February 7th, 2016

инвест

Люди, вырванные катастрофой. Учесть еще такую общность

Мы затронули проблему: во времена социальных катастроф население получает «культурную травму» (это понятие социологов). Психика у большинства пограничная. Но какая-то часть «переходит границу», из общества вырывается группа извергов, одержимых разрушительными мессианскими идеями. Вспомним мягкое описание – «Бесы» Достоевского, притом, что революционеров в целом он уважал.
Вот выдержка из статьи видного психиатра:

Ю.А. АЛЕКСАНДРОВСКИЙ. СОЦИАЛЬНЫЕ КАТАКЛИЗМЫ И ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ. // СОЦИС. 2010. № 4.

«Известный немецкий психиатр и философ Карл Ясперс проанализировал изменения психического состояния населения Германии после её поражения в Первой мировой войне. Он сопоставил их с психическими явлениями в неспокойные времена среди населения других стран -после эпидемии чумы в XIV веке в Европе, во время Великой французской революции, а также после революции 1917 года в России. Ясперс пришёл к заключению, что наблюдаемые в такие периоды глубокие эмоциональные потрясения касаются всех. Они "воздействуют на людей совершенно иначе, чем потрясения сугубо личного свойства". В первую очередь происходит "девальвация ценности человеческой жизни. Это выражается в равнодушии к смерти, снижении чувства опасности в угрожающих ситуациях, готовности жертвовать жизнью без всяких идеалов". Наряду с этим Ясперс отмечает "неуёмную жажду наслаждений и моральную неразборчивость".

[После 1991 г.] наступил экономический и политический хаос, породивший безработицу, миллионы беженцев, значительное расслоение по уровню материальной обеспеченности. Эти причины, а главное, затянувшийся характер негативных социальных процессов привели к распаду привычных социальных связей, множеству мелких конфликтов внутри человека и при общении с другими членами общества. Переживания личного опыта каждого человека сформировали общую картину общественного неблагополучия. Переосмысление жизненных целей и крушение устоявшихся идеалов и авторитетов способствовало утрате привычного образа жизни, потере многими людьми чувства собственного достоинства. Отсюда - тревожная
напряжённость и развитие "кризиса идентичности личности"…
Человек не в силах изменить намеченную раньше программу своих действий. А условия жизни - уже другие, они объективно требуют перестройки стереотипов поведения при меняющихся общественных отношениях и экономической ситуации.
Выделяют три возможных варианта расстройств. Первый выражается в апатии, отчуждённости, социальной отгороженности. Это вызывает чрезмерную тревожность, астенические (психическую слабость) или депрессивные расстройства. Второй вариант сопровождается аффективной (раздражительной, взрывчатой) неустойчивостью, разрушительной, направленной вовне агрессией, снижением терпимости к факторам, неприятно влияющим на человека. Ослабляется его контроль за своим поведением. Третий вариант - развитие магического мышления со сверхценными (бредоподобными) идеями мистического, иррационального содержания».

Для нас важен третий вариант сдвига – «развитие магического мышления со сверхценными (бредоподобными) идеями мистического, иррационального содержания». Россия, Украина и т.д. – генератор людей со «сверхценными идеями мистического, иррационального содержания».
Особая часть – активные радикалы, которые рвутся силой улучшить мир или хотя бы его уничтожить. Социолог, изучающий методы вербовки террористов, пишет: «Мотивационной доминантой “экстремистского сознания” является вера в обладание высшей, единственной истиной, уникальным рецептом “спасения” своего народа, социальной группы или всего человечества…
Крайняя нетерпимость к инакомыслию, а также всякого рода сомнениям и колебаниям, перерастающая в убеждение, что нормальный, полноценный человек просто не может видеть вещи в ином свете, чем тот, который открывается благодаря обладанию абсолютной истиной».
Руководитель фан-клуба «Динамо» (Москва) В. Алексеев говорит: «В среднем, если в болельщицкой среде в целом поддержка проукраинских сил составляет крайне незначительный процент, то среди членов активных фанатских группировок сочувствие батальонам типа «Азова» наблюдается примерно у 30%. Это достаточно внушительная цифра, к которой нужно относиться до¬вольно серьезно. Активные болельщики, в основном, это молодёжь».
Но здесь я выскажу такое предположение: в среде гуманитарной интеллигенции в ходе перестройки и потом сформировалась общность, из которой мало кто уезжает в ИГИЛ или в «Правый сектор», но которую можно назвать «извергами мысли». Это те, у кого «сверхценной идеей мистического, иррационального содержания» стала ненависть к России.
В 70-е годы были в среде эрудитов необъяснимая ненависть к СССР. Их жалели как чокнутых, в них не видели угроз. После 1985 г. они как будто разбудили какой-то вирус и устроили эпидемию. Они оставили массу текстов, особенно в художественной литературе и в обществоведении. Я сейчас этих текстов начитался – эта ненависть зашкаливает, вплоть до очевидной глупости. Тянет их пожалеть, но они теперь стали практиками с ресурсами, и их надо изучать как социальный и культурный феномен, несущий уже активную угрозу.
Вот пример. Александр Тихомиров родился в 1982 г. в Улан-Удэ, в 15 лет принял ислам и взял имя Саид Буряцкий, стал боевиком-террористом и одним из идеологов северокавказского вооружённого подполья. С 2002 года он стал записывать лекции, которые широко распространялись среди исламской молодежи. Погиб в 2010 г., оставив огромное число идеологических материалов. Автор статьи об экстремизме изучала один из видеороликов С. Буряцкого на YouTube под названием «Ответы на вопросы. Веснa, часть 1». Число просмотров: 148 801.
Но Саид Буряцкий – талантливый самоучка. Он лекции записывал на видео не для элиты и не в учебниках для школ и университетов.
Изменить эту ситуацию пока невозможно, но учесть этот фактор надо.