sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Categories:

Небольшая статья

Кто мы, откуда, куда мы идём?

Мне и моим друзьям по школе подарили счастливое детство. Мы были частицы народа и страны. Мы понимали, что такое – ярость благородная и священная война. Мы со всеми летели на крыльях Победы. Мы смотрели и думали о движении и деятельности страны – видели трудности и опасности, но верили, что преодолеем. Но уже в университете открылись расколы и скрытые угрозы. Понять их мы не успевали. Развитие опережало наше мышление – образование в этом не помогло. Но последние 20 лет немного успокоились, и мы кое-что мы поняли. Мне при моем возрасте я должен кратко изложить пару выводов.
Очень грубо наш кризис можно определить как кризис традиционного общества в ходе модернизации – уже под давлением мирового капиталистического режима. Революция 1917 г. позволила вырваться из такой ловушки и создать новаторскую советскую систему жизнеустройства. Но во второй половине ХХ в. эта система не справилась с задачей удержать культурную гегемонию в послевоенных поколениях городского общества – недовольная интеллигенция вела «молекулярную агрессию» в сознание (революция «по Грамши»). Индустриализация и урбанизация ослабили, а потом и ликвидировали мировоззренческую основу СССР. Отсутствие общественной науки и теории советской системы сделали ущербным знание о советском строе.
Компартии Запада, осознав невозможность переноса к ним советского проекта, заняли антисоветскую позицию – они самоуничтожились. Многие наши интеллектуалы также заняли такую же позицию. Взял верх антисоветский проект, оживленный в 1960-е годы – внушили массе идею обновления через самоотречение. Так были разрушены сложные системы и основа для государства. Произошло скачкообразное увеличение многообразия жизненных форм. Все эти новые стили не соотносились с нормами советской системы, и современного капитализма. Общество претерпело дезинтеграцию – нет в России «готовых» общностей. В какой-то степени организованы госаппарат и преступный мир. «Среднего класса» как социокультурной общности пока что не существует, и социальной силой он не является.
Мы очень долго переживали крах нашего мира, не хотели увидеть дорогу, по которой мы идем – где-то в глубине всем было страшно. Но сейчас мы на распутье и обязаны сделать выбор. Попытаемся разобраться спокойно. Молодежь 80-х, которая «хотела перемен», сегодня она – умудренные родители, люди 40-60-ти лет. Так обдумайте трезво, куда мы пришли и какие перед нами возможные альтернативы вырваться из порочных кругов, по которым мы ходим. Какие перед нами проглядывают образы будущего для страны. Говорят, что Россия «в переходном периоде». Но пора уже определить возможные пути и наше место «перехода».
Надо вспомнить, как переживала Россия это состояние в начале ХХ века. Ведь тогда и российские, и западные мыслители обдумывали варианты жизнеустройства, создали новую познавательную систему обществоведения – и определились. Во второй половине ХХ века эту систему мы забыли, а сейчас она очень актуальна. Это – состояние становления. Ленин, упрощая, сказал, это когда верхи не могут править по-старому, а низы не хотят жить по-старому. Это переход порядок-хаос, из которого рождается новый порядок. В нашем положении надо, чтобы большинство населения выработало, наконец, образ приемлемого будущего, а государство – сформировало систему, которая сможет консолидировать расколотое общество. И то, и другое – в состоянии становления.
Было у нас несколько романтиков, например, энтузиастом идеи конвергенции был академик А.Д. Сахаров. Он в 1975 г. писал: «Единство требует лидера, таким по праву и по тяжелой обязанности является самая мощная в экономическом, технологическом и военном отношении из стран Запада – США». Да, часть элиты стала патриотами США, а не СССР. Но нельзя же быть такими наивными! Госсекретарь Бейкер в телеграмме Бушу закончил донесение так: «Горбачев начинает говорить как обманутый любовник, которого покинули у алтаря». Но иллюзии должны были вести к реальности. Ну ладно, Сахаров, Горбачев – они или перешли в стан противника, или отошли в сферу иллюзий. А как можно было понять наших академиков?
4 мая 1992 г. Совет по гуманитарным и общественным наукам РАН провел заседание о прогнозе будущего устройства России. В дискуссии приняли участие ведущие философы, экономисты, социологи и историки. В обзоре сказано: «Участники “круглого стола” исходили из неизбежности перехода России к рыночной экономике… Под “особым путем России” понималась необходимость сочетать достоинства и исключать недостатки капитализма и социализма. ... Нужно поработать над тем, как идею конвергенции облечь в приемлемые для всех народов и наций страны одежды. Переходная, опирающаяся на смешанную социально ориентированную экономику модель была поддержана участниками обсуждения» [Старушенко Г.Б. Общественный строй: какой он у нас может быть? // СОЦИС. 1992, № 12.].
Это провал знания и культуры нашей интеллектуальной элиты.
Было очевидно, что правящая верхушка США воспринимала постсоветскую Россию как источник опасности – как «иного», который пытается просочиться в Запад. СССР на это не претендовал и такую угрозу для Запада не создавал. Поэтому вражда к постсоветской России, государству совсем нового типа, выплеснулась сразу, как только с СССР было покончено. Россия по главным вопросам бытия постоянно предлагала иные решения, нежели Запад, и стала его постоянным оппонентом – как бы ни пыталась власть избежать такого положения. Так возник конфликт США с ослабленной кризисом Россией.
Было совершенно ясно, что в клуб западного капитализма Россию не примут. В начале 1990-х гг. наши аналитики регулярно ездили на Запад на совместные симпозиумы. И мы слышали, как их политики и магнаты говорили своим бывшим советским коллегам, что Россия не получит от Запада никакой помощи, а потом добавляли популярную тогда пословицу: «Рим предателям не платит!» Вот такая конвергенция…
В ХIХ и ХХ вв. желающих плыть в фарватере США было немного, и эта группа вела себя прилично – ее принимали, слегка посмеиваясь. Вспомнили бы суждение Вебера во время революции в России: «Власть в течение столетий и в последнее время делала все возможное, чтобы еще больше укрепить коммунистические настроения. Представление, что земельная собственность подлежит суверенному распоряжению государственной власти, … было глубоко укоренено исторически еще в московском государстве, точно так же как и община» (см. [Донде А. Комментарий Макса Вебера к русской революции // Русский исторический журнал. 1998, № 1.]).
Это результат расхождений Запада с Россией в картине мира – и раскол христианства, и разные представления о человеке, и ненависть к имперской России, и холодные и горячие войны с Западом. Как можно было устроить конвергенцию России и США, соединить их культуры! При всем нашем уважении к великим достижениям Запада, в его мир и порядок невозможно загнать наш народ, как и китайцев или арабов – и Запад никогда не пустит к себе нашу культуру и порядок, только молчащих гастарбайтеров. И у них, и у нас остались еще несовместимые корни, еще они поют в земле.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →