?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
Еще кусок главы - к теме разговора - sg_karamurza
sg_karamurza
sg_karamurza
Еще кусок главы - к теме разговора
Государство и антигосударственные силы в России

Поэт Осип Мандельштам сказал: «Власть отвратительна, как руки брадобрея». И эта вычурная метафора во время перестройки была принята нашей демократической интеллигенцией чуть ли не как откровение. Ее бубнили, как припев, в ходе антигосударственной кампании.

Что за люди! Сами побриться не способны, а руки брадобрея им отвратительны. Власть ненавидят, но так и льнут к ней, пытаются в нее пролезть, всегда ею недовольны – а попади во власть, ни одного простейшего вопроса не могут не то что решить, а и сформулировать. Все шиворот-навыворот, сплошные обиды и расколы, даже воровать толком не годятся, все на нервах, с надрывом.

Постсоветское государство России сформировалось в лоне антисоветского проекта и оказалось в исторической ловушке. Наследие политической философии, идеологии, структур и кадрового состава, полученное от режимов Горбачева и Ельцина, стало тяжелой гирей на ногах, отделаться от которой очень трудно.

Нынешний политический режим зачат в акте государственной измены, совершенной в 1991 г. Преемники «бригады Ельцина» у власти частично уже свободны от этого исторического груза, но в недостаточной степени. За их спиной стоит призрак беловежского сговора, который строго следит за тем, чтобы «преемники» не вздумали возродить державную государственность России. Они опутаны соглашениями, которые запрещают им выполнять важнейшие функции власти исходя из критериев именно такой государственности.

Важной частью программы демонтажа советского строя был подрыв авторитета государства. По замыслу “архитекторов”, государство не только должно было утратить в глазах человека всякий священный смысл - оно было превращено в коллективного “врага народа”. Проклятия в его адрес стали обязательным довеском к уверениям в лояльности демократии. Эта кампания была предельно антидемократичной, она подрывала культурные устои большинства населения.

В книге Ю. Левады “Есть мнение” на основании опросов 1989-1990 гг. сделан вывод, что “державное сознание в той или иной мере присуще пода­в­ляющей массе (82-90%) населения страны”, что это “комплекс, уходящий вглубь тра­ди­ций Рос­сийской империи” [1].

С самого начала атаки на все подсистемы госу­дарства приобрели такой жесткий характер, что не вызывало сомнения - было задумано не реформирование, а слом. «Антисоветский марксист», профессор МГУ А.П. Бутенко критиковал реформы Хрущева за их половинчатость: «Антисталинизм — главная идея, мобилизационный стяг, использованный Хрущевым в борьбе с тоталитаризмом. Такой подход открывал определенный простор для борьбы против основ существующего социализма, против антидемократических структур тоталитарного типа, но его было совершенно недостаточно, чтобы разрушить все тоталитарные устои» [2]. Перестройка наконец-то направила свой пафос против «всех» государственных устоев,

Под огнем оказались буквально все элементы государства - от органов хозяйственного управления, ВПК, армии и милиции до школы и дет­ских садов. Все это было представлено как элементы «административно-командной системы», войну против которой начал Г.Х. Попов.

Эта программа так сбила с толку людей, что они перестали трезво рассуждать. Государственные институты, обеспечивающие жизнь страны, имеют сложную структуру и выполняют сложную систему функций. Одни из этих функций очевидны, другие еле видны, а чтобы понять третьи, надо пошевелить мозгами. Люди как будто вдруг утратили способность мысленно увидеть структуру государства и те функции, которые призваны выполнять разные его элементы.

Видные деятели перестройки открыто выступали как враги своего государства. Писатель А. Адамович (депутат Верховного Совета СССР!) в марте 1989 г. на открытии в Москве международного научного клуба даже воззвал к иностранным ученым, прося у них помощи против советского государства. Он так описал его отношения с обществом: «Одни ведомства ведут химическую войну против собственного народа и природы. Другие — с помощью мощной мелиоративной техники, третьи — почти уже атомную (Чернобыль)... Вот почему и ученые наши, которые не продали душу ведомствам, и «зеленые» наши так рассчитывают опереться на вас, мировую науку, в борьбе с ведомственным Левиафаном» [3, с. 225].

А демократическая интеллигенция с какой-то наивной безответственностью одобряла разрушение сложнейших структур государства, являвшихся замечательным творением нашей цивилизации. Причем нередко речь шла о творениях уникальных, и нет уверенности, что эти структуры вообще удастся возродить после их гибели. Люди старшего поколения помнят, например, какому избиению в прессе и с трибун были подвергнуты в годы перестройки все правоохранительные органы, армия и особенно КГБ. Кто забыл, пусть полистает подшивки газет и журналов конца 80-х и начала 90-х годов, это чтение освежает голову.

Когда видишь, как сама власть разрушает несущие конструкции государства, в воздухе висит немой вопрос: «Глупость или измена?» Допустим, глупость, но небывалая. Ведь не могли не понимать, уничтожая систему госбезопасности, что она защищает страну от очень широкого спектра угроз, а вовсе не сосредоточена на диссидентах.

Во время перестройки подверглась разрушению политическая культура нашего общества – условие существования государства. Западные политологи выделяют именно это направление перестройки, которое несло в себе предпосылки национальной катастрофы. А. Браун (США) пишет, что важнейшей ценностью советской политической культуры являлся порядок. Страх перед беспорядком и хаосом, которые в первой половине ХХ века принесли народу тяжелые страдания, объединял все социальные группы - рабочих, крестьян, интеллигенцию, управленцев.

Что же совершила перестройка? Произвела именно подрыв порядка и искусственное создание хаоса – с взрывом массовой преступности, кровопролития в национальных конфликтах и терроризма. Советологи сравнивают Горбачева с “Мартином Лютером, который стремился разрушить или существенно ослабить косные институты правящей церкви”. Это большой комплимент, учитывая, что Реформация унесла в Германии 2/3 человеческих жизней [4].

Горбачев резко дестабилизировал состояние государства в целом. Тем самым он поставил крест и на самой возможности плодотворных реформ. Став президентом, он сделал именно то, что категорически противоречило главной ценности политической культуры нашего общества и историческому опыту народа. Видный американский советолог А. Брумберг признал: “Ни один советолог не предсказал, что могильщиком Советского Союза и коммунистической империи будет настоящий номенклатурный коммунист, генеральный секретарь КПСС Михаил Горбачев” [5].

Директор Института международных отношений Колумбийского университета (США) С. Бялер так определял суть действий верхушки КПСС: «Начиная перестройку, Горбачев и его помощники в руководстве инициировали процесс, который не поддается полному контролю и которым нельзя всесторонне управлять». При этом эксперты сходились в том, что подрыв государственности и искусственное создание хаоса приведут к взрыву массовой преступности, кровопролитию в национальных конфликтах и терроризму [4].

Динамика дестабилизации была предсказана экспертами довольно точно. И уже в марте 1991 г. французский обозреватель Клод Ле Борн писал в статье «Стратегический беспорядок» (журнал «Национальная безопасность»): «Что касается хаоса, то под него не подведешь рациональную основу. Можно, конечно, подобно антропологам, изучающим первобытные общества, считать его фактором обновления. Хотелось бы лишь, чтобы его всплески не слишком нас забрызгали, чтобы мы, капиталистические менторы, сумели сократить период этого испытания и чтобы, наконец, Советская Армия, которой мы так долго боялись, выполняла без чрезмерного ущерба внутри собственных границ ту впечатляющую функцию, которая выпадает на долю всех армий мира».

«Архитекторы перестройки» клеймили консерватизм и государственное чувство рассудительных граждан. М.С. Горбачев писал: “Когда ты десятилетия живешь в таком обществе, то возникают определенные стереотипы, привычки, создается своя особая культура (если это можно назвать культурой - может быть, это антикультура), свои правила и даже традиции. Участью общества была боязнь перемен. Для многих стала характерной неприязнь к новым формам жизни, к свободе” [6, с. 188-189].

А следовало бы задуматься - что же плохого в том, что «в обществе возникают привычки, культура, правила и даже традиции»? Разве существует где-нибудь общество без всего этого? Наоборот, это необходимые атрибуты любого общества и любого государства. Без всего этого люди превращаются в «человеческую пыль», они не способны быть гражданами. И разве “боязнь перемен” – какой-то небывалый дефект именно советского общества? Да это элементарное условие существования общества как сложной системы!

Вот рассуждение М.С. Горбачева о государстве – рассуждение не заговорщика где-то в подполье, а президента державы: «Отличительной особенностью советской тоталитарной системы было то, что в СССР фактически была полностью ликвидирована частная собственность. Тем самым человек был поставлен в полную материальную зависимость от государства, которое превратилось в монопольного экономического монстра» [6, с. 187-188].

Эта тирада полна ненависти к государству, но лишена смысла. Почему государство, обладая собственностью, становится «монстром»? А почему не монстр частная корпорация «Дженерал электрик», собственность которой побольше, чем у многих государств? И почему, если собственность государственная, то человек «поставлен в полную материальную зависимость от государства»? В чем это выражается? Чем в этом смысле государственное предприятие хуже частного? В большинстве жизненно важных отношений оно для работников как раз намного лучше, это подтверждается и логикой, и практикой.

Нагнетая ненависть к государству, Горбачев вытаскивает троцкистский тезис об «отчуждении» работника от собственности: «Массы народа, отчужденные от собственности, от власти, от самодеятельности и творчества, превращались в пассивных исполнителей приказов сверху. Эти приказы могли носить разный характер: план, решение совета, указание райкома и так далее - это не меняет сути дела. Все определялось сверху, а человеку отводилась роль пассивного винтика в этой страшной машине» [6, с. 188].

Это – схоластика, заменяющая аргументы потоком слов. Почему же люди, имея надежное рабочее место на государственном предприятии, становились вследствие этого «отчужденными от самодеятельности и творчества»? Вот, создается страшный образ «приказов сверху». А как же иначе может жить человек в цивилизованном обществе? Печальный демон, дух изгнанья, летал над грешною землей! А мы-то живем на этой земле, а для этого надо ценить ту иерархию, ту организацию общества, которая сложилась за тысячелетия – подправлять ее, но не подрезать под корень.

И как понять, что хотя «приказы могли носить разный характер», это не меняет сути дела? «План, решение совета, указание райкома, сигналы светофора и так далее» – все это разные способы координации и согласования наших усилий и условий нашей жизни. Почему же им не надо подчиняться? Почему, если ты следуешь обдуманному плану действий, ты становишься «винтиком в этой страшной машине»? Все это – квазирелигиозное отрицание государственности. При полном параличе механизмов общественного диалога люди этого типа, заполнившие СМИ и высшую школу, представляют угрозу для любого государства.

Когда такие люди пришли к рычагам власти, сразу же стала подрываться одна из главных функций государства – оборона и обеспечение безопасности страны, причем методами, небывалыми для верховных правителей.

В 2005 г. А.Н. Яковлев дал «Независимой газете» интервью. Его спрашивают: «Не жалеете, что в свое время с Горбачевым силовиков не разогнали?» И этот заслуженный агент влияния отвечает: «Я думаю, это наша ошибка. Что касается монстра, я бы его ликвидировал… Кстати, по моей записке КГБ был разделен на несколько частей» [7].

И подобные ему разрушители при власти «силовиков и чекистов» ходили в уважаемых наставниках. Как ни владей собой, постоянно будешь в состоянии когнитивного диссонанса.

Поразившее весь мир заявление М.С. Горбачева 15 января 1986 г. о программе полного ядерного разоружения СССР было неожиданностью для военных. Тогда была создана межведомственная комиссия по разоружению (“большая пятерка”). В ней нарастала напряженность, дошедшая 10 марта 1990 г. до открытого конфликта из-за того, что договоренности с США по разоружению не только не согласовывались, но даже не доводились до сведения комиссии.

Начальник Генштаба М.А. Моисеев доложил, что в результате махинаций Э.А. Шеварднадзе США получили право иметь 11 тыс. боеголовок против 6 тыс. для СССР. Не удалось обнаружить никаких сведений о подготовке решения об уничтожении ракетного комплекса “Ока”, о котором открыто вообще не было речи на переговорах. После этого конфликта комиссия были ликвидирована.

Наконец, были сознательно запущены процессы, разрушающие «империю», ту сложную систему национальных отношений, которая была кропотливо создана за 200 лет. В 2005 г. в докладе Горбачев-фонда это оправдывают так: «Не секрет, что Советский Союз был построен на порочной сталинской идее автономизации, полностью подчиняющей национальные республики центру. Перестройка хотела покончить с такой национальной политикой» [8].

Какая безответственность! При чем здесь «порочная идея» 1920 года – ко времени перестройки СССР пережил несколько исторических эпох, прошел самые тяжелые испытания. Перестройка стравила народы! Ее «прораб» Нуй­кин довольно вспоминает в связи с войной в Нагорном Карабахе: “Как политик и публи­цист, я еще совсем недавно поддерживал каждую акцию, которая подрывала имперскую власть. Поэтому мы поддерживали все, что расшатывало ее. А без подклю­чения очень мощных национальных рычагов ее было не свалить, эту махину” [9]. Как это назвать? Понятно, что Горбачев представлял целое течение, усиливая его властью государства.

Идеологические кадры, которые вели подрыв легитимности государства во время перестройки, продолжили свою деятельность после ухода Ельцина – при первых же попытках В.В. Путина хоть в минимальной степени восстановить систему власти и управления. Средством новой кампании было разжигание ненависти и к власти, и к работникам госаппарата («бюрократии»). Сама же Российская Федерация после 2000 г. квалифицировалась как «полицейское государство».

В 2005 г. А.Н. Яковлев бросает В.В. Путину едва ли не главное обвинение: “Создается впечатление, что в то время, как уголовщина ленинско-сталинского режима уходит в прошлое, вой мотора корабля власти остается старым, советским” [7].

Вскользь он бросает и «черную метку» фашизма российскому государству «всех времен», независимо от политического режима: «Россия больна вождизмом. Это традиционно. Царистское государство, князья, генеральные секретари, председатели колхозов и так далее. Мы боимся свободы и не знаем, что с ней делать. Я понимаю, что тысячу лет жить в нищенстве и бесправии - другого менталитета не создашь. Отсюда и появляются у нас фашистские группировки. «Идущие вместе»... Завтрашние штурмовики» [7].

И наши силовики и штурмовики снимают шляпу перед этим мудрецом.

Эта волна вновь поднялась в связи с «покушением» на Чубайса. Вот, пишут обозреватели В. Измайлов и Ю. Латынина «Новой газеты» (21.03.05): «Первое, о чем я подумал [так в тексте] после сообщения СМИ: опять по делу о теракте проходит бывший офицер спецназа ГРУ… В последнее время мы все больше говорим об «оборотнях» в погонах – сотрудниках милиции. Но впору говорить об «оборотнях» из спецназа Минобороны, в том числе и ГРУ, принимавших участие в терактах, убийствах и иных тяжких преступлениях. По печально известному делу журналиста «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова проходили ныне оправданные офицеры-спецназовцы во главе с начальником разведки ВДВ полковником Павлом Поповских» [10].

Как это называется? «Ныне оправданных» офицеров-спецназовцев эти обозреватели называют «оборотнями из спецназа Минобороны, в том числе и ГРУ, принимавшими участие в терактах и убийствах»! Такое обращение с правом и есть одно из свойств фашизма, пока еще не пришедшего к власти.

Так же вскользь А.Н. Яковлев затрагивает и другой больной вопрос, в точности повторяя обвинение Запада: “Или чеченцы… Кто мы такие, чтобы судить-то их? Это они должны нас судить, а не мы. Это перевернутое имперское сознание! И виновата в этом власть. Власть как система, как феномен” [7].

Е. Ясин писал после ареста Ходорковского: «События вокруг ЮКОСа - это шаг к победе бюрократии над бизнесом... Это шаг от управляемой демократии к полицейскому государству» [11]. Л. Баткин звал на революцию против «империи зла»: «Разумеется, речь идет о “бархатной” или “оранжевой” революции… Вызревавший при Ельцине режим российской бюрократии, гораздо откровеннее и наглее пролгавшийся при Путине, с 2004 года вступил в исторически новую фазу» [12].

Г.Х. Попов в 2005 г. видит возврат к сталинизму в том, что власть стала снова отмечать праздник Победы: «Оказавшись почти что у разбитых корыт в обещаниях увеличить ВВП и прочих начинаниях, не имея за душой ничего такого, что могло бы вдохновить всех нас, наши лидеры однопартийного разлива собираются ухватиться за шинель Сталина и даже влезть в его сапоги» [25].

Конечно, может показаться, что эти политические трупы сами по себе не представляют непосредственной угрозы государству. Но они не выступают «сами по себе», как не выступала «сама по себе» небольшая группа диссидентов в 70-80-е годы. За ними стоит Запад, с которым нынешний режим России не имеет ни возможности, ни желания вступать в конфликт.

Интеллектуалка из «Новой газеты» Юлия Латынина просто заходится: «Режим Путина в том виде, в котором он существует сейчас, обречен. Он даже в какой-то мере анекдотичен… Никакого классового мира между бизнесом и путинскими опричниками быть не может» [13].

Такие вещи в нынешних суверенных странах пишут, только имея хорошую «крышу» в Вашингтоне. Поразительно, что вскоре после инаугурации Президент Д.А. Медведев дал «Новой газете» интервью и заявил, что очень уважает эту газету – потому, что она «никогда никому ничего не лизала». Значит ли это, что он перестал уважать «путинских опричников»? Или «лизать у Вашингтона» - это совсем другое дело, чем лизать «у всех остальных», и заслуживает уважения?

Как только в 2005 г. Москва проявила слабые попытки повлиять на ход «оранжевой» революции на Украине, директор программы Фонда Карнеги А. Аслунд, которого любят цитировать российские демократические СМИ, прямо предупредил: “Нынешний режим [В.В. Путина] нежизнеспособен сам по себе. Анализ слабых мест путинского режима может существенно повлиять на политику США в отношении России. Во-первых, режим имеет все шансы скоро смениться… Снова Соединенным Штатам придется целенаправленно содействовать разрушению мягко-авторитарного режима, вооруженного ядерными ракетами” [14].

Что значит «целенаправленно содействовать разрушению режима, вооруженного ядерными ракетами», было наглядно показано во время перестройки. Этой угрозе власть могла бы противостоять, только опираясь на поддержку народа, но обратиться за такой поддержкой она не может или не хочет.

Установки «младореформаторов» 90-х годов лежат в русле той же антигосударственной программы и опираются на поддержку Запада. После «оранжевой» революции на Украине «Вашингтон пост» дал изложение интервью с Е. Гайдаром.

Газета его одобряет: «Российский экономист Егор Гайдар - бывший премьер-министр и один из самых трезвомыслящих людей в мире. Политику Путина он иногда осторожно поддерживает, иногда умеренно критикует. Однако во время своего последнего визита в Вашингтон он был особенно мрачен - не только из-за поражений, которые в его стране терпит демократия, но и исходя из того, что эти поражения чреваты вполне практическими последствиями... В России, считает Гайдар, поднимается национализм, который стал «серьезнейшей опасностью для России и всего мира» [15].

Этот симбиоз российского государства с антигосударственными силами продолжается. В недавней статье-манифесте Г.Х. Попов призывал к «муниципализации» государства, демонтажу связывающих территории центральных органов: «В организации государства главной ячейкой, как призывал еще Солженицын, должен стать не верх, а первичное звено — земство, община, уличный комитет, микрорайон. И их депутаты, их администраторы должны прежде всего работать в своих областях и уже затем — в структуре местной власти, как правило, без оплаты.

В государстве должны стать полностью независимыми финансово (за счет особых налогов) и организационно (самоуправляемые) суды, правоохранительные органы и средства массовой информации…

В связи с недостаточной эффективностью правительственных антикризисных мер я уже писал о необходимости смены правящей нами команды» [16].

Администраторы, работающие без оплаты (на «кормлении»?), «финансово независимые и самоуправляемые» суды и правоохранительные органы – это и есть антигосударственная утопия, импортируемая в Россию «пятой колонной». Заодно и напоминание «о необходимости смены правящей нами команды» - на кого? Огласите весь список ваших кадров…

Российское государство финансирует и те силы, которые подрывают государственность, действуя в сфере искусства. Например, большая часть фильмов, ведущих подрывную работу против государственности вообще и против советского и российского государства в особенности, были выпущены при поддержке госбюджета. Апеллируя к антигосударственному чувству обывателя и к голливудским стереотипам «благородного мстителя», эти фильмы хорошо принимаются нынешним массовым сознанием и продолжают его разрушение (примером служит успех фильма С. Говорухина «Ворошиловский стрелок»).

Главный редактор журнала «Искусство кино» Д.Б. Дондурей в докладе на международном симпозиуме отмечает важное качество российских фильмов 90-х годов – их крайнюю антигосударственность: «Почти во всех без исключения современных фильмах государственные институты в лице носителей их функций интерпретированы резко негативно» [17].

Таким образом, не имея возможности (а, вероятно, и желания) порвать пуповину, которая связывает нынешнюю власть России с антисоветским проектом «Горбачева-Ельцина», эта власть остается связана и с антигосударственными силами, выполнявшими этот проекта. В результате власть раз за разом совершает такие ошибки, которые скорее похожи на диверсии. Россия переживает аномальную ситуацию – череду «частичных самосвержений» государственной власти в виде действий или решений, которыми власть сама подрывает собственную легитимность.

Более того, постмодернистский характер политических технологий, которые применялись при «демократизации» российского государства, привел к архаизации общественных процессов. Одним из таких проявлений стал политический луддизм, который наблюдался в ходе «оранжевой» революции на Украине. Наблюдатели отмечали: «В ходе событий в Тбилиси, Киеве и Бишкеке появились первые признаки того, что на политической повестке дня оказались уже не вопросы борьбы за власть, а борьбы с властью» [18].

Это – результат крайнего отчуждения от власти, которым пользуются «оранжевые» силы. Они мобилизуют толпу не на борьбу против конкретной политики власти, а отвергают ее как институт, образно говоря, разрушают машину государства. Ранее политический луддизм был присущ «слаборазвитым» странам, и трудно было ожидать, что он так органично впишется в политические технологии постсоветской страны с все еще высокообразованным населением (как говорят, постмодерн стирает саму грань между революцией и реакцией). Для этой формы пассивного протеста обстановка в Российской Федерации благоприятна, и он может представлять существенную угрозу для государства – бороться с ним непросто.

В этом опыте «оранжевой» революции некоторые российские политтехнологи увидели многообещающую форму политического действия. Суть ее в «организационном оформлении широкого народного движения нового типа, которое будет видеть смысл и цель своего существования не в борьбе за власть, а в борьбе с властью. Отсюда, от этого полюса, будет постоянно исходить импульс атаки на любую власть, какой бы она ни была по персонально-качественному составу или идейно-политической ориентации. В случае возникновения и организационного оформления этого полюса в России может возникнуть инструмент эффективного, не отягощенного конформизмом посредников воздействия на власть» [18].

Противоестественный симбиоз власти с антигосударственными силами, которые к тому же осознали себя как часть «глобальной элиты», - угроза для России.

33 комментария or Оставить комментарий
Comments
rivertsna From: rivertsna Date: Январь, 11, 2010 12:29 (UTC) (Ссылка)
Еще раз-благодарю.Нечаянно услышала заявление некоего Зубова-историка о том,что все государственники-ненавистники человека,только не людоеды.Затрясло от возмущения и отвращения.Конечно,это навязывается специально.
ragnarok_2017 From: ragnarok_2017 Date: Январь, 11, 2010 12:51 (UTC) (Ссылка)
Вы и есть людоеды. Людоеды постмодерна, в котором государство превратилось в лютый и беспощадный фарс.
From: ex_polit_mo Date: Январь, 11, 2010 13:00 (UTC) (Ссылка)

2010-01-11 16:00.02

Ваш пост попал на страницы информационно-аналитического проекта
Politonline.Ru. Можете убедиться:
http://www.politonline.ru/?area=groupList
homo_incognitus From: homo_incognitus Date: Январь, 11, 2010 16:15 (UTC) (Ссылка)

Re: 2010-01-11 16:00.02

И что? СГ гордиться что ли этим должен?
dietolog From: dietolog Date: Январь, 11, 2010 13:30 (UTC) (Ссылка)
Получается, не только простых граждан воспитали инфантилами. Или же прав krylov, говоря об СССР как государстве сильным интеллигентским "душком". Отсюда и гонка за химерами, и потребительство без нормального потребления, и смерть государства от рук тех, кто больше всех в итоге и потерял - этих самых интеллгентов.
From: ex_palmira Date: Январь, 11, 2010 13:47 (UTC) (Ссылка)

Фигня полная.

>и смерть государства от рук тех, кто больше всех в итоге и потерял - этих самых интеллигентов.

Даже если какой-то интеллигент "из тех, кто больше всех и потерял", и воображает, что государство "пало от его руки" - то это не более чем идиотские иллюзии.
Завтра этому интеллигенту, если кому-то сильному нужно будет, скажут "на первый-второй рассчитайсь!" - и он пойдет как миленький. Ну, за исключением 0,01%. Если дадут понять, что рыпающиеся в случае чего всерьез получат по мозгам.
В 1991 г. "народные массы", демонстранты "правильного направления" получали сигналы о собственной безопасности. Вот и вылезали - т. е. те, кто вылезал. В октябре 1993 г. (а на деле - еще раньше) они, напротив, получили ПРОТИВОПОЛОЖНЫЙ недвусмысленный сигнал.
yasha From: yasha Date: Январь, 11, 2010 16:39 (UTC) (Ссылка)
Надо отметить, что отвращение к власти, которое питал Мандельштам, оказалось вполне оправданным: власть эта ему голову тупой бритвой и откочерыжила. И если Вы считаете, что она обошлась с Мандельштамом лучше, чем он обошёлся бы с собой, напишите об этом, было бы интересно.

Анализ и суть предъявляемых Вами к современной власти претензий понятен и в целом разумен, а вот попытки апеллировать к советскому и досоветскому прошлому (которое Вы валите в одну кучу), к сожалению, не слишком рациональны. Новый русский проект, если он и состоится, будет иметь мало общего в основаниях и с СССР, и с дореволюционной Россией. Угадать, уловить будущее и выкликать его - вот задача современного патриотического публициста-политолога, а описывать деградацию системы бессмысленно, поскольку некому, нет сейчас такого класса или группы, которая может действовать, опираясь на прочитанные тексты. Поэтому то, что Вы пишете - это выкрики в пустоту и темноту.

homo_incognitus From: homo_incognitus Date: Январь, 11, 2010 18:20 (UTC) (Ссылка)
По мне так лучше кричать в пустоту и темноту, чем ими быть.
(Удалённый комментарий)
volgarin From: volgarin Date: Январь, 12, 2010 08:00 (UTC) (Ссылка)
Мы стали народом горожан. Город - патогенное место. В городе легко потерять связь с природой, землёй, своим ближним. Горожанин более манипулируем, он более зависим от городской инфраструктуры, от техногенной цивилизации. Даже его биологический ритм сломан и подчинён производственному циклу.
Мы - неврастеники и биороботы. Я это физически ощущаю на себе.
В этих условиях роль СМИ возрастает многократно. СМИ нам заменяет общину.

Без общины жить невозможно. Тяга человека к общению сегодня компенсируется СМИ, которая по сути - теледебилизация, навязывание больного мировоззрения и потребностей.

Советский проект - проект коммунистической общины один в один совпадает с принципами православной общины. Именно эти принципы позволяли русскому народу выживать и развиваться, а не деградировать.
Советский проект потерпел поражение на уровне веры. Вера в светлое будущее понимаемое, как товарное изобилие было преобладающим в голодной стране. Советские "боги" были смертными людьми, а потому уязвимыми для критики. Советская "церковь" была организована хуже и не имела института духовного отчищения, своего рода монастырей.

Наш проект - православный социализм. Ресурсы для реализации этого проекта в наличии. Церковь готова войти в каждую школу, выйти с СМИ. Жёсткая цензура СМИ с точки зрения православной морали с одной стороны очистит их от мусора, с другой стороны снизит к ним обывательский интерес, позволит людям больше общаться друг с другом.
Ростовщичесвто, спекуляция внутри страны запрещается. Регулируется разница в доходах ставкой проегрессивного налога. Страна постепенно переходит на государственное управление промышленностью. Частники остаются на уровне мелких лоточников и ЧП в сфере услуг. Высвобождается огромная армия "солдат" бесполезной конкурентной войны: продавцы, маркетологи, охранники, управленческие консультанты и прочая и прочая, которая сможет заняться производительным трудом с гораздо меньшим напряжением.

СМИ используется только, как инструмент донесения идейного, развлекательного и информационного содержания. Ни какой рекламы!

Главной задачей государства становится повышение уровня удовлетворённости граждан. Никакой производственной гонки, никакой гонки за финансовыми прибылями. Главные критерии оценки труда - сделать качественно вовремя и в срок, сделать ещё качественней.

Народ должен перестать конкурировать, расталкивать друг друга локтями, должен уважительно относиться к своему ближнему.

Мы все истосковались по сердечности, открытости, добропорядочнсти.

Выход активной энергии молодёжи направлять в армию, в освоение пустующих земель в работу бригад МЧС по всему миру на вроде "армии спасения".

Страна снова должна на время политически и экономически закрыться. Не запрещать выезд, но жёстко контролировать въезд, чтобы не создавалось ощущения несвободы. Страна должна переварить все изменения, которые произошли в сознании людей, выправить те патологии, что накопились за это время, избавиться от маргиналов и либерастов путём их добровольной эмиграции.

Эти меры вполне выполнимы, они не насилуют сознание русских людей, а напротив принесут полную поддержку. Не потребуется рывков и сверх напряжения, если кончно делать всё грамотно, постепенно и осторожно.

kan_kendarat From: kan_kendarat Date: Январь, 12, 2010 09:15 (UTC) (Ссылка)
Уважаемые модераторы! Пожалуйста, потратьте таки десяток минут и улучшите дизайн журнала. Отвратительный голубенький фон, шрифт, который просто неловко читать. Уныло. Вы же здесь не просто книжки Сергея Георгиевича выкладываете от типа нечего делать, задача, надеюсь, стоит более серьезная? Так какого же черта вы не учитываете интересы и предпочтения сегодняшних жжистов?
Подача книжных текстовых материалов в инете нуждается в адаптации.
sad_pingvin From: sad_pingvin Date: Январь, 12, 2010 09:42 (UTC) (Ссылка)
А если отвратительный голубеньгий перекрасить в гламурненький розовенький, то, надо полагать, количество сторонников( за счёт сторонниц) СГ возрастёт в на порядок?
vlad_chestnov From: vlad_chestnov Date: Январь, 12, 2010 23:29 (UTC) (Ссылка)

Решение проблем "дизайна"

Решение: Устанавливаем Оперу и нажимаем кнопку "Режим пользователя" (т. е. "смыв дизайнерских потуг аффтара").
From: alemv Date: Январь, 14, 2010 11:35 (UTC) (Ссылка)
Тупо ставьте ?style=mine после каждой страницы и получите ваши белые квадраты на желтом фоне.
From: ex_ostap_og Date: Январь, 17, 2010 16:43 (UTC) (Ссылка)
Любым дизайном будет кто-то не доволен. Собственно, нынешним пока недовольны только вы.
Адаптация текстов - вопрос к автору, а не модератору.
igara From: igara Date: Январь, 13, 2010 21:47 (UTC) (Ссылка)
> Когда видишь, как сама власть разрушает несущие конструкции государства, в воздухе висит немой вопрос: «Глупость или измена?»

Приведённые факты, ну ни как в определение «глупость» не укладываются.

Сергей Георгиевич, здесь:
http://sg-karamurza.livejournal.com/45698.html?#cutid1
Вы написали:
> Наши победители – больное племя, уже пошла в нем цепочка неблагоприятных мутаций.

Можно подробнее? В чём это заключается?
33 комментария or Оставить комментарий