?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
Начнем главу 7. Останутся главы 6 и 8. - sg_karamurza
sg_karamurza
sg_karamurza
Начнем главу 7. Останутся главы 6 и 8.
Глава 7. Проект Октябрьской революции

Эта глава уже позволяет сравнивать проекты Февральской и Октябрьской революций, а также представить их как две ветви Великой русской революции. Объем этой главы расширен, каждый тезис хорошо было бы разобрать и объяснить. Может быть, кто-то этим займутся.
Объяснительная модель русской (российской) революции начала ХХ века, положенная в основу официальной истории – как советской, так и антисоветской, – была мифологична и слишком идеологизирована. Особенно это касается именно Октябрьской революции (если не считать Гражданскую войну, которая, вероятно, еще более мифологизирована). Февральская революция имела свои прототипы и модели – хорошо описанные буржуазные революции Запада, а также классическая доктрина марксизма. Модель и теория Октябрьской революции, напротив, складывались под давлением последних вопросов русской культуры и политических обстоятельств. Поскольку эти модели были предназначены для решения срочных задач, а официальная история опиралась и опирается на истмат, многого до сих пор мы не можем объяснить. Что-то представлено версиями, но и главное еще надо описывать более связно и квалифицированно. Реальность нас обгоняет, а нам как раз необходимо беспристрастное знание и привлечение опыта краха СССР.
Потребность в таком знании определена тем, что за последние тридцать лет пришлось прийти к выводу, что наш нынешний кризис – эпизод этой самой Великой русской революции. Ее масштаб оказался гораздо больше, ее развитие очень нелинейно, и длится она дольше, чем ожидалось. Сталинизм (тоталитаризм, мобилизационный социализм – как его ни называй) лишь на время заморозил революционный процесс. Хрущев устроил «оттепель», ее попытались снова подморозить во времена Брежнева, но это лишь оттянуло перестройку, которая оказалась войной нового типа, к чему мы не были готовы.
Во времена «тоталитаризма» (морально-политического единства) казалось, что революция осталась позади, в истории, что произошло национальное примирение и антагонистические противоречия изжиты. Эту иллюзию создавало обществоведение через систему образования и СМИ. Во время «оттепели» наша интеллигенция смеялась над странным пророчеством Сталина о том, что «по мере продвижения к социализму нас ждет обострение классовой борьбы». Если отфильтровать марксистскую терминологию и перевести эту фразу на русский язык, ее надо понимать как предупреждение, что в лоне советского общества есть силы, которые в будущем попытаются сменить общественный строй и завладеть общенародной собственностью. Это и произошло на наших глазах – произошла антисоветская революция, используя значительную часть инструментария Февральской революции в новых, гораздо более для нее благоприятных условиях.
Эта глава сильно отличается от изложения проекта Февральской революции тем, что кадеты, буржуазия и меньшевики следовали канонам классической парадигме либерализма и марксизма. В их проекте не было разрыва непрерывности – инновации (в понятиях Вебера). Коалиция революционеров Февраля использовала институты, философию, язык и логику буржуазно-демократических революций – структуры, которые в основном уже завершили процесс становления. Это пытался объяснить Вебер, однако пересилил соблазн использовать надежную и эффективную классическую парадигму и не рисковать. Точнее, у этой революции не было Откровения, а ее подвижники не желали столкнуться с апокалипсисом. А крестьяне и рабочие России к этому были готовы, в огне брода нет.
Маркс верно сказал, что крестьянин – «непонятный иероглиф для цивилизованного ума». Революционеры Февраля пошли за Марксом, этого иероглифа не поняли, но зато он вселил в них ужас. И до сих пор наши «цивилизованные умы» стараются об этом не думать. Но нам придется об этом говорить, хотя бы очень кратко.
П. Бурдье писал: «политический бунт предполагает бунт когнитивный, переворот в видении мира». Когнитивный бунт – это перестройка мышления, языка, «повестки дня» и логики объяснения социальной действительности. М. Вебер, изучая и сравнивая процессы развития в обществах модерна и в традиционных обществах, определил инновации как зародыши появления новых общественных форм и институтов. Он ввел в социологию важное понятие: общество в состоянии становления. Это аналогия понятия натурфилософии, обозначающего состояния вещества в момент его рождения – in statu nascendi.
Вебер считал, что идея и проектирование инновации, порождающие новую структуру in statu nascendi, требуют взаимодействия (синергизма) рационального усилия и внерационального импульса. Другими словами, он напомнил, что нельзя описать человеческие общности только посредством социальных и экономических индикаторов – социальное и психическое неразрывно связаны. Это значит, что идея (проект) воздействует не только на разум с его логикой и расчетом, но и на всю духовную сферу людей – чувства, воображение, память и подсознание. Это и есть взаимодействие рационального мышления с психикой. Если речь идет об идее, которая овладевает массы, значит, эта идея потрясла множество людей, глубоко затронула их разум, совесть и чаяния. Импульс к инновации, в котором синергически сочетаются рациональные представления с иррациональными символическими «образами», Вебер назвал «харизмой» (греч. charisma – благодать, дар божий). Он ее определяет как «“творческую” и революционную силу».
Вебер в своих трудах указал на особые качества инноваций «харизматического» типа, и знать эти качества крайне необходимо для нашей темы. Прежде всего, он считал, что такие инновации имеют не историческую природу — они «не осуществляются обычными общественными и историческими путями и отличаются от вспышек и изменений, которые имеют место в устоявшемся обществе». Это утверждение Вебера означает негодность для таких проблем исторического материализма, который перенес из естествознания в обществоведение идею объективных законов исторического развития. В периоды общественных кризисов (возникновение хаоса) теория «объективных законов» делает образованных людей буквально слепыми.
А. Грамши в июле 1918 г. в статье «Утопия» спорил с утверждениями, будто в России буржуазия должна была завершить необходимый этап буржуазной революции: «Где была в России буржуазия, способная осуществить эту задачу? И если господство буржуазии есть закон природы, то почему этот закон не сработал?.. Истина в том, что эта формула ни в коей мере не выражает никакого закона природы... То, что прямо определяет политическое действие, есть не экономическая система, а восприятие этой системы и так называемых законов ее развития. Эти законы не имеют ничего общего с законами природы, хотя и законы природы также в действительности не являются объективными, а представляют собой мыслительные конструкции, полезные для практики схемы, удобные для исследования и преподавания» [Gramsci A. Utopía. – In: A. Gramsci. Antología. México: Siglo XXI Eds. 1984].
В действительности успешная инновация типа революции происходит в редкостный момент сочетания многих необходимых обстоятельств. Это – случай, и мало кто из политиков способен почувствовать этот момент и увидеть сгусток этих обстоятельств («сегодня рано, послезавтра поздно»).
Другой важный тезис Вебера состоит в том, что харизматические вспышки и изменения в обществе мотивируются не экономическими интересами, а ценностями: «Харизма — это “власть антиэкономического типа”, отказывающаяся от всякого компромисса с повседневной необходимостью и ее выгодами». Инновация – проект изменения картины мира. Под его знамена становятся люди, ищущие правду и справедливость, как они их понимают. Как выразился Вебер, харизматическая группа организована «на коммунистических началах».
Этот процесс широко освещен и в литературе, и в воспоминаниях виднейших представителей интеллигенции революционного времени. Духовные искания рабочих и крестьян революционного периода отражались в культуре. Исследователь русского космизма С.Г. Семенова пишет: «Никогда, пожалуй, в истории литературы не было такого широчайшего, поистине низового поэтического движения, объединенного общими темами, устремлениями, интонациями. … По самому своему характеру это была поэзия мечты, творчество идеала ¬– ценнейшее свидетельство предельных чаяний народной души. Революция в стихах и статьях пролетарских (и не только пролетарских) поэтов… воспринималась не просто как обычная социальная революция, а как грандиозный катаклизм, начало “онтологического” переворота, призванного пересоздать не только общество, но и жизнь человека в его натурально-природной основе. Убежденность в том, что Октябрьский переворот – катастрофический прерыв старого мира, выход “в новое небо и новую землю”, было всеобщим» [Семенова С.Г. Преодоление трагедии. «Вечные вопросы» в литературе. М.: Советский писатель. 1989].
В этом духовном взрыве выражалось хилиастическое чаяние русских рабочих и крестьян – ожидание Преображения.
Когда появляется харизматическая фигура (вождь, полководец и др.), вокруг нее быстро собирается небольшая группа людей, которые уже были обуреваемы томлением духа. Эти люди становятся учениками и сподвижниками своего вождя, они составляют ядро, которое служит матрицей, на которой формируется общность, реализующая инновацию уже как социальный проект. Цепной процесс превращения этого ядра в активную общность и есть состояние in statu nascendi. Вебер писал: «Харизма обнаруживает эмоциональную нагруженность, напор страстей, достаточный для того, чтобы выйти из непосредственной реальности и вести иное существование».
Напор страстей в дни Февральской революции был краткосрочным (4 месяца), и эти страсти были праздничными. Пришвин записал в дневнике (5 июля 1917 г.), что либеральная революция потерпела крах, Россия пошла по какому-то совершенно иному пути: «Елецкий погром – это отдаленный раскат грома из Азии, и уже этого удара было довольно, чтобы все новые организации разлетелись, как битые стекла. Эта свистопляска с побоями – похороны революции».
«Похороны революции» – потому что активность большевиков и Советов либералы, меньшевики и все Временное правительство считали контрреволюцией. Приверженцы Февральской революции в массе своей считали (и считают сейчас) большевиков контрреволюционерами, а Октябрьскую революцию реакционным переворотом. Игра словами! Так, академик Веселовский написал в январе 1918 г.: «Разгон Учредительного собрания – прошел, или, вернее, проходит. Теперь уже несомненно, что революция убита; остаются борьба с анархией и реставрация… Все это… такие удары социализму и революции, от которых в России они не оправятся».
5 комментариев or Оставить комментарий
Comments
akm706 From: akm706 Date: Апрель, 6, 2017 05:47 (UTC) (Ссылка)
лозунг Ленина о союзе пролетариата и трудового крестьянства наиболее сильный из тезисов его революционной доктрины. Марат, объявляющий Вандею союзником революции третьего сословия в Париже, выглядел бы менее странно, нежели Ленин, провозгласивший союз рабочих и крестьян, от Андрея Боголюбского бывших опорой самодержавия.
sozecatel_51 From: sozecatel_51 Date: Апрель, 6, 2017 12:43 (UTC) (Ссылка)
Еще немного усилий, и мы придем к пониманию истории как Божьего Промысла.
sozecatel_51 From: sozecatel_51 Date: Апрель, 6, 2017 12:47 (UTC) (Ссылка)
"Когда появляется харизматическая фигура (вождь, полководец и др.), вокруг нее быстро собирается небольшая группа людей, которые уже были обуреваемы томлением духа. Эти люди становятся учениками и сподвижниками своего вождя, они составляют ядро, которое служит матрицей, на которой формируется общность, реализующая инновацию уже как социальный проект".
Святые отцы называют это одержимостью, т.е. обуянностью бесами. Отсюда и общественная истерия. И майданы с оккультными жертвами.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Апрель, 7, 2017 06:11 (UTC) (Ссылка)
Опять "харизма". Скучно. Ну зачем сюда тащить Московичи? Вебер не просто так не опубликовал свою "харизму", а потому что не соответствует критерию научности. Ну и зачем в тридесятый раз нюхать грязное белье? "Харизма" - она у клоуна в цирке и возбудить может только толпу придурков:

"Как отмечает Исаак Дойчер, если во время Гражданской войны бурная энергетика и театральные эффектные жесты Троцкого были вполне уместны, с наступлением мира они уже начали отдавать истерикой. Если в 1917 году Троцкий собирал в петроградском цирке «Модерн» целые толпы рабочих и солдат, слушавших его яркие речи как откровение, то уже в 1923 году он смог зажечь своими проповедями только молодых фанатиков. Время фанатиков и идеологов прошло, наступило время организаторов, смотревших на марксистскую фразеологию лишь как на удобный инструмент. По выражению Восленского М. С., смысл борьбы за власть в 1920-е — 1930-е годы был в том, что «коммунисты по убеждению сменились коммунистами по названию»."

Умным "харизма" не интересна. Они в библиотеке сидят над книжками. Науку и технику постигают. Именно это советский человек, а не возбужденные истерички-"харизматики", типа Троцкого и Евтушенко. Короче - в топку эту вашу "веберовскую харизму". Грязное белье покойного надо сжечь, а не смаковать так и эдак. У него достаточно опубликованых работ, удовлетворяющих критерию научности.
Сергей Иванов From: Сергей Иванов Date: Апрель, 7, 2017 17:03 (UTC) (Ссылка)
Такие заходы это не только злые безграмотные жидобольшивики.

Гевара Линч де ла Серна, Эрнесто Рафаэль, «Че» Guevara Lynch de la Serna, Ernesto Rafael, «Che»
Партизанская война

=Глава 1

1. Сущность партизанской борьбы

Победа кубинского народа над диктатурой Батисты была не только триумфом, весть о котором подхватили информационные агентства всего мира, Эта победа опрокинула устаревшие представления о народных массах Латинской Америки, наглядно продемонстрировав способность народа путем партизанской борьбы освободиться от правительства, которое его угнетает.
Мы считаем, что из опыта кубинской революции следует извлечь три основных урока для революционного движения на латиноамериканском континенте:
1.Народные силы могут победить в войне против регулярной армии;
2. Не всегда нужно ждать, пока созреют все условия для революции: повстанческий центр может самих создать;
3. В слаборазвитых странах американского континента вооруженную борьбу нужно вести главным образом в сельской местности.=

http://militera.lib.ru/science/guevara/index.html

Походя отпнул марксизм как мелкую, надоедливую собачонку путающуюся под ногами)Клятый ненаучный харизматик практик)

А вот от записи из дневника искреннего марксиста коминтерновца. Про ещё одного великого революционного практика.


=14 марта

О чжэнфыне.
Мао Цзэ-дун частенько повторяет тезис о непартийности и классовой неопределенности интеллигенции. [270]
На основании этого утверждения он физически и нравственно изводит интеллигенцию, заменяя ее своими начетчиками и начетничеством. Причем этот курс проводится по отношению к представителям интеллигенции, принципиально примкнувшим к революции.
По-моему, он весьма смутно представляет, что именно интеллигенция дала толчок великому освободительному движению пролетариата всего мира, в том числе и Китая.
В. И. Ленин пишет: «Мы сказали, что социал-демократического сознания у рабочих и не могло быть. Оно могло быть принесено только извне. История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское... Учение же социализма выросло из тех философских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными представителями имущих классов, интеллигенцией».
Вместо делового сотрудничества с интеллигенцией Мао Цзэ-дун фактически культивирует подозрительное и оскорбительное отношение к ней.=

=21 марта

О чжэнфыне.
Под знамя шовинизма В. И. Ленин сводит таких, казалось бы, разных политических деятелей, как ярый монархист князь Меньшиков, как «шовинисты по оппортунизму или по бесхарактерности» Плеханов, Смирнов, Маслов, Рубанович, как идеолог и вождь анархизма Кропоткин. Все указанные видные политические деятели, хотя и разные по своим идейным устремлениям, шли в одной упряжи. Не за страх, а за совесть тащили грязную колымагу шовинизма.
В этой упряжи мог бы занять место и Мао Цзэ-дун, который именно не за страх, а за совесть тащит грязную колымагу шовинизма, смыкаясь таким образом в политическом плане с самыми реакционными элементами.=

Владимиров Петр Парфенович
Особый район Китая.
1942–1945 гг.

http://militera.lib.ru/db/vladimirov_pp/index.html
5 комментариев or Оставить комментарий