sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Что скажут коллеги из среднего класса? Часть 2

Это заявление следует принять во внимание, поскольку оно, видимо, выражает представления части политической элиты. В рамках нашей темы по сути заявления можно сделать следующие комментарии. Называть целое десятилетие России «временем» одной какой-то группы (тем более такой маргинальной, как «олигархи») – неприемлемое упрощение, при всей метафоричности выражения. Оно слишком «принижает» реальность, тем более таких переломных моментов.

Называть период 2000-2008 гг. эпохой среднего класса – гротеск, который искажает картину хода событий. В этом утверждении субъект действия не только не определен понятными и общепринятыми признаками, но он и не завоевал в массовом сознании никакого авторитета. Он воспринимается как артефакт смутного времени, заслуживающий легкого сострадания, явление в России преходящее и нежизнеспособное[1]. Ничего эпохального этот субъект не совершил, и ничего от него не ждут.

Говорится о защите среднего класса, о том, чтобы не дать его в обиду. Задача защиты класса требует определения фундаментальных угроз, которые порождены системой общественных отношений. Чтобы такие угрозы отвести, речь должна идти о реформировании институтов нынешнего общественного строя. О чем идет речь, что стоит за словами Суркова? Кто обидчик среднего класса, чем он ему угрожает? Из контекста понять нельзя. В условиях кризиса такие многозначительные заявления лишь усиливают напряженность.

Сурков придает среднему классу статус системообразующей сущности современной России: «Российское государство - это его государство. И российская демократия – его». Это заявление вызывает тревожное недоумение. Небольшая общность, которая пока что воспринимается как социальный фантом, который не является носителем большой идеи и связного проекта, не обладает консолидирующим и творческим потенциалом, представляется чуть ли не хозяином страны и государства. Что дает создание такого образа для политической практики государства во время кризиса?

Чтобы оценить эффект этого образа, представим себе, что в Москве открыт монумент, олицетворяющий тот средний класс, о котором говорит Сурков. Каков может быть этот памятник «белому воротничку» или «офисному планктону»? Поставим его в один ряд с уже известными равноположенными монументами. Это, прежде всего, фигура «Рабочий и крестьянка», прямой аналог с классовой символикой. Это сравнение для «белого воротничка» убийственно, речь идет о несоизмеримых по символической силе образах социальных общностей. Художественно слабее, чем монумент Мухиной, памятник Юрию Гагарину в Москве, но и он несет мощный заряд оптимизма, воспринимается как гимн творчеству, знанию, человечности.

Сурков делает сильные утверждения и в сфере нациестроительства. Он так представляет тех, кто причислен к среднему классу: «Россия - их страна. Медведев и Путин - их лидеры». Это идет вразрез с общепринятыми доктринами социальной защиты населения. Во время кризисов дискурс власти при любом политическом режиме переходит к языку общенациональных интересов. Население представляется семьей, которая должна пережить общую беду, сплотиться на время поверх социальных (классовых, сословных) барьеров. В это время утверждается, что страна – всех, что власть снова – отец всех подданных. В этот момент представлять Медведева и Путина лидерами класса, а не нации (даже если бы так было в действительности), контрпродуктивно.

Выступление Суркова предваряло целую серию подкрепляющих деклараций, а затем и действий. 1 декабря 2008 г. первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству В. Федоров заявил: «Средний класс – это наше будущее. У богатых для преодоления трудностей все-таки имеется больше возможностей, поэтому государство не должно и не имеет права оставлять средний класс один на один с кризисом».

Вот сообщение прессы о прошедшей в середине декабря пресс-конференции «Рынок труда в России в условиях кризиса»: «По мнению участвовавших в пресс-конференции депутатов Государственной думы В. Мединского и А. Исаева, одной из первостепенных задач должно стать спасение офисных служащих. Во-первых, на сегодняшний день они больше всех пострадали от сокращения штатов. А во-вторых, «белые воротнички» – неотъемлемая часть среднего класса, который является опорой государства».

В. Мединский заявил на пресс-конференции: «Нам необходимо защитить этих людей. Это тот самый средний класс, который должен составлять социальную основу страны и являться гарантией стабильности государства. Потеряем его – потеряем стабильность. Ликвидация среднего класса грозит стране революционной ситуацией».

Сопредседатель либерального клуба «4-е ноября» партии «Единая Россия», депутат Госдумы А. Макаров его поддержал: «Так называемый «офисный планктон» и простые работяги, которые первыми становятся жертвами кризиса, на самом деле они – гаранты будущего РФ как нормальной европейской страны, страны, в которой нет больше богатых и бедных». Председатель комитета Госдумы по международным делам К. Косачев заявил, что Россия не может допустить «крахов, дефолтов, или других сильных потрясений, которые бы снова опрокинули на спину только встающий на ноги средний класс».

«Единая Россия» как «партия власти» даже взяла на себя инициативу создать для среднего класса России структуры классовой борьбы против буржуазии, борьбы за свои социальные права против класса собственников-предпринимателей. 27 декабря в Москве прошел учредительный съезд профсоюза «белых воротничков». Руководителем стал председатель Комитета по труду и социальной политике Госдумы А. Исаев, председателем — член Комитета по экономической политике и предпринимательству В. Мединский. По словам Исаева, новый профсоюз должен стать эффективным средством борьбы против произвола работодателей, с его помощью возможно будет не допустить массовых увольнений офисных работников в период кризиса. Примечательная смена языка партии «Единая Россия»: «Все на борьбу против «невидимой руки рынка»!»

