sg_karamurza (sg_karamurza) wrote,
sg_karamurza
sg_karamurza

Мигель уже не замечает, что цепляется к мелочам, уходя от главного

Жаль, если он слишком далеко зайдет по этой дорожке.

Вот полная выдержка относительно первого этапа коллективизации:

"Возникший в начале коллективизации кризис в 1931-32 гг. был усугублен снижением неурожаем зерна 1932 года, спадом поголовья коров и лошадей вдвое, овец втрое. Это завершилось голодом зимы 1932-1933 г. с гибелью большого числа людей.
В годы перестройки широко распространялось мнение, будто голод был вызван резким увеличением экспорта зерна для покупки промышленного оборудования. Это неверно. В 1932 г. экспорт уже был резко сокращен — он составил всего 1,8 млн. т против 4,8 в 1930 и 5,2 млн. т в 1931 г., а в конце 1934 г. экспорт вообще был прекращен (табл. 4-3).

Табл. 4-3. Экспорт зерна из СССР в 30-е годы, млн. т
Год Объем Год Объем
1929 0,18 1935 1,5
1930 4,7 1936 0,3
1931 5,1 1937 1,3
1932 1,7 1938 2,1
1933 1,7 1939 0,28
1934 0,8 1940 1,2

Не были чрезмерными и государственные заготовки — они составляли менее трети урожая. Согласно усредненным данным четырех оценок урожая, поставок и остатков зерна на селе, сделанных американскими специалистами по истории колхозного строительства в СССР, эти показатели в 1928-1939 гг., сведенные в табл. 4-4, были таковы (они, кстати, мало отличаются от данных советской статистики):

Табл. 4-4. Сбор и поставки зерна в СССР (млн. т)

Год Валовой сбор Остаток Год Валовой сбор Остаток
1928 71,6 60,5 1934 69,7 43,6
1929 70,1 59,3 1935 74,3 45,9
1930 78,8 62,7 1936 61,1 35,4
1931 66,6 44,4 1937 96,3 64,4
1932 66,1 43,3 1938 72,2 40,7
1933 69,3 50,0 1939 76,6 41,6

Из этой таблицы видно, что зимой 1932/33 г. поставки зерна государству не были чрезвычайно высокими, так что в распоряжении крестьян оставалось столько же зерна, как и в 1934 г. и намного больше, чем в 1936 г., однако голода в эти годы не возникало. Технократическая социальная инженерия дала сбой. Катастрофа была следствием состояния многих подсистем новой, еще не сложившейся государственной машины.
В конце 80-х годов в США были с помощью методов математического моделирования сделаны оценки перспектив продолжения НЭПа без коллективизации. В моделях были использованы известные данные о реальности после 1930 г.
Материалы этих исследований обсуждались в 1993 г. на теоретическом семинаре в Институте российской истории РАН с участием американских ученых (материалы и выступления опубликованы в журнале «Отечественная история», 1995, № 6).
В своем моделировании американские ученые исходили из нереального допущения, что СССР мог бы в эти годы не проводить индустриализацию, а продолжать НЭП – так, чтобы страна оставалась аграрной. Модель абстрагировалась от проблемы выживания в грядущей войне. Тем не менее, даже при таком допущении оказывается, что сохранение единоличного хозяйства означало бы слишком низкий темп развития. Без коллективизации переход российского села к современным травопольным севооборотам и интенсивному хозяйству оказался бы невозможен.
В модель были введены исходные данные о земельном фонде, рабочей силе и численности тяглового скота в сельском хозяйстве СССР, а также реальные погодные условия 1928—1940 гг., что позволило составить прогноз урожайности и возможности увеличения поголовья тяглового скота. Как показали расчеты, именно этот последний фактор и был главным ограничением. Выходило, что при максимально возможном годовом приросте поголовье рабочих лошадей могло бы увеличиться к 1940 г. на 40% по сравнению с 1928 г. Это позволило бы увеличить посевные площади под зерновые на 20%.
По оптимистическим прогнозам роста урожайности получалось, что без коллективизации можно было бы получить примерно на 10% больше зерна, чем было реально получено в СССР. На семинаре, где обсуждались результаты этого моделирования, они были, в общем, признаны слишком оптимистическими и завышенными, т.к. без механизации возможный прирост объема зерновых был бы истрачен на корм лошадям. Кроме того, без механизации работ, которая стала возможной только благодаря коллективизации и индустриализации, для такого увеличения производства зерна не хватило бы рабочих крестьянских рук.
Историк Д. Кэранс (Филадельфия) рассмотрел фактор технологических изменений, которые к концу 20-х годов назрели в советском сельском хозяйстве, так что их необходимость осознавалась и местными Советами, и самими крестьянами. Он сказал: «Без благоприятных условий сбыта продукции интенсивные системы земледелия не вводятся. Маломощным дворам с избыточной рабочей силой это часто непосильно из-за отсутствия капитала, а зажиточным дворам нет резона переходить к ним. Постепенный же переход маломощных дворов к интенсивному производству в рамках зерновых-паровых систем путем внедрения скромных агротехнических улучшений может привести к тому, что первый же засушливый год станет для них последним.
Вот это была настоящая опасность. И к концу 20-х годов малоземельные и маломощные дворы стали реагировать на нее, создавая колхозы и используя получаемые при этом льготы от государства. Во многих из этих колхозов применялись многопольные севообороты и урожайность была сравнительно высокой».

Сказав, что "статистика врет", Мигель, видимо, хотел внушить, что коллективизация - это или "голодомор" или идиотизм. Иначе этот агрессивный тон вообще не имеет смысла. Ну так изложил бы внятно свою версию. А то у него все "ментальность народа" виновата.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments