sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Легитимность и политическая культура

Россия пребывает в состоянии плохо формализуемой аномалии. Это система порочных кругов, вдетых один в другой. А если в динамике, то это сверкание множества переходов «порядок-хаос», так что в каждой точке действует принцип неопределенности. В этом смысле сегодня Россия – «страна постмодерна».

Говорить о преемственности, искать аналогии с временами Сталина, Ивана Грозного или Ярослава Мудрого сегодня бесполезно. Политическая культура – часть культуры. Говорить о ней в России сегодня – как говорить о сознании больного в лихорадочном бреду. Он тоже, конечно, человек, тоже мыслит, мычит и временами говорит. Но надо принимать во внимание лихорадку.
Например, спорят и даже ругаются: что у нас в России за политическая система? Демократия? Авторитаризм? Тоталитаризм? Все это бессмысленно. У нас суверенная демократия – посмотрите на градусник! Определить тип этой культуры трудно, явление многостороннее. Если видеть ее как систему ценностей и институтов, то можно сказать, что наша политическая культура сегодня – это гибрид соборности с коррупцией. То есть соединение ценностей целого с ценностью предательства – как полного отрицания целого. Горбачев с его ГКЧП, Ельцин на танке, ликующая толпа.

Из этого «свято-звериного» кентавра массы и политики вырастает провокация как высшее творение этой культуры. Без соборности массы, которая любит власть, такое искусство не могло бы возникнуть. В нем дышит гений Достоевского, и на знамени нынешней политики лики ее духовных отцов – Ивана Карамазова и Смердякова. Строение современной провокации столь совершенно, что люди, видя ловушку, вынуждены в нее лезть – это меньшее зло.

Культура СМИ как «видимой и слышимой» ипостаси политики целиком стоит на провокации. Даже ложь нашего телевидения утратила свои безобидные черты. Она уже не навевает человечеству сон золотой, не успокаивает. Слушаешь это вранье, и охватывает беспокойство – что за этим стоит? Принципом российской политической культуры стало держать уровень нервозности общества вблизи красной черты. Посмотришь в глаза Сванидзе – и мороз по коже.

Россия как цивилизация не успела успокоиться, придти к внутренней гармонии. В ней постоянно шло столкновение нескольких культурных ядер, и все с мессианской компонентой. Взять хотя бы наших неолибералов. Казалось бы, цель рациональная – обобрать «египтян». Но даже воровство проведено с религиозной страстью, превращено в Великий поход. Иной раз и Моисея помянут – водил сорок лет по пустыне, пока не вымерли, кому следовало. А мы, мол, чем хуже.

Население России из опыта знало, какие демоны беснуются в меньшинстве, что рвется в политику. Поэтому в развитой советской политической культуре ценилась стабильность и даже бесконфликтность. Голосовать единогласно, всех называть по имени-отчеству. Казалось, дух раздора загнан в бутылку, а идол «единства и борьбы противоположностей» стал экспонатом в музее диамата. Но пришел Горбачев, разбил бутылку и оживил идола.

За что люди ценили Путина? За то, что он снова подморозил этот разгул, завел Великий поход в бюрократическое болото и даже как будто загнал часть расплодившихся бесов в бутылки. Действовать надо было срочно, потому что к концу 90-х симптомы болезни стали опаснее, чем сама болезнь. Сейчас болезнь развивается, но температура слегка сбита. Мы получили резерв времени, из чего, конечно, не следует, что врач обязательно прибудет вовремя.

Политическая культура определяет возможность конструктивного диалога власти и общества. Пытаться без диалога двинуться на поиски пути, выводящего нас из ловушки 90-х годов, для государства было слишком опасно. Но не было организованной и авторитетной силы, которая предложила бы такой путь с шансами на успех. Кризис нашей культуры, мировоззрения, сознания и воли оказался гораздо глубже, чем думали.

Может ли кто-то сказать, что «Единая Россия» стала той интеллектуальной лабораторией и духовной силой, которая способна соединить население в народ общим проектом? Думаю, никто такого сказать не может, никто и не говорит. Мы перед очевидным фактом: голосовать людям приходится за партию, единственное достоинство которой – консервация. Даже последние ее попытки проявить инициативу (например, «русский проект») подтвердили это. Служит ли эта партия хотя бы теплицей, где лелеют ростки нового, где возникают сгустки новой мысли, нового языка и новой логики, адекватных нашему кризису? Нет, не служит. Нет этих ростков и сгустков, как ни старайся их найти и им чем-то помочь. Ведь это проблема национальная, многие постарались бы помочь, невзирая на политические расхождения.

Поразительное свойство этой партии – полное отсутствие чувства политической ответственности и рефлексии относительно собственных решений. Великих решений она на себя и не берет, но это проявляется в массе мелких. Вспомним принятие закона о «монетизации льгот» в январе 2005 г., который на время резко дестабилизировал обстановку и дорого обошелся казне. Зачем его принимали, вопреки предупреждениям специалистов? Пронеслась небольшая буря – и никакого урока.

А вот последнее подобное решение. 13 ноября 2009 г. Госдума приняла в третьем, окончательном чтении, законопроект об удвоении базовой ставки налога на транспортные средства. Законопроект был разработан Минфином и опубликован 25 августа. Он был одобрен решением Правительства, принятом в сентябре. Сразу пошла критика из регионов. Несмотря на это, имеющая в Госдуме большинство фракция «Единой России» приняла законопроект в трех чтениях. А 17 ноября руководитель администрации президента Сергей Нарышкин сообщил, что депутатам рекомендовано не повышать ставку этого налога.

Рекомендовано! Оказывается, по поручению президента «кремлевская администрация собралась на совещание, пригласив представителей федеральных органов исполнительной власти, лидеров фракции «Единая Россия» и членов Совета Федерации». С. Нарышкин сказал: «Признано нецелесообразным повышать ставку транспортного налога и рекомендовано законодателям пересмотреть решение и принять норму, исключающую повышение ставки транспортного налога».

«Российская газета пишет»: «И вчера же думские «единороссы» выразили надежду, что закон о повышении базовой ставки транспортного налога, принятый Госдумой, будет отклонен Советом Федерации. Такое в современной парламентской практике случается, пожалуй, впервые - чтобы депутаты, которые потратили много слов, убеждая коллег в необходимости и срочности принятия документа, и дружно проголосовали за него, вдруг сами захотели, чтобы плод их законотворческого труда был забракован. Объяснить это можно только злым колдовством - третье чтение законопроекта выпало на пятницу, 13-е число» [27].

Надо отметить, что хотя «дружно проголосовали» именно депутаты «Единой России», эпизод красноречиво показывает состояние всей системы власти – правительства, администрации президента и самого президента. Налицо явный провал, пусть небольшой, но очень поучительный. Выяснилась неспособность всех служб подготовить приемлемое решение и оценить возможности его реализации – «нечувствительность» к сигналам «снизу». Выяснился и небывалый конформизм «винтиков» системы, депутатов. Ведь все они – из регионов, все они знали о том, как воспринимается законопроект. Они для того и нужны в государстве, чтобы не пропускать законопроекты правительства, которые не будут приняты страной. Они повели себя как мелкие чиновники, трясущиеся перед начальником. И ведь опять – никакой рефлексии. Все молодцы! Можно ли представить себе, чтобы Госдума на пленарном заседании обсудила принципиальные, методологические причины такого конфуза? О каком же авторитете может идти речь при таком поведении?

Разгул господствующего меньшинства в «лихие 90-е» подорвал легитимность великой идеи демократии, которую власть использовала как дымовую завесу для прикрытия воровства и произвола. Но что мы видим на новом этапе? Функционеры «Единой России» - не разбойники «лихих 90-х», но они добивают идею демократии методами кропателей. Конечно, основная масса граждан разуверилась в основном институте демократии – выборах. Но нельзя же так пренебрегать приличиями, как действуют «приводные ремни» партии власти.

Вот, 11 октября 2009 г. прошли выборы в Московскую городскую думу. Согласно протоколу участковой избирательной комиссии № 192 района Хамовники на участке, где голосовал лидер «ЯБЛОКА» Сергей Митрохин с семьей, за партию не было подано ни одного голоса. При этом ни один бюллетень не был признан недействительным. Это уж слишком, и возник скандал. 23 октября поступило такое сообщение: «16 голосов, поданных за партию «ЯБЛОКО», были обнаружены при пересчете бюллетеней избирательного участка № 192, который только что завершился в Территориальной избирательной комиссии Хамовнического района». Также были найдены 3 бюллетеня за ЛДПР и один за партию «Патриоты России», которые по официальным данным, тоже не получили ни одного голоса. Нашлись также два недействительных бюллетеня, которые по официальным данным были приписаны «Справедливой России» [28]. Ну что это такое!

Авторитет власти роняет сам образ Совета Федерации, «Сената» России. Неизвестна процедура назначения и утверждения его членов, критерии их подбора. Чей же это орган, кого он представляет? Запоминаются лишь самые странные случаи. Например, вдова Собчака Л. Нарусова представляет в Совете Федерации Республику Тыва, бывший министр внутренних дел Республики Ингушетия становится сенатором от Агинского Бурятского автономного округа, а бывший вице-президент Ингушетии — от Республики Алтай. Наоборот, сенатором от Ингушетии назначают бывшего вице-президента Татарстана. А Л. Невзлин из ЮКОСа, прежде чем скрыться от правосудия в Израиле, представлял в сенате Мордовию. А Чувашию представлял Владимир Слуцкер (как писала пресса, «президент Российского еврейского конгресса, известный предприниматель, сенатор»).

Это – состояние всего политического «собора», который Россия делегировала в рамках нынешней системы для решения нашей судьбы. Попробуем пробежать мысленно по всем его группам и закоулкам. Попробуем пересказать своими словами то, что исходит от них в эфир. Веет холодком гибели. Такого отсутствия связной мысли, думаю, в России не было за всю историю. Фразы, которыми нам грел душу В.В. Путин, не в счет, инженерного содержания они не несли, они именно «грели душу».

Безнадежность уже в том, что даже представить себе невозможно кабинет, где, как в КБ, рассчитывали бы и конструировали систему, способную вытащить нас из ямы – без всяких «ценностей», а с жесткими понятиями и надежной мерой. У нас уже нет людей такого типа. Мы еще надеемся, что они сидят где-то в Генштабе, Администрации президента, Академии наук. Нет их. Если бы были, мы бы как-то их увидели. Стабильность обманчива, массивные процессы движутся шагами Каменного гостя. Никто этого даже не отрицает.

Вот знак беды: проект СПС сознательно отвергнут почти всем населением, но все программы нашей жизни пишутся в ГУ Высшая школа экономики под надзором Ясина. Экономист В. Полтерович, академик РАН, зав. лабораторией математической экономики ЦЭМИ, писал в 2004 г.: «Согласно А. Мэдисону, авторитету в области измерения экономического роста, в 1913 г. российский душевой ВВП составлял 28% от американского уровня. Сейчас – около 25%. Реформируя экономику в 1990-е гг., мы совершили все мыслимые и немыслимые ошибки. Приватизацию средних по размеру предприятий следовало отложить на 4–5 лет, как это сделала Польша, а гиганты сырьевого комплекса должны были оставаться в государственной собственности еще лет 20» [18].

Как должно население относиться к власти, которая угробила хозяйство второй в мире экономической державы, отбросила это хозяйство на относительный уровень ниже 1913 г.? Ведь В.В. Путин ни разу не отмежевался от действий в экономике его предшественников. Никто из разрушителей не только не понес хотя бы символической ответственности, но даже ничего не потерял в престиже и уважении, в том числе со стороны самого В.В. Путина - так же поются дифирамбы Е. Ясину, так же уважительно говорят об А. Чубайсе.

На что же надеяться? Продление власти «бригады Путина» уже с новым президентом - это отсрочка катастрофы. Еще можно заговорить на языке реальности, но уже требуется чудо. Государство не может решиться порвать с ельцинизмом и его теневой «социальной базой». Это и делает хроническим кризис легитимности. Каких зомби вызвал из могил Ельцин и бросили на укрепление политической культуры своей власти? Вот их профиль.



Безжалостность к населению. В 90-е годы государство проявило такой тип жестокости, какого мы уже и не предполагали в людях. Иногда казалось, что мы во власти инопланетян. Выступает политик, говорит о реформе ЖКХ. Кажется, если бы ты смог протянуть к нему руку через телеэкран и дернуть его за щеку – кожа отслоилась бы, а под ней чешуя ящера с неизвестной планеты.

В России было создано многомиллионное социальное «дно» из бездомных, нищих и беспризорников. И «придонье» (7 млн. человек), живущее в состоянии отчаяния. Такого не было и, видимо, никогда не будет нигде в мире: из общества была выброшена огромная масса людей, в которой большинство имеет среднее образование, а 6% высшее образование. В России была создана невиданная в мире бедность работающих людей. Из общего числа бедных более двух пятых составляли лица, имеющие работу. Это – не проблема экономики, это уникальное свойство политической культуры.

На сцену поднялся культурный садизм. Он пропитывал мысли, слова и дела политического класса России. Одни орудовали инструментами пытки, другие сладострастно смотрели, совестливые укоризненно покачивали головой. Эксперты снабжали палачей сведениями о болевых точках жителей России – для каждой группы свои. Для одних мучительно глумление над святынями, для других растление детей и подростков, для третьих уничтожение непреходящих ценностей культуры. Да и сама пошлость политических шоу достигла уровня пытки.

Уничтожили науку, которую Россия выращивала триста лет - без всякого разумного объяснения, просто потому, что это огромное национальное достояние, возможно, неповторимое. Эта утрата бьет по карману даже и собственников (например, опустошен научный задел ВПК, значит, иссякнет экспорт оружия). Но и к этому они равнодушны.

Дискурск обмана. Политика всегда сопряжена с обманом - приходится успокаивать или возбуждать чувства людей, соблазнять их или пугать, создавать благоприятный образ чего-то или очернять его. Вопрос в целях, мере и объекте обмана. В 90-е годы в политической культуре России возник новый тип лжи – как инструмента подрыва рационального мышления граждан. Это ложь, разрушающая язык, меру и логику, чувство времени и систему координат, в которой ориентируется человек. И этой ложью политики бравируют[1].

Может быть, в каждом отдельном случае политик уверен, что решает частную конкретную задачу. Но со стороны видна именно система, ставшая частью культуры. Нынешние политики, как бы они ни дрались между собой, являются сообществом, скрепленным набором норм и ответственностью. Тот факт, что заведомая ложь не вызывает со стороны сообщества никаких санкций, показывает, что она стала узаконенной частью культуры этого сообщества.

Очень большие надежды возлагались на В.В. Путина, и кредит доверия был ему дан очень большой. Но через три-четыре года, и надежды эти стали таять – Греф с Чубайсом мало чем отличались от Гайдара с Чубайсом. Та же песня – распродать электростанции и землю, отправить вон из России побольше нефти и газа, заставить людей платить немыслимую цену за свет и отопление. Как из этого может вырасти благо и спасение – не видно. Так мы и живем в неустойчивом равновесии, ждем какого-нибудь спасителя и понемногу набираемся уму-разуму.

И дело вовсе не в том, что сегодня тяжело жить. Можно пережить даже тяжелейшие бедствия, если наши тяготы нужны для спасения и укрепления будущего страны – как было и во времена форсированной индустриализации, и во время войны и послевоенного восстановления. Но сегодня явно другой случай – наш труд и наше здоровье обращаются в барыш олигархов, который уплывает из России. И никакого надежного будущего хотя бы для внуков из этого не строится.

Виновата ли власть в таком ходе событий. Может, «хотели как лучше»? Может, и впрямь, народ виноват – большой список недостатков ему предъявили реформаторы? Эти доводы несостоятельны. Ни другого климата, ни другого народа у нас нет и не будет. А есть жесткий и неоспоримый факт – при другой власти этот же народ в пух и прах распушил объединенные Гитлером силы всей Европы и построил державу со вторым по мощи хозяйством.

А насчет «хотели как лучше» надо вспомнить, чего хотели, вникнуть в проект реформ. Где он? Где записаны черным по белому главные данные проекта – цель, сроки, цена? Нету! Сегодня видные идеологи реформ даже утверждают, что никакого проекта и не было, все само собой так покатилось – и вот, докатилось… Строго говоря, одно это делает власть нелегитимной. Она произвела исторического масштаба обман. Эта власть, парализовав разум и волю людей чередой шумных спектаклей (многие с кровью), поступила с народом, как фокусник-мошенник.

В рамках этого общего обмана (не названа цель, названы неверные сроки и многократно занижена «цена») была цепь обманов частных – но каждый из них огромен по масштабам. Украдены сбережения граждан в Сбербанке – 450 миллиардов долларов; тайком набран внешний долг в 140 млрд. долларов, который исчез неизвестно куда, но который уже возрос до 500 млрд. долларов и его надо оплачивать; присвоена властью и распределена среди «своих» промышленность – а за долю каждого гражданина ему сунули в зубы фальшивый «ваучер»; минеральные богатства олигархи продают на Запад, а деньги присваивают себе, хотя не имеют на это права – так распорядилась власть; власть сама построила «пирамиду», которая с грохотом рухнула в 1998 г., разорив «средний класс» и неприлично обогатив кучку чиновников. Все это – не просто не во благо народа, а подло. Так это выглядит с позиции здравого смысла (но мы учитываем, что здравым смыслом любящего власть не проймешь – он должен сначала «разлюбить»).

Бывает, впрочем, что и мошенник, обобрав простаков, умело вкладывает деньги и становится рачительным хозяином, понемногу возвращая простакам «долг». У нас – не тот случай. Рачительным хозяином эта власть не стала, она попросту угробила созданное раньше хозяйство. Это видно хотя бы по тому, в какое состояние она привела все жилищно-коммунальное хозяйство страны. Уж тут-то нечего было мудрить – содержи в порядке то, что получила по наследству, меняй вовремя ржавые трубы, не воруй деньги, отложенные на ремонт. Ничего не получилось. Хотели как лучше, но тяга к воровству пересилила.

Про то, как эта власть обеспечивает безопасность страны и лично граждан, даже говорить не будем – слишком тяжелая тема. А вот то, что власть сумела расколоть на враждующие части народ, в котором давно уже утихли распри и взаимные обиды, составляет особую историческую вину. И главное, власть продолжает вести нас по этой же дорожке в пропасть. Например, разделение между новыми богатыми и новыми бедными продолжает углубляться, и починить этот разлом будет все труднее.

Надо подчеркнуть, что легитимность власти зависит от мнения именно тех граждан, которые одновременно мыслят в двух уровнях – и о благе людей (включая себя и своих близких), и о благе страны (включая будущие поколения народа). Мнение космополитов, даже очень богатых, для которых в любом Париже готов и стол, и дом, не так существенно. Им, конечно, нравится власть, при которой они богаты и не испытывают притеснений, но расчленение или даже исчезновение их страны трагедией для них лично не будет. Мнение таких отщепенцев, которые есть в любом народе, авторитета власти не придает. Важно мнение тех, кто поливает свою землю потом, а иногда и кровью, и «запасной» родины не имеет. Хотя и бывают моменты в истории, когда именно отщепенцы распоряжаются у власти, но это всегда моменты смуты, долго длиться они не могут.

Начавшийся с перестройки кризис легитимности удерживается в состоянии неустойчивого равновесия. Людям хочется верить власти, но никак не складывается ощущение, что строй жизни, к которому она тянет, – во благо народу, что при этой власти спасение страны гарантировано. Не позволяет реальность определенно сделать такой оптимистический вывод.

В 2001 г. на симпозиуме в Горбачев-фонде Вадим Валерьянович Кожинов рассказал о своей беседе с писателем О.В. Волковым, перед самой смертью последнего. О.В. Волков много лет томился в ГУЛАГе и был убежденным врагом Советской власти. Поглядев на дела тех, кто уничтожил СССР, он сказал перед смертью, что примириться с Советской властью он, конечно, не может. Но он видит, что эта власть была для России защитным колпаком, под которым она пребывала в безопасности. Существование России было гарантировано советским строем. А теперь этого колпака нет, и он умирает в тревоге — выживет ли страна при этой власти.



Коррупция как часть политической культуры. Государственность России резко ослаблена коррупцией. Коррупция, которая во времена Ельцина считалась временным явлением революционного хаоса, теперь буквально «введена в рамки закона», стала, как теперь принято говорить, системной и даже системообразующей (см. [24]). Теневые потоки денег идут к коррумпированным чиновникам по установленным каналам автоматически.

В ноябре 2009 г. в интервью немецкому журналу «Шпигель» Д.А. Медведев заявил: «Коррупция есть в любой стране. Но в нашей стране коррупция приобрела очень уродливые формы. Коррупция была и в царское время, а также существовала и в советские времена, хотя была более латентной по вполне понятным причинам. И конечно, коррупция расцвела махровым цветом после перехода России к современному состоянию устройства экономики и политической системы. То, что общество стало более свободным, всегда имеет в себе плюсы и минусы. Плюсы очевидны, а минусом является в том числе и большая раскрепощённость чиновников, которые приобретают возможность контролировать денежные потоки, брать взятки, пытаться залезать в бизнес» [29].

Тут нельзя согласиться с утверждением, что коррупция в советские времена была всего лишь «более латентной» («по вполне понятным причинам» - стоило бы сказать, каким же). Дело не в латентности, то есть, степени раскрываемости преступлений. Речь идет о коррупции в совсем иной социальной, экономической и культурной системе, чем нынешняя России. Поэтому и коррупция носила иной характер и в качественном, и в количественном измерении. Это просто разные явления, хотя и называемые одним и тем же словом. Ставить их в один ряд – значит уходить от сути явления.

По словам д.ю.н. из Института государства и права РАН Г.К. Мишина, «в цепи проблем, связанных с системной коррупцией в России, центральным звеном, на наш взгляд, является коррупция на верхнем уровне управления государством... Коррупция в высших эшелонах государственной власти представляет наибольшую опасность для России в переживаемый трансформационный период. Именно элитно-властная коррупция влечет масштабное расхищение государственных средств, в том числе зарубежных кредитов, и формирует негативный образ органов власти как в глазах российского населения, так и в мировом общественном мнении» [30].

Коррупция подрывает легитимность власти, потому что вызывает не только недовольство и населения, и предпринимателей поборами, но и презрение. Оно разрушает авторитет власти. Особенно губительны для легитимности власти разоблачения коррупции в ее высших эшелонах. Эта тема используется практически во всех «виртуальных революциях». В России возможности ее эксплуатации очень благоприятны.

Вопиющей стала безнаказанность должностных лиц, допускающих громкие провалы или даже злоупотребления в своей работе. Происходят невероятные по масштабам и сходные по своей структуре чрезвычайные события (например, террористические акты), каждый раз выявляется халатность или прямое пособничество должностных лиц - и никакой реакции верховной власти. Это возможно только при действии круговой поруки во властной верхушке, парализующей нормальные действия руководства.

Крупный российский капитал, верхушку которого представляют так называемые «олигархи», был создан в ходе программы приватизации через залоговые аукционы (1995 г.). Эта программа стала важным шагом в углублении коррупции властной верхушки и огосударствлении преступного мира. Сам А. Чубайс говорил о залоговых аукционах так: “Что такое залоговые аукционы 95-го года? Это было формирование крупного российского капитала искусственным способом. Далеко не безупречным... Мы действительно получили искажение равных правил игры, давление на правительство с целью получить индивидуальные преимущества, к сожалению, нередко успешное. Получили мощную силу, зачастую ни во что не ставящую государство” [19].

Более того, власть разрушает общество посредством взращенной в России коррупции нового типа. Страшно становится уже не само воровство высших чиновников, а «вторая производная» от коррупции – ее демонстративное выставление напоказ, ее безграничная гласность. Чиновники совершают хищения на сотни миллионов долларов – это коррупция. Прокуратура разоблачает эти хищения, собирает все необходимые доказательства – это первая производная. Пресса, Интернет и целые книги сообщают об этих умопомрачительных хищениях, приводят факсимиле документов, заключения комиссий Госдумы – это вторая производная. А результат всех этих уравнений – полная безнаказанность преступников (в крайнем случае, их отправляют в почетную ссылку - на скамейку сенаторов).

Вот интервью ИА «Росбалт» члена комиссии Госдумы по противодействию коррупции депутата от КПРФ А. Куликова (в Госдуме второго созыва он возглавлял комиссию по проверке фактов участия должностных лиц органов госвласти РФ в коррупционной деятельности). Он сказал, в частности: «По ряду материалов нам не удалось достичь успеха, в частности по делу с обращением в 1998 году в адрес комиссии американской фирмы «Кролл Ассошиэйтед» по поводу невыплаты ей тогдашним первым вице-премьером правительства Егором Гайдаром денег за поиск так называемого «золота партии».

Когда сотрудники фирмы нашли-таки эти деньги в ряде зарубежных банков, оказалось, что они принадлежат определенным лицам, занимавшим должности в первом и втором российском правительстве. КПСС к этому никакого отношения не имела. Фирма представила подробный отчет о своих поисках, но стоимость работ согласно договору – порядка 2 млн. долларов – им не оплатили.

Наша проверка подтвердила, что такой договор действительно имел место, но все материалы, касающиеся этой сделки, в том числе и результаты работы «Кролла», были положены высшими чинами под сукно, а обогатившиеся остались безнаказанными. Попытки депутатов найти подлинники документов оказались безрезультатными.

Мы также выступали с инициативой проверки законности действий высших должностных лиц, незаконно нажившихся на дефолте 1998 года. В адрес комиссии поступили материалы, где говорилось, что дефолт послужил основой для обогащения около 600 российских чиновников. Речь шла об общей сумме в 20 млрд. долларов. Комиссия Совета Федерации, проводившая параллельную проверку, пришла к аналогичным выводам, а полученные документы стали основой для возбуждения Генеральной прокуратурой уголовного дела. К последнему имел прямое отношение генеральный прокурор Юрий Скуратов. После его незаконного отстранения от должности это дело приказало долго жить, несмотря на наши неоднократные обращения. Полагаю, что настало время вновь к нему вернуться.

Власть декларирует волю в борьбе с коррупцией, но реальных подвижек пока не происходит. Это связано, прежде всего, с тем, что коррупция стала системообразующим фактором, если угодно, — образом жизни для большей части чиновничества и, к сожалению, для части общества. Вместе с тем, адекватных мер по противодействию ей государством не принималось» [31].

Эта демонстрация узаконенного беззакония и полного бессилия общества – уже постмодернистский способ уничтожения государственности.



Вульгаризация. Как тифозные вши, такая мелочь, могут выкосить население целых областей, так и примитивный инструмент политика – вульгаризация проблем – может загнать страну в историческую ловушку. Так и произошло в нынешней России - из мышления и языка удалось исключить саму проблему выбора. Вся политика опущена с уровня бытия до уровня быта. Дебаты идут только по поводу решений, как будто исторический выбор задан стране откуда-то сверху и обсуждению не подлежит. Мы едем неизвестно куда, но доедем быстро.

Аномальным для государства является нынешнее отсутствие национальной программы («образа будущего») и связной идеологии. Их заменяют импровизации вроде «борьбы» с каким-то наспех слепленным образом зла, а также смесь демократических, рыночных и популистских лозунгов. И мы видим, как на глазах слабеет власть, как она «растаскивается» неизвестно кем из властной верхушки. То и дело возникают неизвестно по какому принципу собранные «группы» с каким-то исключительным, неизвестно на чем основанным влиянием («группа Шувалова», «группа Козака» и пр.). От них исходят проекты, чреватые катастрофическими последствиями, но остаются неизвестными ни реальные авторы этих проектов, ни их цели, ни аргументы. Около власти вьется целый рой темных личностей, которые уполномочены толковать скрытый смысл дел и заявлений Кремля.

Толстосумы с поразительной наглостью требуют от власти то назначить кого-то из «своих» на высокий пост, то закрыть глаза на его преступления.

Вот философские рассуждения «Новой газеты»: «Глупо отрицать, что олигархические капиталы в России выросли на общенародной собственности (была у нас когда-то такая). Наши ротшильды взяли то, что плохо лежало, а некоторые и вовсе залезли в карман государству. Но давайте зададимся вопросом: так ли уж это несправедливо? И вообще уместно ли в данной ситуации ставить вопрос о справедливости?.. Судить об олигархах с точки зрения морали — все равно что ругать львов за то, что они поедают антилоп… Они — элита общества и потому руководствуются иными, нежели обычные люди, принципами.

Да, российские олигархи лишены нравственных предрассудков. Но только благодаря этому они и выжили в прямом смысле этого слова и выдвинулись на первые роли в жесточайшей конкурентной борьбе, на деле доказав свое право владеть лучшими кусками российской экономики. Нас же не удивляет, почему самый сильный и опытный лев не охотится, но тем не менее первым поедает добычу, которую ему приносят члены прайда. Таков закон природы: сильнейшему достается все. Человеческое общество по своей природе мало чем отличается от прайда. На вершине социальной пирамиды и оказываются самые оборотистые и проворные.

Олигархов обвиняют в том, что они выводят свои активы в офшорные зоны и покупают дорогую недвижимость за границей. Но положа руку на сердце ответьте: вы бы стали вкладывать миллионы долларов в нынешнюю Россию?

Президент должен определить, кто поведет экономику России вперед, сделав ставку на таких прагматиков, как Вексельберг, сумевших сколотить огромную финансово-промышленную империю, охватывающую не только отдельные города, но и целые регионы. Неужели такой организатор, как Виктор Вексельберг, не в состоянии управлять какой-нибудь из уральских или Иркутской областью, экономическое и социальное развитие которых уже сегодня во многом зависит от него? Именно сейчас, когда Владимир Путин сам назначает политический и промышленный топ-менеджмент государства, у нас появился шанс вырваться вперед за счет привлечения наиболее авторитетных и крупных предпринимателей к управлению страной» [20].

Как должны люди относиться к власти, которая не только благосклонно принимает эту расистскую галиматью, но и на практике делает именно так, как советует С. Фигнер!



Русофобия. Главный вектор нынешней политической культуры России – демонтаж того ядра России, которым является русский народ. Поэтому объектом разрушения стала мировоззренческая матрица, на которой этот народ был собран, а также все системы, воспроизводящие эту матрицу (такие, как школа или армия). Взят курс на примитивизацию духовной жизни русских. Это – политический выбор, а не происки «невидимой руки рынка». Из общего духовного пространства изъяты русская классика, художники-мыслители ХХ века (такие, как Горький, Блок, Маяковский), социальная лирика и революционная песня «серебряного века», не говоря уж о советской песне. Даже старые русские песни даются в уголовной аранжировке.

На средства госбюджета делают фильмы, рисующие русских (советских) недочеловеками. Видный западный обозреватель, говоря об антисоветском дискурсе на Западе середины 90-х годов, так объяснил смысл внушаемой дилеммы: «Русские – недочеловеки потому, что коммунисты, или они коммунисты потому, что недочеловеки?» Мышление загнано в формулу, утверждающую как данность, что русские – недочеловеки. Но в этом Голливуду далеко до российских аналогов.

В целом политическая культура РФ, будучи патологической, все же смутно напоминает известный тип – культуру этнократии. Как будто возникло два народа, которые расходятся по двум разным путям. Один – «новая элита», ядром которой и является тот политический класс, о культуре которого идет речь. Другой народ – бывшие «совки», измордованный советский народ, независимо от того, какую идеологию вдавили за это время в мозг отдельного человека. Против разума, воли, памяти, чувств и надежд этого народа и направлены те особые качества политической культуры, о которых говорилось выше.

Такая политическая система переживает хронический кризис легитимности.





--------------------------------------------------------------------------------

[1] Валерия Новодворская писала в 1993 г.: «Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое и хватит врать про права человека и про правозащитников. А то как бы не срубить сук, на котором мы все сидим... Я всегда знала, что приличные люди должны иметь права, а неприличные (вроде Крючкова, Хомейни или Ким Ир Сена) - не должны. Право - понятие элитарное. Так что или ты тварь дрожащая, или ты право имеешь. Одно из двух» [26].
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments