?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
sg_karamurza
sg_karamurza
sg_karamurza
Еще статья в "Русский журнал" на заданную тему
25 комментариев or Оставить комментарий
Comments
From: sandy_cor Date: Январь, 20, 2009 16:39 (UTC) (Ссылка)

Re:

Один непреложный факт о великих репрессиях, означавших смерть для десятков тысяч и тюрьму для во много раз большего числа людей: они были. Начались в 1935-м, когда Сталин обладал тотальной властью, и тянулись до 1939-го; некоторое время спустя после войны они возобновились и не прекращались до самой его смерти. Возможны две типовые конструкции объяснений. Первое объяснение не нуждается ни в каком психологизаторстве. Должен сказать, что вообще-то я противник психологических изысков, когда высказываются суждения о фигурах исторических и когда прямой необходимости в психологии нет. Это слишком поверхностно, а психологическое воображение, даже если его держать в узде,—оружие, способное довести до глупости. Тем не менее, сразу должен сказать: я не могу принять (во всяком случае, без уточнений, частично меняющих конструкцию) это первое объяснение.

Оно таково. Как мы знаем, Сталин был ненормально подозрительный и в то же время здравый и разумный человек. К 1934 году он преуспел в том, чтобы, нет, не сделать Советский Союз сильным, но—вывести его на путь обретения силы. Теперь мы знаем больше, чем прежде, о морфологии революции. Точно через такой же интервал времени, семнадцать лет после первой вспышки, еще одна революция, китайская, возросшая из иных корней и совершенно в иной культуре, втянулась в острые внутренние конфликты. Идентичный опыт был у Сталина. Он был разумен, но обезличенно беспощаден, убежден, что его режим (и, разумеется, его личное положение) должны оставаться неприкосновенными. Сталин знал об опасностях автократического правления, в заговорах разбирался как никто: извне ему грозила отнюдь не вероятная, а весьма определенная перспектива неизбежной войны, заговоры были вероятны—в партии, в армии. За тридцать лет до того он возглавлял тайные революционные организации, секретнейшие из секретных, и знал: единственный противовес тайным организациям—тайная полиция. Сталин готов был использовать и использовал тайную полицию, как никто прежде ее не использовал. Ему нужно было уничтожить и он уничтожил самое возможность альтернативного правительства: не только оппозицию, по и тень оппозиции в самых отдаленных закоулках, откуда могла бы выйти другая администрация. С помощью таких мер он, режим, страна выстояли в воине. После войны времени на передышку не было вовсе. Ему приходилось приглядывать за Америкой, вооруженной атомными бомбами. Вновь, в который раз, режим нуждался в защите. Те же самые меры. Та же секретность. Такие же, если потребуется, жертвы невинных. И так—до тех пор, пока не останется никого, кто мог бы стать средоточием опасности.

Кое-что в этом аналитическом конструировании со счетов не сбросишь. Не так уж и невероятно, что Тухачевский и другие высшие армейские чины составили заговор с целью устранить Сталина. Фактически, это a priori вероятно. При такой концентрации власти и при отсутствии какою бы то ни было законного инструмента ее замены (тут одновременно трагедия и знамение сталинской эры, это было предсказуемо и предсказывалось) единственной альтернативой становилась армия. Такого рода урок усвоен римскими автократами задолго до наших дней, им пользовались люди, насколько мы можем судить, сравнительно уравновешенные, такие, как императоры Септимий Север и Константин.
lermus From: lermus Date: Январь, 20, 2009 20:06 (UTC) (Ссылка)
браво!
кто это написал?
vlad_chestnov From: vlad_chestnov Date: Январь, 28, 2009 07:02 (UTC) (Ссылка)
Очевидно, какой-то троцкист. Не случайно же этот странный юзер не указал имени автора.
25 комментариев or Оставить комментарий