sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Что скажут коллеги из среднего класса?

По долгу службы участвую в методической работе по подготовке программы "защиты населения в условиях кризиса". Это кусок параграфа о классификации уязвимых общностей.

4. «Группы риска» - главные объекты усилий по социальной защите населения

Предусматриваемые в программе действия можно разделить на две категории: 1) действия по нейтрализации или смягчению кризисных явлений, создающих угрозы для населения в целом; 2) «адресные» действия, направленные на поддержку конкретных специфических общностей.
К первой категории можно отнести меры по стабилизации и укреплению больших систем жизнеобеспечения, которые особенно уязвимы во время кризисов. Примерами служат системы энерго-, водо- и теплоснабжения, продовольственного снабжения, охраны порядка и гражданской безопасности, контроля за средствами воздействия на массовое сознание (слухов, нагнетания панических страхов, провокаций). К действиям, направленным на защиту «групп риска» относятся меры по предотвращению массовой безработицы в рамках группы; утраты доходов, собственности и доступа к социальным благам; профилактику или разрешение социальных и других межгрупповых конфликтов с применением насилия; противодействие криминализации конкретных общностей и т.п.

Действия, направленные на поддержку конкретных общностей, будут производиться на общем негативном фоне. Его надо учитывать как фундаментальный фактор «внешней среды». Он заключается в том, что в России продолжается процесс распада всех общностей (кроме, возможно, криминальных). Это процесс был запущен реформами 90-х годов, но маховик его был раскручен, видимо, в политических целях - как способ демонтажа советского общества. Ни остановить этого маховика, ни начать «сборку» общностей на новой основе после 2000 года не удалось (если такая задача вообще была поставлена). После 1991 г. были остановлены и, в основном, ликвидированы практически все механизмы, сплачивающие людей в общности, сверху донизу.

Самым главным процессом стал демонтаж народа (нации). Задача «разборки» советского народа на деле привела к повреждению или разрушению связей, которые соединяли русских в народ как надличностную общность с системными свойствами. Другой комплекс действий привел к повреждению или разрушению связей, соединявших этносы и народы России с русским ядром – был проведен демонтаж советской системы межнационального общежития. Альтернативной матрицы для сборки народа (нации), адекватной по связующей силе и разнообразию связей создано не было, и никакой программы нациестроительства государство не выработало.

Таким образом, совокупность общностей как структурных элементов российского общества, утратила «внешний скелет», которым для нее служила нация. При этом была утрачена и скрепляющая нацию система связей «горизонтального товарищества», которые пронизывали все общности как часть их «внутреннего скелета» и как каналы связей с другими общностями. Россия утратила национальное информационное пространство. Она не располагает информационной системой, в которой должен вестись низовой «каждодневный плебисцит» по всем вопросам национальной повестки дня. Исчезли и каналы, по которым до всех граждан одновременно доводилась эта повестка дня. В силу ряда причин телевидение этой функции выполнять не может, это канал политической рекламы.

Сразу же началась деградация внутренних связей каждой отдельной общности (профессиональной, культурной, возрастной). Ликвидированы даже такие простые исторически укорененные социальные формы, как общее собрание трудового коллектива (аналоги сельского схода в городской среде). В России продолжается деклассирование рабочих. В ходе реформы контингент промышленных рабочих сократился вдвое, на 10 млн. человек. Значительная часть их опустилась на «социальное дно». Деградирует системообразующая для России большая специфическая общность – интеллигенция. Она замещается «средним классом» - новым социокультурным типом с «полугуманитарным» образованием, приспособленным к функциям офисного работника без жестких профессиональных рамок. Высшее образование сейчас ежегодно поставляет на рынок труда около 600 тыс. таких суррогатных интеллигентов – при численности выпускников вузов по физико-математическим и естественнонаучным специальностям 26 тыс.

Необходимой аналитической операцией является выявление уязвимых сторон каждой «группы риска» и, одновременно, рисков самоорганизации в этих группах структур, создающих потенциальные угрозы для других групп населения или для государства.

Рассмотрим под этим углом зрения главные «группы риска» в российском обществе в условиях нынешнего кризиса.

4.1. «Средний класс». По своим социокультурным характеристикам это новая для России общность, еще не вполне сложившаяся. Это продукт постсоветской социальной системы, уже почти не обремененный коллективной памятью «советского типа».

Из истории, социологии и социальной философии известно, что понятие класс определяется нечетко. Отнесение социальной группы к общности, определяемой как класс, опирается на размытые индикаторы и критерии и зависит от политической конъюнктуры. Лучше всего разработаны методологические основания для выделения классов буржуазии и пролетариата, но и в этом случае полувековые дискуссии привели к выводу, что даже в самом чистом «классовом» индустриальном обществе (Великобритании) пролетариат как класс сложился только к концу ХIХ века, когда обрел именно классовое самосознание, идеологию и организации. Таким образом, минимальными признаками, позволяющими считать общность классом, были признаны определенное место в отношениях собственности и определенная культура. В послевоенное время в Западной Европе уже преобладал процесс деклассирования, который происходил прежде всего в сфере культуры.

В постсоветской России были предприняты интенсивные попытки классового строительства, прежде всего, буржуазии, а затем и рабочего класса. Для этого применялись социальные и политические технологии конструктивизма. В целом, эти попытки не привели к успеху. Культуры и самосознания ни у «буржуазии», ни у «пролетариата» до сих пор не возникло, и шансов на их возникновение почти нет. Они напоминают ряженых в социально-политическом театре. Причины для этого фундаментальны, но их обсуждение выходит за рамки нашей темы.

В последние годы упор при создании идеологии, легитимирующей современное жизнеустройство и политический порядок, делается на средний класс. Он представляется ядром общества, социальной базой власти и носителем идеи инновационного развития России. Сама эта доктрина еще остается очень сырой, разработка идеологии среднего класса ведется вяло, плодотворной методологии для нее не предложено. Попытка взять для нее за основу классический европейский либерализм была ошибочной, поскольку философия этого либерализма, выросшая из Просвещения, неадекватна нынешней реальности. Попытка гибридизации остатков либерализма с Православием и Самодержавием успеха также не имела.

В конкретной программе, о которой идет речь, разумнее опираться не на эти идеологические построения, а на прагматическое описание очень рыхлой и гетерогенной общности, условно названной средним классом, полученное эмпирическими методами. Задача эта актуальна, поскольку в планах государства по социальной поддержке населения этой группе отводится исключительное место.

К числу программных относится заявление первого заместителя главы администрации президента РФ В. Суркова на заседании секции Форума «Стратегия 2020» 28 ноября 2008 г. Согласно сообщениям прессы, суть его заявления была в том, что основной задачей государства в период спада должно стать сохранение среднего класса. Сурков сказал: «Если 1980-е были временем интеллигенции, 1990-е десятилетием олигархов, то нулевые можно считать эпохой среднего класса, достаточно обширного среднего класса. И не просто появление и становление, но и выход на историческую сцену». По его словам, появление и становление в России массового среднего класса, который фактически обрел социальную гегемонию и политическую власть, стало главным достижением первых лет ХХI века.

Сурков подчеркнул: «Защита среднего класса от идущей с Запада волны «оскудения» и растерянности. Замедление экономики требует от государства решительных шагов навстречу середняку. Помочь среднему классу пережить следующий год без серьезного ущерба. Поддержать уровень занятости и потребления… Потому что российское государство - это его государство. И российская демократия - его. И будущее у них общее. Нужно позаботиться о них. Россия - их страна. Медведев и Путин - их лидеры. И они их в обиду не дадут».


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments