картины мира у россиян. И привыкшие к стабильности люди начнут массово протестовать. Только надо учесть, что и понятия, и методы протеста населения сегодня меняются. Мягкая сила давления на государство сегодня эффективнее баррикад. А способов мягкого давления можно изобрести очень много.