sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Category:

Переход от механической солидарности к органической солидарности

В 1992 г. случайно я познакомился с человеком (в Испании), который много повидал на свете и всю жизнь прожил в отрыве от прессы и телевидения – был моряком, и тайно коммунистом. Мы разговорились (после лекции), быстро подружились. И как-то мне так сказал: «То, что произошло с СССР, — большое горе для очень многих во всем мире, даже для тех, кто вроде бы радуется краху коммунизма. И дело не в политике. Без опоры оказались и те, кто считал себя антикоммунистами. И не из классового сознания надеялись люди на СССР, не потому, что “пролетарии всех стран, соединяйтесь!”. Все это давно не так, и на Западе рабочий — это тот же буржуй, только без денег. А надеялись потому, что у вас говорилось: “Человек человеку — брат”. А по этому тоскуют все, что бы они ни говорили на людях».

Я ему не стал говорить, что антисоветские идеологи во время перестройки стали твердить о том, что советская жизнь якобы строилась на идеях классовой борьбы, это было или следствием их лживости, или тупости. Советская жизнь строилась на солидарности всего человечества, но СССР погиб. Наверняка прилетит птица Феникс, а нам надо исследовать мир и людей.
Вот проблема: люди живут в капитализме, а ностальгия о братстве. И те, и другие не знали, как соединиться. Так и у нас – революция. Когда-то мы жили, почти все, как «человек человеку — брат». Но мы не успели, и не смогли понять реальность и создать  адекватное знание. Тогда все ушло в войну и форсированную работу для жизнеустройства и обороны – и прошел разрыв поколений. Но и испанцы прошли такие «кавдинские ущелья» – и в гражданской войне, и в либерализации и конверсии экономики. Во время кризисов рвется пленка «Человек человеку — брат». Но части той пленки представляют по-разному у разных людей – у всех есть множество факторов, чтобы создать каждому ему собственную идентичность. Но для нас надо выделить важные структуры личностей (для нашей проблемы).
Можно построить грубую модель: в обществе доминируют несколько типов отношений к другим общностей. Всегда между ними существуют открытые или латентные конфликты, и вырастают картины борьбы – и кто из личностей начинает действовать. Представим и картины, А, Б и В:
– А: он верит, что «человек человеку брат». Те, кто не верят – невежды или враги народа, разных категорий.
– Б:  другой считает, что «человек человеку брат» – утопия остаток религии, что «хилиазм есть живой нерв истории, – историческое творчество, размах, энтузиазм связаны с этим хилиастическим чувством» (С.Н. Булгаков). Некоторые эту утопию уважают, а другие над этой утопию издеваются – это невежды.
– В: третий пытается найти компромисс, создав общество и государство, которые  изучили и представили нормальные условия жизни для оба сообщества с разными ценностями.
Но договориться им бывает очень трудно – иногда в этом конфликте компромисс перейдет в горючую войну. Часто, что и общество, и государство не имеют знания и не могут догнать процессы. Да и латентные конфликты бывают очень активны.
Это было и в России, и в Испании. Но сейчас эти проблемы не изучают, хотя полезно, – эта грубая модель дает образ этих отношений, а детали легко найти.
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments