July 8th, 2016

инвест

Читатель задал несколько вопросов. Возможно, кому-то м.б. интересно

Уважаемый товарищ!

Вы поставили большие вопросы. Многого мы еще не знаем, многое стоит на предположениях. Еще важнее, что на многое мы не решаемся взглянуть, признать свои слабости. Многое, под давлением чувств, преувеличиваем. Я выскажу Вам мои представления – кратко, без деталей и не углубляясь в противоречия.
1. Вы пишете: «За последние 20 лет мы претерпели убийственные изменения всего общества, национального общежития и культуры. Ощущения "стабилизации" или "подмораживания" дегенеративных процессов нет».
Это эмоции. Изменения очень разрушительные, но не убийственные. Перебор в восприятии очень большой. Без "стабилизации" и "подмораживания" общество, государство и культура уже бы распались. Я считаю, что надо удивляться как раз тому, что многие силы организовались для "стабилизации" и "подмораживании" процессов деградации. При всех потерях и отступлениях это – выход на позиционное равновесное состояние. Да, равновесие нестабильное и риск срыва большой. Но я считаю, что главная опасность та же, что сгубила СССР – надежда на какие-то «высшие силы» (бога, Сталина, мороза и авось). «Убийственные изменения» произошли не «за последние 20 лет», а за 1960-80-е гг., когда сошли поколения, которое уповали на разум, знание, опыт и стойкость. Поэтому и «высшие силы» тогда нам помогали. Сейчас мы держимся на стойкости, а разум, знание, опыт у нас в загоне.
2. Вы создаете художественную картину: «Это – война на полное уничтожение нас как народа, да и не было битвы Великой и Отечественной. Внезапное вторжение оккупантов, ратей не собирали, князья с боярами и воеводами сами тайно открыли ночью врагу ворота города, все разбежались по лесам».
Это эмоциональный взгляд. «Война на полное уничтожение нас как народа» – утопия. Большие народы не уничтожаются, а переформатируются, если большинство на это согласно. У нас это и происходит, но и здесь установилось равновесие. Проблема – найти формы договора или сосуществования. В средних слоях и элите эта проблема была старой, а теперь это проблема масс. «Внезапное вторжение оккупантов» стало возможным именно, когда дозрела критическая масса населения. А тот факт, что для нас это было «внезапное вторжение» – наша историческая вина. Мы жили и хлопали ушами, у нас, мол, «броня крепка и танки наши быстры».
3. Вы спрашиваете: «Вопрос: какой является на 2016 год мировоззренческая матрица рыночного российского общества и антропология российского человека? Необратимо ли они искорёжены по сравнению с их достоверными моделями 90-х годов и начала 2000-х?»
Матрица – порядок, а сейчас мировоззренческая основа нашего общества – остатки порядка вперемешку с хаосом. В антропологии российского человека (в массе) смешаны несовместимые ценности, желания и надежды. Это – болезнь сознания, памяти и воображения. Состояние обратимое, но желательно его лечить. Пока что организм борется, но потери жизней и здоровья велики.
4. «Возможно ли составить сравнительные их [мировоззренческих матриц] по-годовые "травматические" карты для определения органов, узлов, их сочленений, подвергшихся деформации и полному выводу из строя? Мне кажется, ситуация ежегодно ухудшается».
Думаю, такие «карты» делают, хотя грубо и медленно, но и это очень важно. Пока что для хорошего мониторинга и прогнозов исследовательских сил не хватает.
Так я вижу данный момент.