Между тем, размер, профиль и тенденции развития российского среднего класса являются предметом дискуссии.

В Интернет-опросе (ноябрь 2008 г.) был задан вопрос: «Как Вы считаете, существует ли в современном российском обществе «средний класс»? Если существует, то какова его доля среди населения России?». Ответило 2656 человек, из них 43,7% относят себя лично к среднему классу, а 45% не относят. Основные ответы о доле среднего класса в населении таковы (в процентах от числа ответивших): «не более 10%» - 27,4; «от 11 до 20%» - 28,4; «от 21 до 30%» - 18,3; «от 31 до 40%» - 9,2. Таким образом, большинство (55%) считает, что доля среднего класса в населении России составляет менее 1/5 [http://www.virtualexs.ru/cgi-bin/exsurveys/research.cgi?mode=query&ac=327&r1].

В апреле 2008 г. начисленную зарплату более 25000 (за вычетом налогов это менее 22000 руб.) имели 16,1% работников. Зарплату в размере 25-50 тыс. руб. имели 12,6% работников. 72% процента граждан, опрошенных Левада-Центром, сообщили, что не имеют сбережений. Это – показатели, примерно определяющие размер общности «средний класс».

26 декабря 2008 г. было опубликовано такое сообщение об исследовании численности среднего класса в России: «В основе исследования лежат данные о способности граждан взять ипотечный кредит хотя бы раз в поколение (30 лет). По мнению авторов, это один из основных критериев определения среднего класса. «Вряд ли семьи, у которых есть день­ги на питание, одежду, машины и путешествия, но нет возможности купить жилье, правомерно относить к среднему классу», — говорится в исследовании. Как пояснил РБК daily руководитель аналитического центра GED Analytics Александр Пыпин, при подсчете среднего класса авторы исходили из классической пирамиды по­требностей по Маслоу… «К среднему классу можно отнести домохозяйства, которые помимо удовлетворения потребностей в жилье способны удовлетворять потребности верхних уровней, — делает вывод эксперт. — Для этого ипотечный платеж должен быть не более 50% от доходов семьи».

Аналитики полагают, что еще в июле этого года квартиру в кредит можно было купить, имея совокупный семейный доход от 54 тыс. руб. в месяц. Сегодня планка, по мнению GED Analytics, выросла до 90 тыс. руб. Банки не хотят рисковать и, как следствие, резко повышают процент­ные ставки. Так, еще летом ежемесячный платеж по ипотеке за стандартную квартиру 51 кв. м составлял в среднем 28,3 тыс. руб. С июля по декабрь при сравнительно невысоком на фоне кризиса росте цен на квартиры (в среднем 3 тыс. руб.) ежемесячный платеж вырос до 43,7 тыс. руб. [12].

Вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), директор Института современного развития Игорь Юргенс оценивает численность среднего класса в России следующим образом: «Четверть населения России соответствует различным критериям среднего класса, однако полностью под это определение подходят лишь 7% россиян».

25 декабря 2008 г. информационное агентство «Росбалт» сообщило: «Средний класс в России уменьшился на 20 млн. человек. Такой вывод сделали аналитики компании GED Analytics. Они подсчитали, что количество домохозяйств в России, способных взять ипотечный кредит, сократилось с 27 до 10%. «Теперь на ипотеку могут претендовать только домохозяйства с доходом более 90 тыс. рублей в месяц», — отмечают эксперты. Они полагают, что «именно домохозяйства, способные удовлетворять свои потребности в жилье, можно отнести к среднему классу, и именно они формируют основу развитой экономики».

По мнению экспертов, за несколько месяцев финансового кризиса более 20 млн. человек потеряли право относиться к среднему классу. «Кризис ипотеки является одним из признаков начавшегося вымирания среднего класса в России. В то же время в будущем положительные сдвиги на рынке ипотечного кредитования могут стать одним из признаков начала выхода из кризисной ситуации в российской экономике», — говорится в исследовании» [11].

Если от такого легкого дуновения кризиса, как повышение ставки ипотечного кредита, начинается «вымирание среднего класса в России», то придавать этой общности статус «опоры государства» и «социальной основы страны» нелепо. Политики и чиновники высокого ранга используют неадекватный понятийный аппарат, что не может не сказаться на качестве решений.





--------------------------------------------------------------------------------

[1] В прессе культурный тип нынешнего среднего класса характеризуется, в частности, так: «В общественной жизни он проявляет инфантилизм и поверхностность. «Легкость мыслей необыкновенная». Именно этой хлестаковской «легкости мыслей» и обязана абсолютно бездеятельная партия «Яблоко» своим успехом у части избирателей «среднего класса». Вроде бы не может жить такая партия, а она живет! Есть у нее свои почитатели и адепты. Средний класс у нас явно тяготеет к наивным левым социальным либералам, этаким «легальным народникам» наших дней» [13].

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments