?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
sg_karamurza
sg_karamurza
sg_karamurza
Гл. 12. Дискуссия о политэкономии социализма среди советских марксистов (1)
Революция в России была отрицанием капитализма в совершенно конкретных исторических условиях, соответственно, и отрицанием политэкономии капитализма. Когда читаешь документы тех лет, странно видеть, что с особой страстью отвергли Октябрьскую революцию именно левые, марксистские партии (меньшевики и Бунд). Дело в том, что это для них была не социальная угроза, а ересь, нарушение их религиозных догм.
В этом конфликте слились воедино деятели различных партий и движений, выступавших разрозненно. Понятно, что такой конъюнктурный политический союз партий с разными целями и векторами движения не мог иметь единого стратегического проекта, в том числе политэкономии. Из отдельных частей политэкономии Маркса смутно можно было предположить, какие приоритеты считали главными в партиях коалиции Временного правительства. Таким образом, совещания советских экономистов, которые готовились к разработке политэкономии социализма, не опирались на экономические концепции Временного правительства.
На первом этапе советского строя решения стабилизации хозяйства опирались на опыт и здравый смысл, а также на описании подобных кризисов у Маркса. Разработка и объяснение этих решений легли на Ленина. Тогда, обобществив средства производства, советская Россия смогла ввести «бесплатные» деньги, ликвидировать ссудный процент, укротить монетаризм, одновременно оживив производство и торговлю (НЭП). Тогда еще не было времени для теоретических дискуссий.
В начале пути догмы политэкономии и реальное хозяйство не пересекались. Хотя в качестве идеологии большевики приняли марксизм, на начальном этапе становления советской экономики решения были понятны, а взгляды на хозяйство и производственные отношения опирались на очевидные требования. Главными укладами становились трудовая крестьянская семья и вертикальная кооперация на селе (изученные А.В. Чаяновым), малые предприятия традиционного капитализма (НЭП в городе), первые крупные предприятия социалистического типа в промышленности.
Из истории и опыта было известно, что совместная хозяйственная деятельность людей может быть организована без купли-продажи товаров и обмена стоимостями – эти институты в форме рыночной экономики вообще возникли очень недавно. Как возникло само понятие рыночная экономика? Ведь рынок продуктов возник вместе с первым разделением труда и существует сегодня в некапиталистических и даже примитивных обществах. Рыночная экономика возникла, когда в товар превратились вещи, которые для традиционного мышления никак не могли быть товаром: деньги, земля и человек (рабочая сила). Это – глубокий переворот в типе рациональности, в метафизике и даже религии, а отнюдь не только экономике.
В наше время термин «рыночная экономика» стала ширмой, за которой скрывается одиозное название западный капитализм. Но после Гражданской войны маски капитализма упали, и большинство населения СССР на целый период сохранили негативное представление жизнеустройство капитализма – несмотря на уважение ко многим качествам культуры народов стран Запада. Историк (эмигрант из СССР) М. Агурский пишет, как воспринимались антибуржуазные представления в самой России: «По существу, капитализм оказывался аутентичным выражением именно западной цивилизации, а борьба с капитализмом стала отрицанием самого Запада. Еще больше эта потенция увеличилась в ленинизме с его учением об империализме. Борьба против агрессивного капитализма, желающего подчинить себе другие страны, превращалась невольно в национальную борьбу. Как только Россия осталась в результате революции одна наедине с враждебным капиталистическим миром, социальная борьба не могла не вырасти в борьбу национальную, ибо социальный конфликт был немедленно локализирован. Россия противостояла западной цивилизации»[210].
Надо отметить, что и в Российской империи, и в СССР была развитая рыночная сфера экономики, и в то время никто не считал, что рынок – изобретение капитализма. Но есть много слов-масок, которых их реальный смысл скрывается. Так, в начале реформ 1990-х годов политики говорили о «рыночной экономики» и никогда не говорили, что они строили капитализм. В таком случае утверждать, что рыночная экономика и есть капитализм – это манипуляция понятиями, это предупреждали и западные ученые. Американский экономист Р.Л. Хайлбронер писал: «Несомненная важность рыночного механизма заслоняет собой тот факт, что социальным укладом является именно капитализм, а не сам по себе рыночный механизм» (см. [19, с. 310]).
Деформация рыночного механизма в условиях капитализма – была и есть проблема культуры Запада. Американский философ К. Лэш пишет: «[Рынок] оказывает почти непреодолимое давление на любую деятельность с тем, чтобы она оправдывала себя на единственно понятном ему языке: становилась деловым предприятием, сама себя окупала, подводила бухгалтерский баланс с прибылью. Он обращает новости в развлечение, ученые занятия в профессиональный карьеризм, социальную работу в научное управление нищетой. Любое установление он неминуемо превращает в свои образ и подобие» [211, с. 79-80].
Это состояние в 1920-1930 гг. не только укоренилось, но и обострилось в ходе кризиса. Психолог Э. Фромм писал: «Для рыночного мышления все превращается в предмет коммерции – не только вещи, но и сама личность, ее физическая энергия, ее навыки, знания, мнения, чувства и даже ее улыбки. Этот характерологический тип представляет собой исторически новое явление, поскольку является продуктом полностью развитого капитализма, который функционирует посредством рынка – рынка товаров, рынка труда и рынка личностей – и принцип которого заключается в получении прибыли посредством выгодного обмена» [55].
В периоды до революций и после на Западе было много русских – студентов и ученых, предпринимателей и военных, эмигрантов и беженцев. Они много рассказывали о Западе родным и друзьям, коллегам и своим товарищам по идеям. Много глубоких сообщений представили ученые, писатели и философы, например, Булгаков, Чаянов и Бердяев. В этой интеллектуальной атмосфере после Гражданской войны масса людей из разных общностей, включая бывших политических противников, «белых» и эмигрантов, занялись становлением доктрины развития уже советской России – стали разрабатывать новую политэкономию в обновленной цивилизации.
Сталин заявил в 1924 г.: «Мы должны строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена в общую систему капиталистического развития как ее подсобное предприятие, чтобы наше хозяйство развивалось не как подсобное предприятие мировой капиталистической системы, а как самостоятельная экономическая единица, опирающаяся, главным образом, на внутренний рынок, опирающаяся на смычку нашей индустрии с крестьянским хозяйством нашей страны» (см. [212, с. 235]).
Смысл этой задачи и общий для всех исторический вызов были всем понятны. И этот смысл был отрицанием политэкономии марксизма (поэтому А. Грамши назвал ответ России этому историческому вызову «Революцией против “Капитала”» т. е. «Капитала» Маркса).
Маркс писал: «Общество — каким оно выступает для политэконома — есть буржуазное общество, где каждый индивид представляет собой некоторый замкнутый комплекс потребностей и существует для другого лишь постольку, — а другой существует для него лишь постольку, — поскольку они обоюдно становятся друг для друга средством. Подобно политикам в их рассуждениях о правах человека, и политэконом сводит все к человеку, т.е. к индивиду, у которого он отнимает все определенные свойства, чтобы рассматривать его только как капиталиста или рабочего» [98, с. 140].
Очевидно, что и в народном хозяйстве капитализма даже в самой радикальной рыночной экономике существовали и существуют многие хозяйственные уклады, без которых не может хозяйство и общество. Например, классическая политэкономия, которая «рассматривает людей только как капиталиста или рабочего» отбрасывала такую хозяйственную сферу Британии и США, как работорговля и производство хлопка силами рабов. В коротком американском обзоре сказано: «К 1815 году внутренняя работорговля стала основным видом экономической деятельности в Соединенных Штатах; это продолжалось до 1860-х годов». Хотя были и другие уклады, но расхождение доминирующих политэкономий Запада и РСФСР было принципиально.
Уже в 1917 г. (особенно в Октябре) и в 1918 г. был заложен ряд основ советской политэкономии. Затем в периоде военного коммунизма провели чрезвычайные программы, опираясь уже на новые структуры новой политэкономии, а затем, очень сложная программа НЭП, также исходя из мощной инновации. Представить много структур и образов, из которых складывается политэкономия, невозможно, но можно привести примеры, которые показывают картину мира и вектор развития.
Прежде всего, о подходах к разрешению противоречий – в первом периоде НЭПа это были главные проблемы. Советская власть унаследовала глубокую застойную бедность огромной массы крестьянства, усугубленную разрухой Мировой и Гражданской войн. И практически сразу после Октября были начаты большие исследовательские, а затем и практические (в том числе чрезвычайные) программы искоренения бедности.
Первое обследование бюджета и быта семей рабочих было проведено по инициативе С.Г. Струмилина уже в мае-июне 1918 г. в Петрограде. Затем оно охватило 40 городов. Были получены важные результаты, а в 1920-1922 гг. работа по уточненной методике была проведена в самых разных регионах страны. В 1918 г. были сделаны и первые попытки рассчитать прожиточный минимум для установления обязательного минимального уровня заработной платы. Велись исследования фактического потребления и физиологических норм.
В декабре 1922 г. было проведено всесоюзное месячное бюджетное обследование рабочих и служащих. С 1923 по 1928 г. такие месячные обследования проводились в ноябре. Это был большой проект, в ходе которого было накоплено много данных и методический опыт.
Также, с 1924 г., в условиях недорода, экономическая власть кулаков на селе стала трансформироваться в политическую. С другой стороны, в условиях НЭПа кулаки и зажиточные крестьяне были заинтересованы в появлении на селе организованной и стабильной власти. В связи с этим встало две задачи: восстановить систему органов местной власти с централизованной дисциплиной и контролем; обеспечить лояльность этой системы к центральной власти.
Для этого был нужен компромисс с массой крестьян, т.к. сильнее всего система была подорвана в уездном и волостном звене. На уровне волости реальное влияние в исполкомах было у кулаков, депутаты из бедноты просто боялись присутствовать на заседаниях, да и не имели транспорта. Сельсоветы по сути понимались как традиционные сельские сходы. Серьезная попытка определить полномочия низовых Советов была предпринята уже в 1925 г. в связи с введением местных бюджетов, которые давали Советам реальные средства власти.
Важную роль в дискуссиях в тот период НЭПа занимала концепция «революционной законности», возникшая в 1921-1922 гг. Она была идеологической основой для перехода от «революционного правосознания» к нормальной правовой системе со стабильными юридическими гарантиями, без которых был невозможен НЭП и частная хозяйственная деятельность. В результате этих дискуссий резко возросла роль прокурора как стража революционной законности.
В середине 1920-х годов возникла волна культа законности в связи с лозунгом «Лицом к деревне!» и кампанией по «Оживлению Советов», которые означали установление правовых гарантий для состоятельного крестьянина — главной фигуры в восстановлении хозяйства. Насколько сильной была массовая тяга к уравнительству по выходе из «военного коммунизма», видно из того, что этот поворот приходилось пояснять такой доходчивой аллегорией: «Если по нашим законам гражданин имеет право владеть комплектом одежды, то никто не имеет права раздевать его на основе принципа равноправия только потому, что ему случилось встретить на улице человека без одежды».
За прошедшие после революции годы накопился значительный нормативный материал. Встала грандиозная задача по кодификации норм советского права. Эта работа была проведена в основном за 1922-1923 годы. Кодексы РСФСР служили образцом для союзных республик, в которых были затем приняты аналогичные кодексы.
Каждый гражданин РСФСР и союзных республик имел право свободно передвигаться и селиться на территории РСФСР, избирать невоспрещенные законом занятия и профессии, приобретать и отчуждать имущество (с ограничениями, указанными в законе), совершать сделки и вступать в обязательства, организовывать промышленные и торговые предприятия с соблюдением всех постановлений, регулировавших промышленную и торговую деятельность и охранявших применение труда.
Кодексом предусматривалась: государственная, кооперативная, частная собственность. Земля, недра, леса, горы, железные дороги, их подвижной состав и летательные аппараты могли быть исключительно собственностью государства. На правах частной собственности могли быть: строения, торговые предприятия, предприятия промышленные с числом рабочих не выше установленного законом, орудия производства, ценности, не воспрещенные законом к продаже товары, предметы хозяйства и домашнего обихода и всякое имущество, не изъятое из частного оборота. Предприятия с неограниченным числом работающих могли быть собственностью кооперативных организаций.
6 комментариев or Оставить комментарий
Comments
ovvp From: ovvp Date: Февраль, 20, 2019 07:57 (UTC) (Ссылка)

С интересом читаю и прошу сообщить: это главы будущей книги или из вышедших книг?

rabykol From: rabykol Date: Февраль, 20, 2019 08:35 (UTC) (Ссылка)
январь,21, 2019. "Завтра отдаю книгу в издательство"
tradicionalist From: tradicionalist Date: Февраль, 20, 2019 08:10 (UTC) (Ссылка)
=Насколько сильной была массовая тяга к уравнительству по выходе из «военного коммунизма», видно из того, что этот поворот приходилось пояснять такой доходчивой аллегорией: «Если по нашим законам гражданин имеет право владеть комплектом одежды, то никто не имеет права раздевать его на основе принципа равноправия только потому, что ему случилось встретить на улице человека без одежды».=

Еще один пример того, как заключались компромиссы с вымыслом марксни. Марксня, с его методологическим индивидуализмом, делил людей на "старых", своекорыстных и "новых" - чисто альтруистов, которых пока нет, но в отдаленном светлом будущем непременно самозародятся из станков. Соответственно, советская власть решила что "старые" эффективнее и надо пойти с ними на компромисс в интересах экономического роста.

Это у товарищей от комплексов. Товарищи воображали что окружены "враждебной стихией" и как будто забыли что победили они, а не воображаемая "стихия". Победили потому что были в большинстве и кроме того, были эффективнее. "Никто не имеет права раздевать его", а тем не менее, партмаксимум был. Просто он был для высших, а не для "отсталых".

А дело в том что люди не "новые" и не "старые". Это зависит от контекста. Классический пример структурной антропологии от Леви-Штросса противопоставление сырого и готового. Зашел сосед в гости, а у тебя суп куриный поспел, садишься обедать. Надо по крайней мере предложить соседу. А несешь в авоське сырую курицу из магазина и встретил соседа - никому и в голову не придет сырой курицей делиться.

Вообщем благожелательно настроенное подавляющее большинство народа в контексте войны было вполне себе "новым". В контексте мира социалистические отношения надо было терпеливо выстраивать, расширяя одни смысловые домены и сужая другие. Но марксня со своим буржуазным "матреиализмом" действовал строго наоборот: Расширял очищенный от морали рыночный домен и старательно отмирал такой коммунистический домен как семья, где всю дорогу было от каждого по способностям каждому по потребностям. Хотя по уму, надо было взять его за образец и распространять принципы на другие сферы жизни.

Умный и практичный Энгельгардт изучал антропологию крестьян именно с прицелом на сознательное конструирование "нового человека" из имеющегося материала. На толоке работают так, в артели эдак. Толока эффективнее, потому что каждый старается себя показать. В артели работники должны быть равные, потому что все равняются по самому слабому чтобы не перетрудиться и т.п. А для примитивных марксней человек был "черный ящик", который либо новый либо старый. Конечно для целей законов и регуляций приходится упрощать и формализовывать. Но даже исследований реального культурного ландшафта не велось. Что и не удивительно. Марксня отрицал культуру.

Edited at 2019-02-20 08:13 (UTC)
olenev_sergey From: olenev_sergey Date: Февраль, 20, 2019 14:01 (UTC) (Ссылка)
=Рыночная экономика возникла, когда в товар превратились вещи, которые для традиционного мышления никак не могли быть товаром: деньги, земля и человек (рабочая сила).=

Ну да, рабов же не продавали за деньги. Да и землю никто не продавал, не выкупал - дикари....

=Но после Гражданской войны маски капитализма упали, и большинство населения СССР на целый период сохранили негативное представление жизнеустройство капитализма – несмотря на уважение ко многим качествам культуры народов стран Запада.=

Крепкий же табак курит автор. А ещё очень чувствуется школа марксизма-ленинизма. Большинство населения СССР и знать не знали никогда что такое западный капитализм... Только слухи и райком партии...
tradicionalist From: tradicionalist Date: Февраль, 20, 2019 15:51 (UTC) (Ссылка)
==Рыночная экономика возникла, когда в товар превратились вещи, которые для традиционного мышления никак не могли быть товаром: деньги, земля и человек (рабочая сила).==

=Ну да, рабов же не продавали за деньги. Да и землю никто не продавал, не выкупал - дикари....=

Как вы себе представляете нерыночную работорговлю или куплю-продажу земли? Хотя конечно превращение всего этого в товар - следствие культурной конструкции, когда обмен этими вещами перестал влечь за собой моральные обязательства.

=А ещё очень чувствуется школа марксизма-ленинизма. Большинство населения СССР и знать не знали никогда что такое западный капитализм... Только слухи и райком партии...=

Все население знало что такое сектантский олигархат, потому что все население училось в школе. Хотя конечно представления об олигархате были искажены натурализмом марксни.

Edited at 2019-02-20 15:53 (UTC)
rabykol From: rabykol Date: Февраль, 20, 2019 23:18 (UTC) (Ссылка)
В рамках единого общества, государства имеется в виду. Землю завоевывали, рабов захватывали.
6 комментариев or Оставить комментарий