?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
sg_karamurza
sg_karamurza
sg_karamurza
Интервью в газете "Правда"
http://www.gazeta-pravda.ru/pravda/pravda.html#Никому%20не

Правда 23—26 января 2009 года

Профессор Сергей КАРА-МУРЗА в диалоге с обозревателем “Правды” Виктором КОЖЕМЯКО
В. Кожемяко:

В. Кожемяко: По-моему, совершенно очевидно, Сергей Георгиевич, что нагнетание в обществе этой крайней неприязни к идеям, делу, самому имени Ленина связано со стремлением во что бы то ни стало наконец закопать его. И в переносном, и в буквальном смысле. То есть максимально скомпрометировать всё, что он внёс в бытие нашей страны и мира, а тело, покоящееся в Мавзолее на Красной площади, предать, как они выражаются, земле. Не потому ли, что ленинский Мавзолей — один из символов ненавистной для них советской эпохи, саму память о которой они тоже хотели бы закопать?

— Здесь у вас не один вопрос, а несколько. Прежде всего, наверное, надо определить, кто это “они”.

В. Кожемяко: Конечно, нынешняя власть.

— Но власть — это верхушка айсберга. Она ведь имеет под собой определённую социальную базу, мировоззренческую основу. Ясно, что это какая-то влиятельная часть российского общества...

Я бы сначала даже поставил вопрос так: почему именно сейчас возникла такая непримиримая и глубокая ненависть ко всему, что представляет собой Ленин? Её ведь не было ни в двадцатые, ни в тридцатые годы, ни даже во время Гражданской войны. В общем-то, до сравнительно недавнего времени Ленин как мыслитель, политик, мастер административного управления во всём мире признавался как одна из крупнейших фигур. А уж в России, если судить по тому, что ему удалось сделать, это, конечно, был один из безусловных символов русского ума, русской воли, русской работоспособности. Что говорить, для нас это была национальная гордость!

В. Кожемяко: Была? Я думаю, Ленин таковой и остаётся. Но это — для нас.

— Верно. Вот и вопрос: кто такие мы и кто такие они? И почему эти “они” где-то полвека таились, в каких-то катакомбах?

В. Кожемяко: Да потому, что им не давали возможности говорить.

— Правильно. Однако не только. Они ещё были слабы и, даже скажу так, по-настоящему не вполне понимали, что такое есть Ленин. И вот именно только теперь, когда мы потерпели поражение, они до конца это поняли. Ныне уже совершенно ясно, что их ненависть является действительно фундаментальной, не конъюнктурной и абсолютно антагонистической.

В. Кожемяко: Классовая ненависть к своему классовому врагу.

— Я бы сказал, это явление духовного порядка. Конечно, есть прагматический и политический интерес: чтобы им удержаться у власти, надо этого врага уничтожить или хотя бы на время его влияние заглушить. Но здесь ещё есть ненависть духовная, мировоззренческая.

В. Кожемяко: Это очень ощущается сегодня...

— Такие грандиозные явления мирового масштаба, как русская революция, означают столкновение огромных сил, и речь тут шла по существу о вселенском проекте — как надо жить. Этот вопрос относится к категории мировоззренческих и уходит корнями даже в религиозное представление — о человеке и справедливости, о добре и зле.

В. Кожемяко: Да, масштаб воистину колоссальный!

— Русская революция, руководимая Лениным, открыла ворота к новому типу жизни человека на земле. И в эти ворота вышел на историческую арену новый культурно-исторический тип — советский человек.

В. Кожемяко: В труде вашем “Советская цивилизация” много внимания уделено этой теме — новому человеку. А враги придумали для него оскорбительно-уничижительное словечко “совок”...

— И мы, и наши враги примерно одинаково можем его описать. Но вот оценки разные, отношение разное.

Возьмите ряд видных фигур, которые исторически представляют тип советского человека,— скажем, Стаханов, Шолохов, Уланова, Жуков, Гагарин... В них в концентрированном виде можно узнать наиболее характерные черты советского человека. Это коллективный портрет человека, продержавшего на себе страну почти весь ХХ век!

Он произвёл культурную революцию, индустриализацию, выдержал и выиграл величайшую войну, а затем послевоенное восстановление. Потом он стал постепенно слабеть. Появился Хрущёв, началось долгое отступление...

Так я вижу столкновение, которое произошло в нашей стране. И кто же стал главным противником советского человека? Тоже культурно-исторический тип, который таился в недрах российского общества. Это — стяжатель, вор, ничтожный в смысле творчества человек, ненавидящий труд.

В. Кожемяко: Такие люди есть в любом обществе.

— Это особый тип, собирающийся в особые социальные и культурные ниши. Возьмите преступный мир. В нем собрались люди определённого типа! И у них есть своё мировоззрение, своё представление о человеке. Какое? Как о скотине, которую надо резать или стричь — если речь идёт о человеке, находящемся вне этой группы. Это хищники, не способные к созидательному труду и не приемлющие его.

В. Кожемяко: В советской жизни им было не разгуляться?

— После русской революции этот тип потерпел поражение, его загнали в норы, пусть, может быть, и слишком жестокими методами. Он был опорочен и в нашей литературе, в кино, театре, представлен как группа-изгой нашего общества.

А его антипод, советский человек, дал миру определенный образ благой жизни и показал, что такая жизнь возможна. Ленин был символом этого человека, а в практическом плане — конструктором, давшим проект мировоззренческой, идеологической, организационной основы советского человека и советской жизни.

Нарождающийся советский человек сразу же получил очень высокий статус в мировом сознании. Он был необыкновенно уважаем, для миллионов людей стал образом, на который надо равняться, стал ведущим во всём мире, особенно во время войны.

В. Кожемяко: Можно выделить важнейшие качественные его характеристики?

— Это, во-первых, способность организовываться в солидарные коллективы на началах справедливости и сотрудничества, а не конкуренции и купли-продажи.

В. Кожемяко: Теперь-то Путин объявил нашей национальной идеей именно конкурентоспособность.

— Совершенно другой принцип!.. Далее — способ этих коллективов соединяться в сложное межэтническое общежитие. Он притягивал народы, не заставляя их ассимилироваться, а включая в семью народов. Этот образ был ориентиром. Человечеству была предложена идея мироустройства, основанного на сотрудничестве народов, а не на колониальной зависимости и рыночной конкуренции.

Благодаря ленинскому синтезу идеи развития с традиционными идеалами культуры русского и других народов России возник человек, способный создать и освоить технику, адекватную середине ХХ века, Второй мировой войне. После революции за какие-то полтора—два десятилетия у нас появился такой человек, какого к 1941 году на Западе вообще не ожидали. Из крестьянских парней вырастили офицеров и солдат, которые владели современной авиацией, ракетной артиллерией, вырастили полководцев, способных разрабатывать сложнейшие стратегические операции Красной Армии. Такой человеческий рост требовался, конечно, и для индустриализации, для развития советской науки, но особенно он проявился в армии во время войны.

В. Кожемяко: Великая Отечественная война стала главным экзаменом для советского человека ленинского типа?

— Можно сказать и так. В целом этот синтез, о котором я говорю, требовал от каждого человека огромных духовных усилий, которые до сих пор многие в мире не могут себе представить и объяснить. Приходят опять-таки почти к религиозному объяснению. Та интенсивность творческой работы, та интенсивность труда, которая была свойственна только подвижникам. А подвижники — это те, которые как будто соединялись с божественной энергией... У нас же это было в массовом порядке!

Вот что означал на практике ленинский проект. Ленин преодолел и нашу извечную раздвоенность на западников и славянофилов, то есть на модернизаторов и традиционалистов. Они в советском человеке были соединены, европейский рационализм сочетался с культурными устоями России. Это вывело нашу страну на уровень великих мировых держав, не утратив близости к незападным цивилизациям.

В. Кожемяко: Можете продолжить характеристику главных черт советского человека?

— Идеал служения, а не службы по найму. Служения народу, Родине, близким. Идеал любви как основы человеческих отношений, любви бескорыстной и даже жертвенной.

В. Кожемяко: А чувство справедливости?

— Справедливость понимается по-разному. Например, у Ницше справедливо падающего подтолкнуть, потому что слабый должен погибнуть, уступить место сильному. А советский человек исходил из того, что люди — братья. Если ребенок голоден, потому что не обладает платёжеспособным спросом на молоко, то это несправедливость, зло.

Эти представления о справедливости, о любви, о семье, о Родине, о земле и так далее олицетворял собой тип советского человека, представлявший нашу страну в мире. И он был понятен, уважаем даже врагами, он был воспет культурой этого периода. А его антипод, как я уже говорил, был, словно злой джинн, загнан в бутылку.

3 комментария or Оставить комментарий
Comments
iter_ignis From: iter_ignis Date: Январь, 26, 2009 07:35 (UTC) (Ссылка)
При всей своей несомненной интеллектуальной и организующей величине, Ленин был вписан в более широкие мировоззренческие порядки - которые не позволили создать по-настоящему устойчивую рускую страну. Смерть СССР была заложена задолго до старта. Ни Ленину, ни даже Сталину, мало-по малу уходившему от деструктивности марксизма, не удалось переломить этот роковой посыл.
Для того, чтобы строить надёжнее и дальше, их обоих нужно превзойти, прежде всего, мировоззренчески.
sg_karamurza From: sg_karamurza Date: Январь, 26, 2009 07:44 (UTC) (Ссылка)

То, что смог сделшать Ленин в преодолении марксизма

вообще похоже на чудо. Преодолевать пытались многие, начиная с Бакунина, но сразу срывались в конфликт и терпели поражение. Ленин сумел марксистов представить ренегатами марксизма - и СССР продержался вплоть до еврокоммунизма. Очухались! Но и научились. Даже Грамши смогли дезактивировать.
iter_ignis From: iter_ignis Date: Январь, 26, 2009 09:03 (UTC) (Ссылка)

Re: То, что смог сделшать Ленин в преодолении марксизма

И марксизм, и все известные мне его преодолевальщики, существует на одних тех же мировоззренческих осях аврамических религий, замешанных на греко-римской имперской философии, которые в этом растворе мутировали в материализм, в разных ипостасях. Что сразу же программирует узкое поля для манёвра. Внутри этого поля мыслительная работа по замкнутому контуру - сумма в конечном итоге почти нулевая. Мировоззрение колеблется вокруг некоторого центра, и пока мы там вращаемся, различие в наклоне орбиты или скорости не особо значимы в масштабе цивилизации.

За последние сотни лет "эволюции мысли" человечество, тем не менее, двигалось только в направлении экс-биологической техногенной эволюции, и в ущерб эволюции самого сознания. Интеллект, как машину обработки дискретизированных перцепций так же можно считать вне-билогической сущностью. Впрочем, он сам себя гордо выделил из природы.

В результате чего мы скатываемся к уровню высокосоциализированных уже даже не животных, а растений. И тут и марксизм и либерализм во всех своих ветвях работают по факту в одну корзину.
3 комментария or Оставить комментарий