sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Category:

Небольшая статья -2

Запад стабилен, потому что его жизнеустройство основано как «война всех против всех» — конкуренция. Есть там такая формула: «Война — душа Запада». Она фундаментальна, выражается во множестве проявлений. О чем думали наши либералы, когда лезли в эту мышеловку? Одно дело – мы жили под зонтиком СССР при уравновешенным балансе сил, – но сегодня-то совсем другое положение. Уже и с Украиной трудно договориться, за ее спиной стоит громила с дубиной.
Еще в Древнем Риме для оправдания его экспансии сложились понятия «справедливой войны» (bellum justum) и «незаконного врага» (hostis injustus). В средневековье римские понятия соединили с ветхозаветным понятием «обязательной священной войны», которую ведут против врагов Бога, т.е. против зла. Исходя из этих средневековых категорий США и стали действовать в конце ХХ и начале XXI вв. На деле до сих пор действует разработанная еще Локком презумпция естественного права цивилизованного государства («гражданского общества») вести войну с варварской страной. В частности, Запад имел право захватывать территорию варварской страны, экспроприировать достояние (в уплату за военные расходы) и обращать в рабство ее жителей.
Когда исчез СССР, международное право было отброшено, действовал постулат И. Канта: «право государства по отношению к незаконному врагу не имеет ограничений». И при этом США ясно и во многих формах заявляли, что Россия и есть «незаконный враг», источник зла, – а также Сербия, Ирак, Ливия, Сирия и пр. Как в этих очевидных условиях элита наших обществоведов продолжала проектировать конвергенцию с Западом! Это не какая-то частная ошибка, это принципиальная неадекватность, методологический провал.
Ф. Бродель писал: «Капитализм является порождением неравенства в мире; для развития ему необходимо содействие международной экономики... Капитализм вовсе не мог бы развиваться без услужливой помощи чужого труда». В 1800 гг. доход от колоний Англии оплачивал все инвестиции и уровень жизни англичан, включая образование, культуру, науку, спорт и т.д.
Но доходами капиталисты и государство начали делиться с рабочими только к концу ХIХ века. Это уже не свободный рынок рабочей силы, а дележ добычи от колоний и полуколоний. Экономист Дж.А. Гобсон писал: «Господствующее государство использует свои провинции, колонии и зависимые страны для обогащения своего правящего класса и для подкупа своих низших классов, чтобы они оставались спокойными». Сесиль Родс сказал: «Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами». Известный афоризм: «Запад построил себя из материала колоний».
Но это уже история, материально Запад вырвался вперед. Ну и что, плакать об этом и идти к ним в холопы? Ведь космополитов, которые находят там хорошее место и не страдают без своей земли и людей, очень немного. Думаю, что многие считают наше положение очень сложным. По многим признакам, никакая политическая организация и никакое научное сообщество не имеют готовой доктрины. Без низового неявного плебисцита такой сдвиг в политике произвести не сможет никакая власть. Но ведь и в населении не видно попыток обсуждать ход событий и вариантов действий. Возникло застойное состояние.
Подойдем к проблеме, которая уже обнажилась. Она имеет две стороны, каждая поставила нас в тупик. Два типа жизни столкнулись в перестройке, а за тридцать лет оба потускнели на фоне новых необычных противоречий нашего кризиса. Власть вынуждена маневрировать между двумя общностями с враждебными образами будущего, но обе с нелогичными шкалами ценностей. В такой ситуации власть избегает сказать, какой у нас возник общественный строй и в какую сторону ведет нас политика и народное хозяйство. Если долго быть в таком состоянии – в любой стране зародится смута.
Мы в тупике: наше общество и государство не сможет вернуть нам советским строй (или строй с близким ему типом). Пытаться пробиться в прошлое – это значит истратить силы разума, ресурсы хозяйства и международного сотрудничества. Сдвиг к реальному социализму – авантюра, которая усугубила бы наше состояние в нынешнем тупике. Причины неудачи прошлой попытки были объективны – «мы не знали общество, в котором живем». Нет знания – значит, нахлынут паразиты.
СССР как целостность разрушен, бывшие наши республики срочно разошлись по разным коридорам. С самого начала реформ была произведена деиндустриализация России – руками нашей элиты. Какой капитализм она собиралась построить? Тем более, демонтаж научной системы – еще страшнее демонтажа промышленности. Эта связка резко ускоряла загрузку невежества. Восстановление их потребует больших средств и больших групп квалифицированных кадров. За тридцать лет антисоветская коалиция обустроилась и деформировала или ликвидировала системы советского государства, общества и культуры – они мерцают в катакомбах.
Вот результат: в 1986 г. в промышленности в России было 19 млн. рабочих, а в 2014 г. около 5 млн.
Возможно, что самый разрушительный фактор в этом распаде состоит в том, что глубоко преобразована культура населения. За тридцать лет удалось втянуть большую часть граждан в зависимость от «шопинга» – потребительства не по карману. Вирус этой социальной болезни Запада диверсанты рассеяли по всей России. Измененная культура стала у нас барьером для возрождения гражданской солидарности, без которой не только невозможно вернуть справедливость в отношениях людях, но и не выбраться из нашей исторической ловушки.
Наше общество и государство в обозримой перспективе не сможет создать в России собственный дееспособный капитализм (учтем, что понятия капитализм и социализм, да и само понятие формация стало слишком абстрактным). Главные причины известны, так как западный капитализм приобрел форму цитадели империализма. Он экспортировал капитал в зависимые страны, насаждал там свои анклавы и архаизировал остальное население. Ни царская, ни советская Россия на это не пошли. В какой же капитализм тянет Россию богатое меньшинство? Неразумно лезть в больной и кризисный западный капитализм и открывать ему все национальное достояние.
Но в каком коридоре катится наша политэкономия? Вот наши рамки. Нас не пустят в «клуб капитализма». Известно, что Запад построил капитализм с награбленными ресурсами (людскими и природными). Россия с остатками ее культуры не хочет (и не может) ограбить другие цивилизации. Ни община, ни солидарное общество под каблуком олигархов не возникнут. Но богатая прослойка и «средний класс» требуют «шопинга», вынь да положь! Для этого экономика России вывозит нефть и газ, а получает «шопинг» – для среднего класса из Китая, для элиты из Европы. Для всех не хватает. Значит, незаметно происходит маргинализация части населения.
Это видели с 1990-х годов. Вспомним статистику: «Умершие мужчины в трудоспособном возрасте (в 1000 чел.): 1990 – 7,6; 1994 – 13,5; 2005 – 13,0; 2010 – 9,9». А теперь более мягкие условия. Вот данные «Итогов XVIII Конгресса педиатров России. 2015». Здесь надо внимательно читать каждую фразу. Например: «Не более 10% детей в полном объёме справляются с требованиями школьных образовательных программ. Среди 85% старшеклассников, имеющих хронические болезни, выявляются признаки социальной и психологической дезадаптации… Снижается репродуктивное здоровье молодёжи. По данным эпидемиологических исследований, до 40% бесплодных браков являются результатом мужского бесплодия, 45% – женского бесплодия и 15% – бесплодия обоих супругов. В большинстве случаев корни бесплодия лежат в детском и подростковом возрасте».
Но это сигнал из множества других. Мы говорим о грубом образе реальности. Надо в него всмотреться. По мне, разумно было бы не имитировать периферийный капитализм, а создавать наш свой общественный строй. У нас есть опыт СССР, и многие созданные тогда системы будут обновлены и развиты – в новых условиях и в новом обществе. У нас теперь есть опыт капитализма – и своего, и западного. И он будет использован, но под контролем.

И еще в «Сов. России»: http://www.sovross.ru/articles/1793/42595/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments