sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Category:

О революции. Меньшевики и большевики как разные поколения

Юбилей Великой русской революции открылся новый аспект раскола большевиков и меньшевиков в 1903-1907 гг. Этот аспект показывает: силы Февральской и Октябрьской революций – это два разных поколений с разными картинами мира.
Плеханов, Игнатов, Засулич, Дейч, Аксельрод – участники основанной в 1883 году социально-демократической организации «Группа освобождения труда».
В эмиграции Плеханов и его соратники ознакомились с опытом западноевропейского рабочего движения, изучили теорию научного социализма. Группа «Освобождение труда» провозгласила свои основные цели и задачи:
– перевод на русский язык важнейших трудов К. Маркса и Ф. Энгельса, а также произведений их последователей для распространения идей научного социализма;
– критика народничества и разработка проблем русской общественной жизни с точки зрения теории марксизма.
Эта группа создала парадигму «русского марксизма», и почти все они были верны этой парадигмы – Плеханов и меньшевики, а также «легальные марксисты», ставшие основоположниками и идеологами «русского либерализма».
В этой работе очень важны были их непосредственные контакты с Марксом и его соратниками. Ф. Энгельс высоко оценивал деятельность группы «Освобождение труда» «…Я горжусь тем, — писал он в 1885 г. В. И. Засулич, — что среди русской молодежи существует партия, которая искренне и без оговорок приняла великие экономические и исторические теории Маркса и решительно порвала со всеми анархическими и несколько славянофильскими традициями своих предшественников. И сам Маркс был бы также горд этим, если бы прожил немного дольше. Это прогресс, который будет иметь огромное значение для развития революционного движения в России» [Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 36, с. 260].
В 1894 г. был создан «Союз русских социал-демократов за границей». Когда группа объединилась с ленинской «Искрой», вначале был период плодотворного сотрудничества Ленина и Плеханова, затем выявились между ними идейные разногласия (1901—1903), которые окончательно обострились после 2-го съезда РСДРП, что привело к расколу российской социал-демократии на большевиков и меньшевиков. Об этом и речь.
Сохранилось мало сведений о критике группы внутри социалистического движения в России. Судя по дайджестами в Интернете, этому способствовал тот факт, что в 1930-е годы, когда активизировался процесс политизации исторической науки, произошло существенное упрощение «канонической» версии революционного движения и уничтожено множество документов и первоисточников, этой версии противоречивших. Отдельные отголоски критики и внутримарксистской полемики сохранились в сочинениях Ленина, но до советской интеллигенции они не доходили.
Кратко отметим траекторию вождей меньшевиков. Засулич принимала активное участие в деятельности II Интернационала — была представительницей российской социал-демократии на трёх его конгрессах в 1896, 1900 и 1904. Она и Плеханов были в переписке с Марксом и в личном контакте с Энгельсом.
О них пишут: «Вера Засулич с момента её приезда в Англию была одним из тех постоянных посетителей дома на Риджентс-парк-род (где жил Фридрих Энгельс), которые не нуждались в специальных приглашениях. Георгий Плеханов, её верный друг и товарищ по работе, один из способнейших теоретиков и остроумнейших людей в партии, … разумеется, постоянно бывал у Энгельса во время своего краткого пребывания в Англии» [Энгельс у себя дома // Смена. №444, Ноябрь 1945 – http://smena-online.ru/stories/engels-u-sebya-doma].
После Второго съезда РСДРП (1903) Засулич стала одним из лидеров меньшевизма. В апреле 1917 г. подписала воззвание к гражданам России, призывая поддерживать Временное правительство, ставшее коалиционным. Октябрьскую революцию 1917 Засулич считала контрреволюционным переворотом, прервавшим нормальное политическое развитие буржуазно-демократической революции, и расценивала созданную большевиками систему советской власти зеркальным отражением царского режима.
Одним из организаторов Партии социалистов-революционеров (эсеров) и их Боевой организации была Е.К. Брешко-Брешковская – «бабушка русской революции». С ней сотрудничал П.Б. Аксельрод, она в 1904 г. приняла участие в работе конгресса II Интернационала.
Все эти люди входили в когорту рождения 1840-50 гг. Вот годы их рождений: Аксельрод – 1849, Плеханов – 1856, Засулич –1849, Брешко-Брешковская – 1844. Они приняли идеи и установки марксизма почти непосредственно из рук Маркса и Энгельса. Национальный состав меньшевиков (данные на 1907 год): 34 % русских, 29 % грузин, 23 % евреев.
Последователи лидеров меньшевиковв массе сохранили приверженность к их парадигме. Как вспоминает меньшевичка Лидия Дан, сестра Мартова, в 90-е годы ХIХ века для студента было «почти неприличным» не стать марксистом. Особую роль в формировании мировоззрения меньшевистской молодежи сыграли марксистские произведения Г.В. Плеханова. Историк меньшевизма Л. Хеймсон пишет: «В этих работах молодежь, пришедшая в социал-демократию, нашла опору для своего бескомпромиссного отождествления с Западом и для своего не менее бескомпромиссного отвержения любых форм российской самобытности» [Л. Хеймсон. Меньшевизм и эволюция российской интеллигенции // Россия-ХХI. 1995, № 7-8].
А вот когорта «10 знаменитых большевиков», лидером которых был Ленин (род. 1870): Преображенский Е.А. – 1886, Бухарин Н.И. – 1888, Троцкий Л.Д. – 1879, Каменев Л.Б. – 1883, Сталин И.В. – 1879, Калинин М.И. – 1875, Молотов В.М. – 1890, Дзержинский Ф.Э. – 1877, Зиновьев Г.Е. – 1883, Томский М.П. – 1880. Национальный состав делегатов большевиков на 5 съезде РСДРП (1907): 78 % русских, 11 % евреев: 78 % русских, 11 % евреев.
Средний возраст в этой группе большевиков был менее 30 лет. А возрастной состав кадетов резко отличался: в возрасте 31-35 лет был только каждый пятнадцатый, а каждый третий был более 52 лет.
Философы, идеологи и конструкторы Февральской и Октябрьской революций принадлежат разным поколениям – с разрывом 20-25 лет. Это очень большой разрыв.
Основоположники меньшевизма и либерализма мировоззренчески выросли в атмосфере механистического детерминизма, когда в образованном слое господствовала картина мира, которая опиралась на ньютоновской модели мироздания. На ней выросла политэкономия Адама Смита и Маркса, а также исторический материализм с теорией революции и формационным подходом. На этом стояло учение Маркса, столь жесткое, что Марксу и Энгельсу пришлось отвергнуть второе начало термодинамики.
Конец ХIХ – начало ХХ века было время кризиса этой классической механистической картины мира и замены ее картиной необратимостей, неравновесия и нелинейных процессов. Эта картина переходов «порядок-хаос» сразу в ином свете представила системы противоречий. В этой атмосфере выросли вожди большевиков, начиная с Ленина.
Интеллектуалы Февраля и западные социал-демократы пытались следовать канону западных буржуазно-демократических революций, разработанному в учении Маркса, и новизна их инновации была лишь в том, что она происходила в иных месте, культуре и мыслили они в рамках модерна ХIХ века, в парадигме науки бытия. А большевики мыслили в логике науки становления.
Для нас важно разобраться, почему у Ленина и большевиков при организации партии РСДРП сразу (1901—1903) возникли идейные разногласия с «образованными марксистами». Ведь и в кружках будущих большевиков проект будущего разрабатывался под знаменем марксизма – «Коммунистический Манифест», «Пролетарии всего мира, соединяйтесь!».
Почему Плеханов и Засулич восприняли Октябрь как реакционный контрреволюционный переворот, а Аксельрод писал в «Политическом завещании»: «Большевизм зачат в преступлении, и весь его рост отмечен преступлениями против социал-демократии… Где же выход из тупика? Ответом на этот вопрос и явилась мысль об организации интернациональной социалистической интервенции против большевистской политики… и в пользу восстановления политических завоеваний февральско-мартовской революции».
Действительно, после 1905 г. Ленин стал отвергать догмы Маркса одну за другой. Апрельские тезисы, определившие проект Октябрьской революции, были ядром совершенно иной парадигмы антикапиталистической революции. Эта парадигма выросла не из учения Маркса, а из реальности капиталистического империализма и судьбы стран и культур, которые были втянуты в периферию мирового капитализма.
В те времена это было очевидно – и меньшевикам-марксистам, и легальным-марксистам кадетам, и эсерам, и западным социал-демократам. Это грубо выразил Антонио Грамши в статье «Революция против “Капитала”» (5 января 1918 г.): «Это революция против “Капитала” Карла Маркса. “Капитал” Маркса был в России книгой скорее для буржуазии, чем для пролетариата. Он неопровержимо доказывал фатальную необходимость формирования в России буржуазии, наступления эры капитализма и утверждения цивилизации западного типа... Но факты пересилили идеологию. Факты вызвали взрыв, который разнес на куски те схемы, согласно которым история России должна была следовать канонам исторического материализма. Большевики отвергли Маркса. Они доказали делом, своими завоеваниями, что каноны исторического материализма не такие железные, как могло казаться и казалось» [Gramsci А. La revolución contra «El capital». // En: A.Gramsci. Para la reforma moral e intelectual. Madrid. 1998. P. 35-39].
Смена парадигмы русской революции у Ленина и использование большевиками марксизм в форме советской идеологии – важный раздел нашей новейшей истории. Важно потому, что наши молодые креативные марксисты уже в 1950-е годы раскопали главные труды Маркса, которыми было очаровано первое поколение русских марксистов, ставшее радикально антисоветским. А главное, что эти талантливые молодые марксисты воспитали «шестидесятников», а они посредством машины образования очаровали достаточную часть интеллигенции и номенклатуры, чтобы они через 70 лет совершили ремейк Февральской революции с криминальным оттенком.
Версию этого раздела истории сжато представим далее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments