sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Categories:

Февральская революция и Перестройка. 4. Версии позже

7. Мышление: игнорирование реальности
Февраль: Кадеты имели привилегию получать консультации непосредственно от Макса Вебера. Его «русские штудии» ввел А.С. Кустарев (А. Донде). Он пишет: «В 1905 году началась русская революция. Макс Вебер одним из первых понял, насколько происходящее в России важно для мировой истории. Он бросил все свои занятия и занялся Россией. Стремительно выучил русский язык, вошел в контакт со своими русскими коллегами — среди них виднейшие русские либералы Петр Струве и Кистяковский, экономисты-статистики Кауфман и Святловский и др. — и написал две работы… В сущности, две книги. Переизданные вместе в 1990 году в полном собрании сочинений Вебера, они занимают том объемом около 750 страниц. И сегодня этот труд представляет собой самый большой компендиум хронографических, статистических и морфологических деталей, дающих вместе общую характеристику состояния российского общества на 1904 -1906 год».
Прежде всего, Вебер указал на очень важные изменения капитализма начала ХХ века. Для ортодоксальных марксистов и либералов обычным было считать, что русская революция произошла «слишком рано». Это представление устарело, оно не учитывает фазу «жизненного цикла» всей капиталистической формации, прежде всего Запада. Вебер приходит к выводу: «слишком поздно!», буржуазная революция в России уже невозможна. Российская буржуазия оформилась как класс в то время, когда Запад уже заканчивал буржуазно-демократическую модернизацию и исчерпал свой освободительный потенциал. Россия в начале ХХ века уже не могла быть изолирована от «зрелого» западного капитализма, который занимается организацией дополняющей экономики на периферии.
Вебер указал особенность российского общества и государства: «Власть делала все возможное, в течение столетий и в последнее время, чтобы еще больше укрепить коммунистические настроения. Представление, что земельная собственность подлежит суверенному распоряжению государственной власти (искоренявшей, кстати, частное право на всякое другое “нажитое” добро), было глубоко укоренено исторически еще в московском государстве, так же как и община».
Вебер считал, что крах царского режима на фоне усиления «коммунистических настроений» может привести «к чему-то совершенно небывалому, но к чему именно — предвидеть невозможно». Ничего этого интеллектуалы Февраля не учли. Они стремились устранить тот барьер, который самодержавие ставило на пути развития либерального капитализма. Вебер предвидел, что через прорванную кадетами плотину хлынет мощный антибуржуазный революционный поток.

1991: Доктрина реформ противоречила знанию, накопленному даже в рамках либерализма! В 1991 году к Горбачеву обратилась с «Открытым письмом» группа из 30 американских экономистов (включая 4 лауреатов Нобелевской премии по экономике). Они предупреждали, что для успеха реформ надо сохранить землю и другие природные ресурсы в общественной собственности. Они предвидели разрушительный характер доктрины реформ. На их письмо не обратили внимания.
Дж. Гэлбрейт побывал в Москве, беседовал с экономистами и сказал об их планах: «Говорящие – а многие говорят об этом бойко и даже не задумываясь – о возвращении к свободному рынку времен Смита не правы настолько, что их точка зрения может быть сочтена психическим отклонением клинического характера. Это то явление, которого у нас на Западе нет, которое мы не стали бы терпеть и которое не могло бы выжить».
В 1992 г. группа ведущих иностранных экспертов под руководством М. Кастельса, говорила с Правительством РФ и экспертами. Им они составили доклад, там сказано: «Создание эффективной рыночной экономики принципиально отличается от простой задачи передачи прав собственности от государства и старой номенклатуры к успешным частным управляющим… Культура куда важнее масштабов приватизации…
В настоящий момент все они [новые собственники] так или иначе демонстрируют паразитическое поведение, их действия носят не инвестиционный, а спекулятивный характер… Такая ситуация характерна скорее не для зарождающегося, а для вырождающегося капитализма. Фактически идет процесс передела накопленной собственности, а не создание нового богатства…
Резюмируя все сказанное, мы утверждаем, что существующая концепция массовой приватизации является главной ошибкой, которую Россия может совершить в ближайший год реформ».

8. Цивилизационный конфликт
Февраль: Коалиция главным противоречием считала сопротивление капитализму со стороны традиционных укладов (община, крепостничество — «азиатчина»), исходом революции будет «чисто капиталистическое» хозяйство. То есть, вся сельская Россия станет капиталистической. Напротив, народники и А.Н. Энгельгардт в «Письмах из деревни» показывал, что это невозможно, по неодолимым причинам. Капитализм в фазе империализма создает на периферии анклавы производства, окруженные массой хозяйств, ведущих натуральное хозяйство.
В Грузии руководил меньшевик Жордания, член ЦК РСДРП, к власти пришло социалистическое правительство. И оно вело войну против большевиков. Жордания объяснил: «Наша дорога ведет к Европе, дорога России — к Азии. Я знаю, наши враги скажут, что мы на стороне империализма. Поэтому я должен сказать со всей решительностью: я предпочту империализм Запада фанатикам Востока!»

1991: Идеологи революции 1980-90-х годов доказывали, что Россия не является ни самостоятельной цивилизацией, ни частью иной цивилизации, она выпала из мирового цивилизационного развития и осталась в состоянии варварства.
А.Н. Яковлев: «На Руси никогда не было нормальной, вольной частной собственности... Частная собственность — материя и дух цивилизации… На Руси никогда не было нормальной частной собственности, и поэтому здесь всегда правили люди, а не законы».
Философ А.И. Ракитов считал Россию цивилизацией, но изначально антигуманной: «Самая большая, самая жестокая империя в истории человечества распадается».
Третья версия: Россия была и есть часть Запада, но слегка отклонилась от «столбовой дороги», и теперь надо прилежно учиться у Запада, чтобы наверстать упущенное за 70 лет – «русские и есть Запад». Была и такая формула: «Россия не Евразия, она принадлежит Европе и не может служить мостом между Европой и Азией, Евразией была Российская империя, а не Россия».

9. Иллюзии
Февраль: Кадеты приветствовали Февральскую революцию как общенациональную: «Она есть революция национальная, революция всенародная, т.е. она объединяет в себе все классы и все общественные группы и ставит перед собой задачи, которые должен осуществить весь народ, которые только весь народ и осуществить».
Хотя очевидно: общество, раздираемое противоречиями совершит катастрофическую революцию, что Февраль – эпизод в процессе, в котором «все классы и все общественные группы ставит перед собой задачи» антагонистические, а не одинаковые.
Населения ждало, что революция разрешит конфликты через договоры, но Вр. правительство, объявив непредрешенчество, потеряло социальную базу.

1991: Лозунгом перестройки было «Вернуться в лоно цивилизации!» 4 мая 1992 г. в РАН провели заседание, участники которого «исходили из неизбежности перехода России к рыночной экономике, … сочетать достоинства и исключать недостатки капитализма и социализма. ... Нужно поработать над тем, как идею конвергенции облечь в приемлемые для всех народов и наций страны одежды».
Группа ведущих экономистов и философов выпустила в 2001 книгу «Наука и власть», о которой сказано: «Тенденции развития общества ведут к тому, что в будущем обществе возникает качественно новый синтез ценностей капитализма и социализма. Об этом пишут в рецензируемой книге почти все авторы… Отсюда можно сделать вывод о том, что в настоящее время возникают условия для создания новой идеологии, в которой будет осуществлен синтез прагматических – осуществимых (а не утопических) идеалов либеральной (буржуазной) и социалистической (пролетарской) и других современных, охватывающих большие слои населения идеологий».

Заключение. Лидер «молодых» либеральной-буржуазии П.П. Рябушинский в 1920 г. так объяснил провал: «Многие из нас давно предчувствовали катастрофу, которая теперь потрясает всю Европу, мы понимали роковую неизбежность внутреннего потрясения в России, но мы ошиблись в оценке размаха событий и их глубины и вместе с нами ошибся весь мир. Русская буржуазия, численно слабая, не в состоянии была выступить той регулирующей силой, которая помешала бы событиям идти по неверному пути... Вся обстановка прошлого не способствовала нашему объединению, и в наступивший роковой момент стихийная волна жизни перекатилась через всех нас, смяла, размела и разбила».
А кадеты видели причину своего поражения в недостаточной укорененности либерализма на русской национальной почве. Действительно, почва России в начале XX века была неблагоприятна для создания прочной и разветвленной либеральной системы.
Очень сложно понять ход их мыслей. Много ученых и наблюдателей в России и на Западе предупреждали либералов и социалистов. Почему они не вняли предупреждениям? Но даже и здравый смысл подсказывал, что культура большинства населения России сильно отличалась от культуры Запада. Значит, проектировать революции и реформы, повторяя опыт западных культур, нельзя. Даже и на Западе такие драматические процессы, как революции, не были стереотипными.
Сейчас, читая книги историков и «февральских» политиков, уже без ослепляющей страсти борьбы, видно, чем отличается от Февральской революции антисоветская революция 1991 года: тем, что она разрушила множество жизней и огромные ценности – и материальные, и символические. Вину за такой беззащитности общества ложится на политическую систему последнего периода СССР, общественной науки и всех нас, советской интеллигенции.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments