sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Еще о различиях с Западом

Выкладываю выдержку из интересной статьи о неравенстве в России и на Западе в начале ХХ века:

Б.Н. МИРОНОВ. КАКАЯ ДОРОГА ВЕДЕТ К РЕВОЛЮЦИИ?

ИМУЩЕСТВЕННОЕ НЕРАВЕНСТВО В РОССИИ ЗА ТРИ СТОЛЕТИЯ, XVIII – НАЧАЛО XXI в. (статья первая) // СОЦИС, 2014, № 8.

(МИРОНОВ Борис Николаевич – доктор исторических наук, профессор факульте­та социологии Санкт-Петербургского государственного университета, главный науч­ный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН).

Имущественное неравенство в России начала ХХ в. Чтобы получить представ­ление об уровне имущественного неравенства в стране, я рассчитал на 1901–1904 гг. децильный коэффициент фондов (коэффициент дифференциации доходов), показы­вающий, во сколько раз средний доход 10% самых богатых превышает средний до­ход 10% наименее обеспеченных граждан – так называемый коэффициент фондов.

Беднейших людей в позднеимперской России следует искать среди люмпенизиро­ванных слоев, прислуги, сельскохозяйственных, женской и детской части промышлен­ных рабочих, потому что у крестьян доходы в среднем были выше, чем у пролетариев. Всероссийские данные о заработной плате этих категорий лиц наемного труда имеют­ся. Доходы меньшие, чем у рабочих и прислуги, имели нищие, бродяги, странники, бо­гомолки, лица, призреваемые в богадельнях, приютах, живущие на пособия благотво­рителей. Представление о доходах этой беднейшей прослойки могут дать имеющиеся данные о стоимости содержания преступников в тюрьме. В низшую по доходам 10-ю децильную группу войдут полностью: (1) маргинальные слои (0,93% самодеятельного населения), (2) сельскохозяйственные рабочие (3,53%), (3) поденщики и чернорабо­чие (1,45%), (4) промышленные рабочие (точнее женский и детский их компоненты) заполнят оставшиеся 4,09%. Прислуга, как имевшая более значительные доходы, в беднейшую страту не попадает. Средний годовой доход 10% самодеятельного населе­ния с минимальными доходами равнялся приблизительно 78 руб.

Доходы самой богатой части российского общества оценила созданная в 1905 г. Комиссия по вопросу введения подоходного налога при Министерстве финансов, ко­торая собрала данные о числе потенциальных налогоплательщиков в 1901–1904 гг. и 1909–1910 гг. Согласно расчету комиссии, элитарная страта включала около 809,4 тыс. лиц старше 14 лет с суммарным доходом в 1723,8 млн руб. и со средним доходом на одного человека в возрасте старше 14 лет 2130 руб. На ее долю в самодеятельном населении страны приходилось примерно 1%.

Второй компонент 10-й децильной группы включал 9% жителей или 7681 тыс. человек, их средний годовой доход составлял 320,5 руб., а средний доход всей 10-й децильной группы – 493 руб. Децильный коэффициент фондов в России начала ХХ в. составлял примерно 6,3.

В начале XX в. большинство западноевропейских стран по имущественному не­равенству превосходили Россию. Например, в США децильный коэффициент фондов в 1913–1917 гг. равнялся 16–18, в 1929 г. – 18,2, в 1950 г. – 16, в 1970 г. – 18. Колоссальное имущественное неравенство существовало в Великобритании, где в 1850-е гг. децильный коэффициент достигал 22,5 для нало­гоплательщиков и 74 для всего населения. В других европейских странах неравенство было ниже, чем в США и особенно в Великобритании, но выше, чем в России.

Необходимо также учитывать абсолют­ные значения доходов. Средний доход на человека у 1% самых богатых россиян в 1901–1904 гг. равнялся в текущей валюте 991 руб. (507 долларов США), а у амери­канцев в 1900–1910 гг. – 8622 руб. (4412 долларов), т.е. в 8,7 раза больше.

Самые состоятельные англичане и американцы превосходили по богатству рос­сийского императора и великих князей.

Таким образом, имущественное неравенство в начале ХХ в. в России в целом находилось на более низком сравнительно с западными странами уровне. Оно имело важную особенность: незначительное по западным стандартам богатство сосредото­чивалось в руках лишь нескольких тысяч аристократов и представителей крупного капитала, а среди остальных 99,7% населения оно распределялось без кричащих кон­трастов…

Разрыв в 4–5 раз между жалованьем интеллектуального профес­сионала и зарплатой промышленного рабочего нельзя считать кричащим. Например, годовой заработок рабочих металлических заводов Петербурга в 1904 гг. составлял 497 руб., в то время как доход богатого человека начинался от 1000 руб. Предположение об огромном неравенстве доходов в позднеимперской России как главном факторе русской революции не подтверждается эмпирически.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments