November 11th, 2016

инвест

Революция и советский проект экономики. Тезисы доклада 3 ноября

в Институте экономики РАН


Тема огромна, ее образ даю мазками. Постараемся взять главное, на массу эпизодов не будем отвлекаться. В революциях 1917 г. много личных судеб было сломано, но давайте подумаем о сдвигах больших плит.
Новое знание нам дала катастрофа – разрушение СССР. Можно было предотвратить такие явления? Судя по всему – уже в начале ХХ века остановить катастрофу революции было невозможно, уже надо было выбирать пути и прорываться по ним.
Вот что я выделяю: Collapse )
инвест

Замаячила драка на юбилее

Верховная власть решила сделать 2017 год юбилеем 100-летия «Великой русской революции». В мае 2015 г. историки и министры с энтузиазмом собирали совещания и круглые столы – примерно так же, как когда им поручили написать единый школьный учебник истории. Нынешняя инициатива чревата более крупными неприятностями. Ее цели гораздо туманнее, чем в случае с учебником, а взрывные устройства, которые придется ворошить, гораздо мощнее.
Поражает, что и ученые, и чиновники считают свою инициативу добрым делом и даже предполагают какой-то позитивный результат. Академик А.О. Чубарьян заявил: «Информационные войны ведут не профессионалы, не историки». Остолбенеешь! Он не знает профессора МГУ, МГИМО и РГГУ академика Ю.С. Пивоварова или профессора МГИМО А.Б. Зубова? Таких историков и пр. у нас легион.
В Администрации президента заявили, что смысловое наполнение годовщины революции в России — исключительно «прерогатива научного сообщества».
Как это? Как это? Как это? Начинают политическую программу всенародного (и даже международного) масштаба – но называют ее делом историков и даже говорят, что отвечает за это дело какое-то мифическое «научное сообщество». Никакого сообщества уже 30 лет как нет, есть только фикция, текучие клики и малые группы («школы»).
У кого реально «прерогатива смыслового наполнения годовщины революции», всем прекрасно известно. Об этом предупредил премьер-министр Д. Медведев в сентябре 2016 г., говоря о 100-летии Октябрьской революции: «Эта революция – очевидный пример того, как с утратой стабильности были по сути разрушены основы экономики и на долгие годы утрачены перспективы экономического роста».
И какой историк или экономист после этого начнет главе правительства рассказывать про «перспективы экономического роста» СССР и указывать на факты успехов экономической политики нынешнего правительства? Историки и экономисты не идиоты.
Кстати, новенький депутат Госдумы Н. Поклонская поддакнула премьеру, освежила смысловое наполнение юбилея: «Изверги двадцатого столетия (Ленин, Троцкий, Гитлер, Мао Цзэдун), пролившие море человеческой крови, не вызывали такого отторжения, как убиенный со своей семьей добрый и милостивый государь, кардинально улучшивший благосостояние своего народа и причисленный к концу двадцатого столетия к лику святых».
Я думаю, что большинство профессоров и чиновников просто не соображают, какую бучу они заваривают. Например, А.О. Чубарьян надеется: «У нас есть академические институты, есть факультеты и кафедры истории в университетах, которые способны справиться с любыми попытками искажения истории». И добавляет, что «история революции 1917 года сегодня — это тема для дискуссии как между профессионалами в истории, так и в обществе». Как приятно слышать искреннего человека и оптимиста!
Но среди искренних людей и около них суетятся слишком умные, которые наверняка направят этот бурный поток в коридор провокаций. Не хватало нам еще одной свары!
Кампания уже началась, и почти каждую неделю происходят в вузах и НИИ семинары, круглые столы и даже конференции. Вот, 3 ноября я делал доклад на семинаре в Институте экономики РАН (о проекте экономии после революции). Давно попросили меня, очень радушно приняли, я сделал корректный и академический доклад. Сразу встали три деятеля, сделали вид, что доклада не слышали. Может им, как Одиссею, залепили уши воском? Стали по очереди нести пургу о сталинских репрессиях, вспомнили о Троцком, о моем неуважении к истмату. Я такого потока сознания с перестройки не слыхал. Повлиять логикой не удалось, аудитория ни гу-гу – ни слова, ни жеста, даже никто не подмигнул. Окаменели.
Это – в институте РАН. А если заманят доверчивых людей на шоу в радио и телевидение? Будет профанация мерзкого образа. Все медиапространство у них, а наши бунтари из «системной оппозиции» будут пересказывать отработанные штампы советской пропаганды. Эта инсценировка нанесет ущерб всем – и тем, кто захочет сказать что-то серьезное и обменяться мыслями с оппонентами, и власти – усилив отчуждение и углубив раскол. «Они хотели как лучше»!
Отсюда вопрос: можно ли как-то повлиять или на сценарий спектакля или хоть на часть публики? Может быть, договориться с разумными группами, чтобы на время размежеваться и не ввязываться в шоу дискуссий? Или, например, в разгаре юбилея наложить мораторий на петушиные бои, отложить их на 2018 год? Или хотя бы предоставить на это время двум лагерям равные квоты эфира и площади прессы – пусть каждые выскажут наболевшее и разойдутся?
Все это, скорее всего, не удастся. Тогда останется – отойти от этих юбилейных мероприятий, жить своей жизнью, как практически и сейчас живем, и думать о будущем.
инвест

Коротко о неудачах советского проекта

Из книги «Русский коммунизм: достижения и неудачи». М.: Русский биографический Институт – Институт экономических стратегий. 2015.

Глава 14. Итоги

В этой книжке мало говорилось о тех больших системах, которые были построены по проектам, основанным на доктринах русского коммунизма, и которые пребудут еще долго, пусть и с модификациями и сменой идеологических ярлыков. Они уже крепко вросли в российскую землю, как, например, сибирские ГЭС и единая система высоковольтных ЛЭП, как система централизованного теплоснабжения или нефтегазовый комплекс.
Не говорили мы и о больших тотальных программах, в которых явление русского коммунизма выразилось полностью и с жгучей остротой – как Великая Отечественная война или репрессии 1937-1938 гг. Такие тотальные явления слишком сложны и противоречивы, что мы пока не готовы их спокойно обсуждать. Поэтому мы в основном говорили о русском коммунизме как культурном явлении, которое возникло в столкновении множества разнородных и, казалось бы, несовместимых факторов.
……………
Надо сказать и о другом. Какие критически важные задачи не решили советское общество и государство, которые следовали проекту русского коммунизма? Критическими будем считать задачи, неудача в решении которых привела к развитию кризиса советской системы вплоть до порога, за которым начался распад государства и общества. То есть, речь идет о кризисе, который завершился ликвидацией СССР и сменой политического и общественного строя.
Эти нерешенные задачи наглядно вскрылись лишь в ходе кризиса и осмысления катастрофы 90-х годов. Все они остаются актуальными и для постсоветской России и должны стать предметом исследований и обсуждения в «новом обществоведении». Здесь мы их только перечислим с короткими комментариями.
Упорядочим этот перечень соответственно общности (системности) воздействия того фактора, который следовало тщательно контролировать, но это не удалось. Назовем эти нерешенные задачи.Collapse )