?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
sg_karamurza
sg_karamurza
sg_karamurza
Гл. 13. Долгий спор о политэкономии (1)
В 20-30-е годы в СССР стал складываться особый тип хозяйства и жизни людей. Это была разновидность хозяйства, присущего традиционным обществам. Экономическая теория (политэкономия капитализма) принципиально не изучала хозяйства такого типа.
В этот период закладывались главные трудности в саму стратегию органов государства, определяющих социальный и экономический строй, а значит, во многом и политику,— Совмин, Госплан и Госбанк. Была неясной политэкономическая основа их деятельности. Впервые после 1921 г. вновь встал вопрос: что такое советская система хозяйства (она называлась социализмом, но это — чисто условное понятие, не отвечающее на вопрос). До окончания Гражданской войны жизнь ставила столь четкие и срочные задачи, что большой потребности в теории не было. Теперь надо было понять смысл плана, товара, денег и рынка в экономике СССР. Но своей теории, доктрины нового народного хозяйства не было, приходилось изучать практику и противоречия, а разрабатывать решения методом проб и ошибок.
В предисловии к «Капиталу» Маркс подчеркнул: «При анализе экономических форм нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами. То и другое должна заменить сила абстракции. Но товарная форма продукта труда, или форма стоимости товара, есть форма экономической клеточки буржуазного общества. Для непосвященного анализ ее покажется просто мудрствованием вокруг мелочей» [24, с. 6].
«Сила абстракции» в реальном времени мало помогает – каждая ситуация требовала быстрого разрешения противоречий и конфликтов. Прототипом образа процесса не могла помочь и «форма экономической клеточки буржуазного общества». Более того, даже и образ прежней структуры, от которой надо было начать движение, не указывал путь – абстракции как капитализма, так и социализма, не соответствовали конкретной реальности Советской России.
С 1918 г. до 1921 г. советская власть опиралась на кадры «кризисных руководителей», включая Ленина, и только затем среди экономистов началась дискуссия о политэкономии. Ленин уже заканчивал свои труды, в основном, о политике и общей системе. Участвовать в спорах экономистов он не мог, а они, видимо, они не знали тексты Ленина, написанные до революций. Экономисты, скорее всего, до них не дошел важный концептуальный вывод Ленина о разработки доктрины, не знали тексты Ленина, написанные до революций. До экономистов, скорее всего, не дошел важный концептуальный вывод Ленина о необходимости разработки своей доктрины политэкономии.
В 1899 г. он написал: «Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни. Мы думаем, что для русских социалистов особенно необходима самостоятельная разработка теории Маркса, ибо эта теория дает лишь общие руководящие положения, которые применяются в частности к Англии иначе, чем к Франции, к Франции иначе, чем к Германии, к Германии иначе, чем к России» [215].
Это утверждение было фундаментальным для Ленина, хотя он считал себя марксистом. Главное: для русских социалистов особенно необходима самостоятельная разработка. В этом было начало раскола российских марксистов – вплоть до Гражданской войны.
Более того: даже в примечаниях в «Капитале», составлявших примерно половину текста, Маркс говорил о своеобразии национальных хозяйственных систем. При этом у него был четко очерченный объект исследования — клеточка современного западного капитализма, и у него не было задачи и времени отвлекаться на подробное описание «азиатского способа производства», русского общинного земледелия или, по его собственному выражению, «образцового сельского хозяйства Японии». Эти проблемы были особым срезом труда Маркса, а для нас была важным фактором развития и даже судьбы. Надо сказать, что эта связка была и у самого Маркса ключевой в его практике: основы и развития капитализма – основы и процесс мировой пролетарской революции.
Поскольку политэкономия марксизма не претендовала на знание экономии того типа, который сущест¬во¬вал в СССР, термин «марксистская политэкономия социализма», строго говоря, смысла не имел. Однако, придя в России к власти и начав советский проект, интеллигенты-коммунисты приняли в качестве официальной идеологии учение, объясняющее совершенно иной тип общества и хозяйства – западный и капиталистический. Это несоответствие западной теории и российской реальности временно маскировалось бедствиями и перегрузками, которые заставляли действовать просто исходя из здравого смысла в очень узком коридоре возможностей. Но оно сразу выявилось в благополучный период «застоя».
То хозяйство, которое реально создавалось в СССР, было насильно втиснуто в непригодные для него понятийные структуры хрематистики. Была создана химера «политической экономии социализма». Этот процесс был непростым и длительным. В начале пути стали быстро восстанавливаться и традиционные (особенно крестьянский коммунизм), и формироваться новые – советские взгляды на хозяйство и производственные отношения. Но над этими взглядами уже возникала и довлела «пленка» абстракции политэкономии социализма.
Помимо того, что ключевым элементом марксистской политэкономии была «экономическая клеточка буржуазного общества», в этом учении кардинально отвергалась крестьянство. Как же можно было взять за основу эту политэкономию в крестьянской России? Ведь коммунисты-экономисты наверняка знали, что в «Манифесте Коммунистической партии» Марксом предлагался такой образ развития социалистической революции: «Буржуазия подчинила деревню господству города. Она … вырвала значительную часть населения из идиотизма деревенской жизни. Так же как деревню она сделала зависимой от города, так варварские и полуварварские страны она поставила в зависимость от стран цивилизованных, крестьянские народы — от буржуазных народов, Восток — от Запада» [148, с. 428].
Россия для Маркса – Восток. Здесь крестьянство, крестьянские народы и Восток представлены как собирательный образ врага, который должен быть побежден и подчинен буржуазным Западом. Это формула мироустройства – война цивилизаций, оправданная теорией смены общественно-исторических формаций.
Таким образом, после Гражданской войны философы-марксисты и молодые экономисты стали разрабатывать проект создания политэкономии социализма. Разве наши экономисты не знали, что «Капитал» Маркса – огромное учение о западном капитализме в ХVIII-ХIХ веков?
После Октябрьской революции будущий лидер компартии Италии А. Грамши в статье под названием «Революция против “Капитала”» написал (5 января 1918 г.): «Это революция против “Капитала” Карла Маркса. “Капитал” Маркса был в России книгой скорее для буржуазии, чем для пролетариата. Он неопровержимо доказывал фатальную необходимость формирования в России буржуазии, наступления эры капитализма и утверждения цивилизации западного типа... Но факты пересилили идеологию. Факты вызвали взрыв, который разнес на куски те схемы, согласно которым история России должна была следовать канонам исторического материализма. Большевики отвергли Маркса. Они доказали делом, своими завоеваниями, что каноны исторического материализма не такие железные, как могло казаться и казалось» [216].
Почему молодой итальянец ясно и четко разглядел процессы русской революции, а наши уважаемые ученые-марксисты (как Плеханов) отвергли Октябрьскую революцию и объявили Советам войну? Все это в нашем образовании смягчали, чтобы быстрее закрыть раны той войны. Но это уже история, и надо спокойно разобраться. В кружках и меньшевики и большевики изучали «Коммунистический Манифест», ждали воплощения лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», а лидер меньшевиков (Аксельрод) написал в «Политическом завещании»: «Большевизм зачат в преступлении, и весь его рост отмечен преступлениями против социал-демократии. … Где же выход из тупика? Ответом на этот вопрос и явилась мысль об организации интернациональной социалистической интервенции против большевистской политики… и в пользу восстановления политических завоеваний февральско-мартовской революции».
Труд создания политэкономии социализма произвел огромное воздействие на картину мира советских людей и продолжает влиять на массовое сознание постсоветского общества. Чтобы разобраться с этими проблемами, необходимо теперь представить основу этого проекта советских философов и экономистов – политэкономию Маркса.
Простые выводы об этом процессе можно сказать так.
На начальном этапе становления советской экономической системы среди экономистов возникла дискуссия о типе об этой системы. Основные споры шли именно по вопросу о применимости к ней теории трудовой стоимости. История этой дискуссии подробно изложена в книге Д.В. Валового «Экономика: взгляды разных лет» (1989). Эта книга стала важным источником для этой главы. Это необычная книга – автор не критикует и не доказывает свое мнение, он создал ценную летопись о споре марксистов-экономистов, которые разрабатывали конкретные решения по планированию и прогнозов развития советской экономики, и в то же время они взяли на себя труд представить теоретическую конструкцию политэкономию социализма. С самого начала они поставили перед собой вопрос: возможно ли создать такую политэкономию на основе учения Маркса.
Споры в этой дискуссии шли почти сорок лет, и продолжаются сейчас в старшем поколении экономистов. По этой дискуссии читатели не могут определить, кто ошибается и кто прав – даже в сообществе видных экономистов не было определенности. Для нас главное то, что эти видные экономисты не смогли договориться – они пытались придать понятиям политэкономии капитализма смыслы реальности советского хозяйства. Можно даже предположить, что все участники полувековой дискуссии ни к чему не пришли. Но сейчас нам очень полезно представить эти споры. Книга Валового содержит много информации, но даже часть ее много даст читателям. Таким образом, мы используем суждения из этой книги (см. [217]).
Проблема политэкономии социализма коснулась Ленина в 1920 г., когда вышла книга Бухарина «Экономика переходного периода», где был сделан вывод: «Итак, политическая экономия изучает товарное хозяйство». Ленин сделал замечание: «Не только!». Валовой пишет: «Все это породило немало дискуссий и путаницы вокруг экономических законов и законов товарного производства в особенности». Бухарин утверждал, что конец капиталистическо-товарного общества будет концом и политической экономии, а существование политической экономии социализма он активно отвергал. Он писал в «Экономике переходного периода» (1920): «Ценность, как категория товарно-капиталистической системы в ее равновесии, менее всего пригодна в переходный период, где в значительной степени исчезает товарное производство и где нет равновесия». Но ведь переходный период в 1920 г. – состояние чрезвычайное, динамичное и почти неизвестное в хаосе Гражданской войны. Как можно было опираться на труды Маркса середины ХIХ века!
Можно сказать, что в то время многие считали политэкономию уникальным интегральным образом жизнеустройства англо-саксонского капитализма: исчезнет капитализм – исчезнет и политэкономия. Но это уже было слишком прямолинейного смысла понятия. И Бухарин, и его сторонники были ограничены авторитетом Маркса. Такие системы были в Китае и Японии, Индии и в цивилизациях инков и ацтеков. А то, что Маркс назвал альтернативные политэкономии в других странах Европы вульгарными, так это, скорее, ревность автора огромной инновации. Уже перед I Мировой войной были видны мощные политэкономии Германии – и прусский социализм, позже национал-социализм, потом ордолиберализм.
Вот пример конфликта политэкономий Англии и Германии, как их представил Шпенглер: «Английская хозяйственная жизнь фактически тождественна с торговлей, с торговлей постольку, поскольку она представляет культивированную форму разбоя. Согласно этому инстинкту все превращается в добычу, в товар, на котором богатеют. Вся английская машинная промышленность была создана в интересах торговли. Она явилась средством поставлять дешевый товар. Когда английское сельское хозяйство своими ценами положило предел понижению заработной платы, оно было принесено в жертву торговле. Вся борьба в английской промышленности между предпринимателями и рабочими в 1850 году происходила из-за товара, называемого трудом, который одни хотели дешево приобрести, а другие дорого продать. Все то, о чем с гневным изумлением говорит как о продуктах “капиталистического общества” Маркс, на деле относится лишь к английскому, а не к общечеловеческому хозяйственному инстинкту.
Властное слово “свободная торговля” относится к хозяйственной системе викингов. Прусским и, следовательно, социалистическим лозунгом могло бы быть государственное регулирование товарообмена. Этим торговля во всем народном хозяйстве получает служебную роль вместо господствующей. Становится понятен Адам Смит с его ненавистью к государству и к “коварным животным, которые именуются государственными людьми”. В самом деле на истинного торговца они действуют, как полицейский на взломщика или военное судно на корабль корсаров…
Англичане никогда не были психологами. То, что думали они сами, они считали логически обязательным для всего человечества. Вся современная политическая экономия зиждется на основной ошибке отождествления смысла хозяйственной деятельности всех стран, следуя английскому пониманию, с интересами торговцев; марксизм, как чистое отрицание этого учения, усвоил себе его схему. Этим объясняется полное фиаско всех предсказаний в начале разразившейся мировой войны, когда единогласно предрекалось крушение мирового хозяйства в течение нескольких месяцев» [23, с. 78-80].
Но и в России говорили, что философия хозяйства и политэкономии формируются в национальных культур. С.Н. Булгаков писал в 1910 г.: «В высшей степени знаменателен тот факт, что государства создаются не договором космополитических общечеловеков и не классовыми или групповыми интересами, но самоутверждающимися национальностями, ищущими самостоятельного исторического бытия. Государства национальны в своем происхождении и в своем ядре, — вот факт, на котором неизбежно останавливается мысль… Нельзя уменьшать силы классовой солидарности и объединяющего действия общих экономических интересов и борьбы на этой почве… Не говоря уже о том, что и экономическая жизнь протекает в рамках национального государства, но и самые классы существуют внутри нации, не рассекая ее на части. Последнее если и возможно, то лишь как случай патологический» [218].
К сожалению, серьезно на Западе начали изучать советскую хозяйственную систему не сразу. Американский антрополог Дж. Дальтон пишет, что до 1930 г. в США изучали экономику русских лишь с целью обосновать тезис о том, что замена рыночной системы на плановую неминуемо приведет к катастрофе. Но затем, по словам Дальтона, ее стали изучать всерьез, обучаясь методам государственного регулирования (см. [17]).
В 1920-х гг. большая часть советских экономистов склонялась тогда к тому, что «ни ценность, ни стоимость в социалистическом обществе существовать не могут и не будут» (В. Осинский, 1925). О непригодности категорий политэкономии капитализма для описания советского, явно не капиталистического, хозяйства, предупреждал А.В. Чаянов (см. главу 11). Достаточно сказать, что фундаментальным фактором рыночной экономики, даже при монополистическом капитализме, является конкуренция. Напротив, в советском хозяйстве плановая деятельность была направлена на «отключение» конкуренции для обеспечения концентрации ресурсов на главных участках хозяйственного развития. Чаянов считал, что следует разрабатывать частную, особую политэкономию для каждой страны. Но при этом явно терялся сам смысл политэкономии как общей, абстрактной теории.
В России до 1917 г. и затем, после хаоса революции, в период сталинизма и вплоть до перестройки Горбачева, индустриализация осуществлялась в рамках традиционного общества и свойственного такому обществу неpыночного, «натуpального» хозяйства. На опыте практики считали, что нерыночное хозяйство не может быть описано в понятиях рынка, и что к нему неприменима рыночная категория «эффективности». Об этом говорил уже Аристотель, это подразумевал Адам Смит и специально оговаривали Маркс и Вебер. Утрируя, можно сказать, что советская экономика выросла из экономики крестьянского двора, и ее главным теоретиком был Чаянов.
Поразительно, что никто из теоретизирующих экономистов не пытался возразить против этой мысли Чаянова по существу, но и в расчет ее не принимал. А ведь в ней вопрос поставлен очень жестко — категории рыночного хозяйства в приложении к советскому не просто теряют смысл, но даже и не поддаются количественному определению!
Неприемлемо было и сравнение уровня потребления в 1920-х гг. в СССР и на Западе. Ни в плане природных, ни в плане исторических и культурных условий не выполняются минимальные критерии подобия этих двух систем. Имеется большой и прозрачный эмпирический опыт, говорящий о том, что нерыночное хозяйство с прямыми связями при отсутствии большого резерва ресурсов извне, гораздо эффективнее рыночного. Речь идет, прежде всего, о семейном хозяйстве. Политэкономия капитализма не занималась хозяйством ячейки общества — семьи, а ее хозяйство устроено не на купле-продаже или прямом обмене, а на кооперации и взаимопомощи. Это типично плановое хозяйство — с бюджетом, безналичным расчетом и условными ценами.
Были попытки связать экономическую теорию с энергетическими представлениями. В 1920-1921 гг. среди советских экономистов велись дискуссии о введении неденежной меры трудовых затрат. Предлагалось (С. Струмилиным) ввести условную единицу «тред» (трудовая единица). В противовес этому развивалась идея использования как меры стоимости энергетических затрат в калориях или в условных энергетических единицах «энедах». Этот подход был навеян работами «экологического утописта» Отто Нойрата, вышедшими в 1919 и 1920 гг. Оценивая ту дискуссию, Валовой справедливо считает, что предложение меры энергетических затрат было противопоставлением «марксовой трудовой стоимости».
12 комментариев or Оставить комментарий
Comments
From: obsrvr Date: Февраль, 22, 2019 06:10 (UTC) (Ссылка)
Может не надо писать "традиционным обществам" (если описывать СССР 1917-1953), а вполне так по марксистски-
Азиатский способ производства.
И примеров хоть отбавляй, Древний Египет, Междуречье.
И все это приправлено фордизмом.
Тогда это было непонятно, но вполне себе понятно сейчас.

Edited at 2019-02-22 06:13 (UTC)
mbskvort From: mbskvort Date: Февраль, 22, 2019 09:49 (UTC) (Ссылка)

Этот спор бесконечен

Сторонники т.н. "социализма" будут высасывать из пальца всё новые и новые аргументы в защиту плановой системы ценообразования.Рассматривать их нет никакой нужды т.к. в основе ихнего понимания "распределения по труду"ничего кроме квалификации и честности чиновников занимающихся этим вопросом нет.Ну,и кстественно,ответственность чиновников за неправильные решения.
Формирование цены на свободном рынке по принципу спрос/предложение кому-то может показаться неверным и несправедливым.Допустим,отчасти это так. Но формирование цены чиновником вообще не поддается никакому обоснованию,ни научному,ни социалистическому.
В качестве примера сошлюсь на цитирование Сталина Традиционалистом спора о цене на тонну зерна и тонну хлопка.Причем,что одн,что второй отпетые "социалисты".
>«Беда не в том, что закон стоимости воздействует у нас на производство. Беда в том, что наши хозяйственники и плановики, за немногими исключениями, плохо знакомы с действиями закона стоимости, не изучают их и не умеют учитывать их в своих расчетах. Этим собственно и объясняется та неразбериха, которая все еще царит у нас в вопросе о политике цен. Вот один из многочисленных примеров. Некоторое время тому назад было решено упорядочить в интересах хлопководства соотношение цен на хлопок и на зерно, уточнить цены на зерно, продаваемое хлопкоробам, и поднять цены на хлопок, сдаваемый государству. В связи с этим наши хозяйственники и плановики внесли предложение, которое не могло не изумить членов ЦК, так как по этому предложению цена на тонну зерна предлагалась почти такая же, как цена на тонну хлопка, при этом цена на тонну зерна была приравнена к цене на тонну печёного хлеба. На замечания членов ЦК о том, что цена на тонну печёного хлеба должна быть выше цены на тонну зерна ввиду добавочных расходов на помол и выпечку, что хлопок вообще стоит намного дороже, чем зерно, о чём свидетельствуют также мировые цены на хлопок и на зерно, авторы предложения не могли сказать ничего вразумительного. Ввиду этого ЦК пришлось взять это дело в свои руки, снизить цены на зерно и поднять цены на хлопок. Что было бы, если бы предложение этих товарищей получило законную силу? Мы разорили бы хлопкоробов и остались бы без хлопка»
Для совсем тупых социалистов подчеркну,что исчерпав "социалистическую" аргументацию Сталин обращается к стопудовому аргументу
-...что хлопок вообще стоит намного дороже, чем зерно, о чём свидетельствуют также мировые цены на хлопок и на зерно,
т.е.мировые цены суть рыночные цены,говоря нормальным языком.
Таким образом,языком молоть "социалисты" мастера,но вот когда вопрос требует практического решения демагогия отбрасывается и в дело идут вполне жизненные понятия,что делает аргументацию этих обоих "мыслителей" социализма особенно ценной для понимания на чем нас пытаются развести как лохов.


Edited at 2019-02-22 09:56 (UTC)
From: linnerr Date: Февраль, 22, 2019 21:03 (UTC) (Ссылка)

Re: Этот спор бесконечен

для совсем тупых рыночников подчеркну: я имею, видимо, право так говорить:
Весь рынок умеет делать то, что он делает, только тогда, когда есть СВОБОДНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ (\cite{любая книжка по микро-2}). Поэтому всем участникам´´дискуссии´ предлагаю сначала ознакомиться с материалом.
Где кто видел идеальную конкуренцию - покажите.
А цены - они такие цены, если говорить об общем равновесии(
tradicionalist From: tradicionalist Date: Февраль, 22, 2019 21:22 (UTC) (Ссылка)

Re: Этот спор бесконечен

А это следующий шаг. Чисто чтобы создать конкуренцию (а вовсе не для того чтобы уничтожить целые отрасли по приказу западных хозяев), либералье - та же марксня, но под власовской тряпкой - разрывает автопром по заводику, а заводики по цеху и раздают своим дружкам - ворам. Разумеется воры, даже если бы и хотели вкладывать в НИОКР, не имеют для этого средств и проигрывают демпингу западных корпораций, которые в разы больше всего советского автопрома.

Власовцев это нисколько не заботит, потому что в их представлении русские "плохие", "ордынцы", заведомо нежизнеспособны и должны исчезнуть вместе со своей незаконнорожденной промышленностью. Право на существование и промышленность имеет только белый господин, а сам власовец будет фарцевать ворованными ресурсами в рейхе и грести откаты от западных инвесторов. Все это упаковывается в байки о "неэффективности чиновников", которые тоже сочинил марксня.
mbskvort From: mbskvort Date: Февраль, 22, 2019 21:43 (UTC) (Ссылка)

Re: Этот спор бесконечен

Напрасно Вы свободную конкуренцию пытаетесь подменить идеальной конкуренцией.В этом вопросе никакие ссылки на "умные" книжки не помогут.
В первом приближении на рынке существуют две модели поведения - голландская и итальянская (терминология условная и не слишком распространена у нас по вполне понятным причинам)
Голландская модель предполагает жесткую,конкурентную борьбу по общепринятым правилам для всех участников рынка.Наряду с чисто экономическими показателями такими как прибыль,эффективный менеджмент и т.п. широко применяются нравственные критерии типа честность, деловая репутация и общественное благо.
Итальянская модель(название позаимствовано после серии громких скандалов в строительной индустрии послевоенной Италии) это мафиозная,коррумпированная система извлечения прибыли. Дрма построенные мафизи в Италии буквально рассыпались из-за того что недокладывали в бетон цемент. Помимо проведенной масштабной борьбы с мафией "Чистые руки" итальянская модель таки проиграла в конкурентной мировой борьбе голландской модели как абсолютно некомпетентная и не отвечающая общественным интересам. Но из этого не следует,что её в мире больше нет.Просто те страны которые в силу разных причин оказались втянуты в итальянскую модель рынка аутсайдеры в мировой экономике. Так что рынок он тоже разный и уж точно не идеальный.Но люди стараются его улучшать.

А цены,они такие цены потому что на рынке других не бывает и это реальность,а не выковыривание цен-козявок из носа чиновного руководителя.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Февраль, 22, 2019 23:30 (UTC) (Ссылка)

Re: Этот спор бесконечен

Вот именно. Чиновник мыслит реалистично. Его на демагогии за "ордынство" не проведешь. Ему надо чтобы люди были сыты, обеты, одеты, имели крышу над головой, отопление и жили в безопасности.
mbskvort From: mbskvort Date: Февраль, 23, 2019 01:02 (UTC) (Ссылка)

Re: Этот спор бесконечен

Так это и есть ордынство в чистом виде.Любой айрат заботится чтобы его бараны имели много травы,не болели,волки бы их не съели и т.д., т.к. в противном случае будет у него убыток и на бойню нечего будет поставить.
Он за баранов иначе переживать не приучен.Менталитет у степняков такой.Это не западный коммунизм,не китайский АСП,а наш традиционный способ ведения хозяйства. А если с баранами непруха или мор какой,то наш ордынец берет лук,копье и на коня - соседей грабануть надо,Крымнаш там какой-нить или пиндосам фитиль в зад воткнуть.
Ну,а раз война,то Яса Чингисхана самое оно для ордынца - дисциплина и военный коммунизм.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Февраль, 23, 2019 03:30 (UTC) (Ссылка)

Re: Этот спор бесконечен

=Любой айрат заботится чтобы его бараны имели много травы,не болели,волки бы их не съели и т.д., т.к. в противном случае будет у него убыток и на бойню нечего будет поставить.=

Это не у нас "ордынство", а вы нам свою европейскую сектантскую марксню-либерасню тулите. У нас общество-семья и лидер отвечает за людей как отец за детей, а вот евровор, хоть буржуй, хоть рабовладелец - тот да, связан с людьми потребностями как животновод с баранами:

«Не Добрые и Приятные, но Злые и Ненавистные качества человека, его Несовершенства и жажда Дарований, которыми наделены другие существа, являются первейшей причиной, сделавшей человека более общественным, чем другие животные, в момент изгнания из Рая. И если бы он остался в своей примитивной невинности и продолжал пользоваться благодатью, присущей ей, не было бы и тени возможности того, что он стал бы общественным созданием, каким является сейчас» (Мандевиль)

«Из того, что человек живет в обществе, люди делают вывод, что он добр. Но этим люди обманывают сами себя. Волки объединяются в общества, но они не добры. Все, что мы узнаем в этом направлении – это то, что у человека, как и других животных, общество является результатом нужды.» (Гельвеций)

«Таким образом, уже с самого начала обнаруживается материалистическая связь людей между собой, связь, которая обусловлена потребностями и способом производства и так же стара, как сами люди, – связь, которая принимает все новые формы и, следовательно, представляет собой "историю", вовсе не нуждаясь в существовании какой-либо политической или религиозной нелепости, которая еще сверх того соединяла бы людей.» (с) подлец марксня
mbskvort From: mbskvort Date: Февраль, 23, 2019 14:51 (UTC) (Ссылка)

Re: Этот спор бесконечен

Скорее всего Вы опять ничего не поняли или косите под дурачка рекламируя свои вновь сочиненные термины.
В самом ордынстве с точки зрения экономики ничего зазорного нет и не стоит его клеймить как некогда клеймили генетику с кибернетикой.В моем понимании это некий отличный от западного капитализма/коммунизма и восточного АСП специфический путь развития общества.Особенность его в том,что не обладая ни западной природной горнорудной базой,ни восточными климатическими преимуществами люди,фино-угорские и славянские племена сложившиеся в обшность в лесах северо-востока Европы на протяжении всего своего исторического пути развития выработали свой способ выживания.Скверный климат плохо подходящий для С/х работ и отсутствие полезных ископаемых заставило людей искать свои специфические приемы выживания.Дело не в терминах - социализм,патернализм или ордынство - а в особом устройстве возникшего общества,в его общих признаках формировавших именно этот социум и менталитет.
Никакое цитирование не заменит понимания простого и понятного явления,что варяги в богатой железом Швеции,или жители средиземноморья с прекрасным климатом для земледелия формировались не под влиянием каких то идей и доктрин,а как раз наоборот - условия жизни формировали доктрины и идеологию. В этом смысле ваш сраный западный социализм хорош для немцев,но бесполезен и даже вреден для России. Там у немцев,французов и англичан своя цивилизация выстроенная на примате частной собственности,на добродетели труда и бережливости,а у нас иное. Никогда труд в России не был и не мог быть в силу вышеуказанных причин источником благ и богатства.Только-только хватало на выживание и поддержания популяции на определенном уровне.Все излишки сверх необходимого для выживания уровня потребления добывались военными,достаточно примитивными- нет излишков для разработки военных технологий - методами.Но численность,при примитивном вооружении позволяла организовывать ватаги для "похода за зипунами".Соответственно,такая форма ведения хозяйства определило и форму управления - государства- которая ничем иным кроме как военной организацией принятой в войсках быть иной не могла.Беспрекословное подчинение предводителю при полном пренебрежении к ценности человеческой жизни - а иного при примитивном вооружении дубиной и топором быть не могло - вот исходная позмция.Предводителя безусловно заботит численность его ватаги,но лишь в пределах до боестолкновения. В этом смысле и состоит весь этот бред про патернализм который по сути есть забота арата о своих баранах.Плодовитость баранов облегчала предводителю управление таким сообществом т.к. делала менее заметными бесчеловечность и бездарность управления. Именно это и позволило Чингисхану создать свою Орду. Именно поэтому казалось бы чужеродная форма организации людей в виде Орды прекрасно прижилась на Руси,а столь же чужеродная "социалистическая" организация западного типа не приживается и максимум что может так это обеспечивать сытое благополучие болтунов и демагогов на тему "социализма". Типа
- вы всё несите в общий котел,а мы,вооруженные самым передовым М-Л учением всё это вернем вам по справедивости.Будем о вас заботиться как отец родной.))) Но и себя конечно не обидим.Разделим всё "по труду" имея ввиду,что наш труд самый важный.А кто возражает,то тот враг и его расстреляем.
Вот такой вот своеобразный патернализм у вас получается. Явно расчитан на дебилов.
tradicionalist From: tradicionalist Date: Февраль, 22, 2019 17:08 (UTC) (Ссылка)
=А то, что Маркс назвал альтернативные политэкономии в других странах Европы вульгарными, так это, скорее, ревность автора огромной инновации.=

Марксня был таким же "инноватором" как его инкарнация в юбке В.И. Новодворская. Марксня пер в Пруссию предрассудки английских и американских баптистов, перегибая и доводя до абсурда и саморазрушения. Его ненависть к прусскому социализму идентична ненависти Новодворской к советскому.

Нельзя сказать что марксня "про Англию". Марксня про взрыв Пруссии, на руины которой потом должна зайти английская сектантская олигархия. Марксня никогда не предназначалась для анализа реальности и строительства нового ни в Англии ни в Пруссии. В Англии все строится "само" по объективным законам. (Строить - дело олигархов, а не голодранцев, обчитавшихся марксни). А в Пруссии надо взорвать государство с его социализмом и тогда там тоже все будет строиться само, как в Англии. (Опять же олигархатом, а не голодранцами, раздавленными руинами своего государства.) Задачи учить голодранцев строить хозяин перед марксней не ставил. Да марксня, как профессиональный шарлатан и демагог, и не смог бы эту задачу решить, потому что не владел не только научным методом, но и арифметикой. Его дело не искать истину и решение, а убеждать - то есть вешать лапшу на уши и разводить лохов в интересах заказчика.

Если говорить о причинах наших заблуждений, то дело не в том что марксня не подходит. Не подходит - не пользуйся! Дело в том что мы не овладели научным методом. Все наши ошибки расписаны уже Френсисом Бэконом в "Новом органоне". Мы слишком очарованы евклидовой геометрией, выводящей массу теорем из 6 аксиом и "наукой логики" гегелесни, обещавшей что тот же подход применим к наукам и человеческая логика идентична божественной. Эта болезнь проявилась не только в марксне, но и в лысенковщине, например.

----------
"Чистая наука, стало быть, предполагает освобождение от противоположности сознания [и его предмета]. Она содержит в себе мысль, поскольку мысль есть также и суть вещи сама по себе, или содержит суть вещи саму по себе, поскольку суть вещи есть также и чистая мысль... Это объективное мышление и есть содержание чистой науки... Логику, стало быть, следует понимать как систему чистого разума, как царство чистой мысли. Это царство есть истина, какова она без покровов, в себе и для себя самой." (с) болтун-пустозвон гегелесня

" Немалое различие существует между идолами человеческого ума и идеями божественного разума, т. е. между пустыми мнениями и истинными признаками и подлинными чертами созданий природы, каковыми они открываются. Никоим образом не может быть, чтобы аксиомы, установленные рассуждением, имели силу для открытия новых дел, ибо тонкость природы во много раз превосходит тонкость рассуждений. Но аксиомы, отвлеченные должным образом из частностей, в свою очередь легко указывают и определяют новые частности и таким путем делают науки действенными. Аксиомы, которыми ныне пользуются, проистекают из скудного и простого опыта и немногих частностей, которые обычно встречаются, и почти соответствуют этим фактам и их объему. Поэтому нечего удивляться, если эти аксиомы не ведут к новым частностям. Если же, паче чаяния, открывается пример, который ранее не был известен, аксиому спасают посредством какой-либо прихотливой дистинкции, между тем как истиннее было бы исправить
самое аксиому." (с) философ науки Фрэнсис Бэкон

Логики-диалектики считали марксистские слоганы "сутью вещей", а частности, о которых говорил Чаянов - отклонениями и искажениями, из-за которых не стоит ломать "всесильную" аксиому. И в этом плане глупо катить бочку на англичан, поскольку именно они изобрели научный метод, а немцы еше столетия извращались логикой да диалектикой. Просто марксня в своей демагогии пользовал английских баптистских попиков, а не английских ученых. Да и сам оставался чистым немецким схоластом-диалектиком, вполне себе в духе мракобеса гегелесни.

Edited at 2019-02-22 19:04 (UTC)
From: linnerr Date: Февраль, 22, 2019 20:13 (UTC) (Ссылка)
с удовольствием вас читаю. Сам профессиональный экономист и сейчас в Китае. Как Вы думаете, правильно они повернули?
mbskvort From: mbskvort Date: Февраль, 22, 2019 21:10 (UTC) (Ссылка)
А куда и когда они повернули?
12 комментариев or Оставить комментарий