sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Categories:

Реакция на прежнее сообщение меня удручила

Я говорю о большой части комментариев. Кто-то снова стал спорить о марксизме или критиковать философию нашего либерального режима, или искать аналогии в пьянстве советского народа.

Эта часть комментаторов отказались увидеть явление нового периода состояния России, и это явление – прототип, они будут множиться, т.к. и в государстве и обществе они созрели. И корень этого сдвига – новое качество невежества. Соединились два процесса:

1) невежество поднялось в средний класс (а значит, и в госаппарат), и в слой организаторов предприятий малого бизнеса (в чем-то и среднего);

2) школа и вуз деградировали и заполнили невежеством медийную сферу.


Были и в СССР эпизоды: кто-то с товарищами украли несколько канистр метанола, устроили в своем кругу попойку и умерли. Эти жертвы – из слоя остатков нашей дикости. Они не организовали производства яда в хорошей упаковке и не поставляли этот яд в розничную торговлю. Они этого не думали и не могли этого сделать. Сейчас это делают организации нашей экономики, пусть теневой. Эти организации «пропитывают» экономику и покрывают большую часть потребления.

Подобные «молекулярные» случаи в СССР были также редки. Когда говорят, что тогда пили одеколон и политуру – это тоже инциденты совершенно другой структуры. В их производстве стандарт (закон) запрещал подливать высокотоксичные вещества вроде метанола. Поэтому бедолаги, пившие даже политуру (редкость), вредили здоровью, но не умирали наповал.

Был смертные случаи в местах, где использовался метанол, например, в химических лабораториях. Бывало, тоже как остатки нашей дикости, что стеклодув или слесарь, закончив изготовление прибора или установки, просит четвертинку спирта. Ему дают чистого этилового спирта. Всегда с особыми предосторожностями. И бывало, крайне редко, что кто-то из мастерской сам зайдет в лабораторию и, пока никого нет, отольет в себе колбочку из склянки, похожей на ту, из которой ему наливали. А эта – склянка с метанолом. И в обед – трагедия, кто-то ослеп, а кто-то и умер. По сети химиков слух об этом сразу пробегал по СССР – будь то в Москве, Новосибирске или Дзержинске. За 10 лет в лаборатории я слышал о таких случаях в химических НИИ два раза.

Но нет и аналогии с высокой смертности от всякого пойла в 1990-е годы. От «случайных отравлений алкоголем» в России умерли 55,5 тыс. человек. Но тогда все население было воздействием культурной травмы, а государственный контроль был полностью отключен. На улицах стояли штабеля ящиков с литровыми бутылками спирта «Рояль» из неизвестного источника. Я покупал, и однажды директор Института попросил меня и ему купить.

Но сейчас в новом формате стабилизировались главные субъекты, определяющие судьбу населения: государство, общество, бизнес и пресса. И все они, как показала трагедия в Иркутске, все эти субъекты обнаружили неполное служебное соответствие. Вот о чем речь!

Невежество я считаю главным фактором, хотя он действует в системе с кооперативным эффектом. Рассмотрим некоторые аспекты проблемы.

1. Прежде всего, произошел провал в навыке использования слов. Чиновники и пресса в рассуждениях о трагическом происшествии настойчиво используют словосочетание «спиртсодержащая жидкость». Это семантический подлог, но ни государство, ни общество практически не замечают. В контексте проблемы, о которой речь, обозначение главной субстанции должно быть на обыденном языке «высокотоксичная жидкость», а на техническом языке – «метиловый спирт» или «метанол». Слово «спирт» или «спиртсодержащая», ничего не говорят и маскируют сущность проблемы.

Это все равно, что сказать об убийстве: «Гостю поднесли хлеб-соль». Был ли в солонке цианистый калий (соль) или хлористый натрий (соль) – неважно, главное, что в солонке была соль.

Семантический подлог, даже по невежеству, – фундаментальный дефект.

Вот еще слово-маска: контрафакт. Это слово ничего не говорит, кроме как для налоговой службы. Может быть контрафакт как виноградное вино с фальшивой этикеткой или водка из контрабандного этилового спирта с Северного Кавказа, и совершенно иной контрафакт – «Боярышник» из метилового спирта, который вице-премьер А.Г. Хлопонин назвал «питьевым лосьоном».

РИА «Новости» в 22 декабря так и сообщает: «Число погибших от отравления поддельным спиртосодержащим средством "Боярышник" в Иркутске увеличилось до 74, всего от контрафакта пострадали 122 человека… Всего на утро 23 декабря от отравлений контрафактом скончались 74 человека, пострадавших 122. В стационарах находится 31 человек» [https://ria.ru/incidents/20161223/].

2. Следующий провал – в институтах государственного контроля. Манипулируя терминами, представители бизнеса, чиновники и ведомства скрывают, что в России действуют производства пищевых продуктов, не ограниченные ни государственными стандартами (этот институт был ликвидирован), ни добровольными регламентами, ни системой надзора. Когда ГОСТы были отброшены и стали составлять регламенты, было декларировано: «Технические регламенты принимаются в целях: защиты жизни или здоровья граждан…».

Казалось бы, вице-премьер, который выступил с объяснениями после гибели в Иркутске, должен был бы сказать, почему же Технические регламенты не защитили жизни граждан. Почему в торговлю поступили «питьевые лосьоны» с одним из сильнейших ядов?

Но ему пришлось бы сказать, что никаких защитных регламентов и нет в помине. Перечень Технических регламентов «О безопасности пищевой продукции» в Таможенном союзе и во всех его республик-участников составляет 346 регламентов – это ничтожное число, стоит просмотреть этот перечень [http://www.gostinfo.ru/trts/List/28]. В России есть один регламент (на деле технические условия), очень отдаленно связанный с нашим предметом: «274. ГОСТ Р 52845-2007. Напитки слабоалкогольные тонизирующие. Общие технические условия». Каждый предприниматель может налепить любую чушь.

Вот сообщение: «По результатам оперативно-розыскных мероприятий установлено, что отравившиеся употребляли концентрат для принятия ванн "Боярышник", содержащий, согласно этикетке, 93% … спирта этилового, экстракт боярышника, лимонное масло, глицерин и диэтилфталат. Жидкость произведена в Санкт-Петербург по ТУ 9158-007-46931608-01 (документ с таким номером не существует). По результатам экспертизы, спиртосодержащая жидкость содержит метиловый спирт и антифриз». В управлении сообщили, что производителем на этикетке значится ООО «Легат». «Однако у нас нет основания полагать, что именно эта фирма является производителем жидкости, которая послужила причиной отравления», — отметили в Росалкогольрегулировании.

Итак, жидкость произведена в Санкт-Петербург по ТУ 9158-007-46931608-01 (документ с таким номером не существует), на этикетке значится ООО «Легат», но служба надзора не имеет «основания полагать, что именно эта фирма является производителем». Надзиратели не догадались посмотреть в Интернете и узнать, что этой фирмы нет уже 5 лет.

3. Дальше пресса начинает забалтывать проблему. «Российская газета» (23.12): «В МВД отметили, что за четыре дня полицейские проверили свыше 3,5 тысяч торговых предприятий Иркутской области. В результате было конфисковано более 22 тысяч литров алкоголя, который продавали с нарушением законодательства».

Прекрасно, что конфисковано более 22 тысяч литров алкоголя, но почему сначала не найти источник угрозы, которая явно локализована – не «тысячи литров алкоголя», а конкретно метиловый спирт с этикеткой «Боярышник».

Дальше сообщают: «Десять тысяч бутылок "Боярышника" полицейские нашли в подвале одного из коттеджей». А в коттедже никого не было? РИА Новости пишет: «В рамках расследования уголовного дела задержаны 12 человек — это индивидуальные предприниматели и их сотрудники, осуществлявшие мелкооптовую и розничную продажу». Это само собой, но при этом ничего не говорится, кто производитель. Ведь эти 12 торговцев, шоферов и поставщиков и не подозревали, что им привезли убийственный яд. Им не было смысла скрывать источник «Боярышника», да и предприниматель-фабрикант скорее не знал, что готовит массовое убийство.

Правда, президент В.В. Путин во время пресс-конференции в пятницу сказал о наличии иностранного следа в отравлениях: «Ряд граждан иностранного государства организовали работу по созданию препаратов для очистки ванн и использовали спирт, который является ядом». По его словам, технический спирт решил использовать один из предприимчивых иностранцев, не осознавая последствий своих действий [https://www.znak.com/2016-12-23/]. Посмотрим, как будут судить «одного из предприимчивых иностранцев». Кстати, зачем этот иностранец наврал, что использовал технический спирт, а не метанол, и зачем наклеил на препарат для очистки ванн этикетку «Боярышник», да еще адрес Санкт-Петербурга с ТУ 9158-007-46931608-01?

Но это объяснение не снимает вопроса об ответственности российского государства надзирать предприимчивых фанатов инноваций, хоть бы и иностранцев. При этом, президент назвал «правильными, но запоздалыми» решения правительства повысить акцизов на алкогольсодержащую продукцию. В той же статье сказано: «На этой неделе Путин поручил правительству до 1 июля 2017 года внести в законодательство изменения, ужесточающие госрегулирование производства, оборота и реализации продукции с содержание алкоголя свыше 25%». Тут уж эксперты власти явно проявили неполное служебное соответствие – соединили разные системы.

Алкогольные напитки и акцизы не имеют никакого отношения к отравлению людей метиловым спиртом. Государство должно не допускать добавку метилового спирта в алкогольсодержащую продукцию, как не допускать добавку цианистого калия к селедке и соленым огурцам. Ведь об этом идет речь! Но наша власть, пресса и значительная часть общества об этом не задумываются.

И эта подмена проблемы уводит и власть, и общество от частной, но острой угрозы национальной безопасности. Вот сообщение РИА «Новости»: «В Росалкогольрегулировании заявили, что усилят контроль за производством и оборотом спиртосодержащих жидкостей медицинского или бытового назначения, таких как лосьоны, спиртовые настойки, антисептические жидкости, средства для мытья окон и им подобные. В ведомстве не исключили и того, что аптечные настойки с 1 января 2017 года включат в систему электронного учета продаж алкоголя (ЕГАИС). Это значит, что фактически их приравняют к алкогольной продукции.

Премьер-министр Дмитрий Медведев назвал происходящее "безобразием". Он заявил, что, непищевые спиртосодержащие жидкости нужно вообще изъять из розничной торговли» [https://ria.ru/economy/20161219/1484010342.html].

Как печально.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments