?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Мой сайт Previous Previous Next Next
sg_karamurza
Вот содержание. Главный смысл: политэкономия - не экономическая наука, а часть суперсистемы: культуры, политики и войны. В СССР (после Ленина и Сталина) не поняли, как она формирует сознание и политику, и взяли
политэкономию Маркса (капитализма с пролетарской революции как Судный день). Постепенно она к нему нас привела. Но и Западу досталось от неоконов..

Содержание

1. Введение

2. Хозяйство и этнос

3. Ограничение темы: «исправление имён»

4. Становление политэкономии Адама Смита
    4.1. Модель экономики у Адама Смита
    4.2. Политэкономия и хрематистика
    4.3. Антропологическая модель буржуазной политэкономии
    4.4. Основа политэкономии: свободный рабочий и его част­ная собственность
    4.5. Политэкономия Адама Смита и бедность
    4.6. Природа и политэкономия
    4.7. Отношения к человеку
    4.8. Капитализм и личные духовные ценности
    4.9. Образ предпринимателя у авторов политэкономии

5. Политэкономия и империализм

6. Политэкономия Маркса
    6.1. Начала политэкономии Маркса
    6.2. Рабский труд и природные агенты
    6.3. Товарный мир, товарный фетишизм и положение рабочих
    6.4. Приложение к политэкономии описание форм докапиталистического хозяйства
    6.5. Диалектика отношения к капитализму в политэкономии Маркса

7. Представление народного хозяйства Российской империи
    7.1. Промышленность
    7.2. Сельское хозяйство
    7.3. Состояние российской экономической науки перед 1917 г.

8. Столкновение двух политэкономий между двух революций Февральской и Октябрьской
1 комментарий or Оставить комментарий
У меня не было времени закончить книгу о проблемах политэкономий, потребовали в издательство, главы по советским периодам и перестройки будут позже в книжечке. Я бы мог выложить по главам первую книгу, но есть впечатление, что мало кому интересно. Те, кто пишут комментарии, ведут вечный бой советстких с антисоветскими, Это далеко от темы, а обратной связи не имею. Выкладывать по частям тоже требует время. Кто может, пусть скажет, полезно кому-то этот материал? Летом книга будет готова, и ее можно будет скачивать.  
20 комментариев or Оставить комментарий
Это огромная тема, она покрывает всю нашу жизнь целого века. Корни в русском войске, а теперь наша армия стоит и долго будет стоять на наследии Красной армии – разума, совести и творчества. И нынешняя армия с этим скрытым наследием – нас шанс уцелеть и вырваться из нашей исторической ловушки.
Из этой темы каждый автор сделает два-три штриха. Думаю, каждый над этими штрихами долго вспоминал, думал и передумывал. Слишком много личного. Может быть, это уже ничего не объясняет? Тогда прошу прощения, я вошел в сознательную жизнь летом 1941 г., и следующие 10 лет все мои впечатления и мысли стали камнями, на которых я стою. Так же и у моих сверстников, хотя бы под слоями быта. Все мы тогда чувствовали себя частицей армии, в нашей картине мира центром был образ войны. Его подправляло или прятало время, но не разбивало. Все мы в эти годы жили в «военном коммунизме», а это – пространство и создание армии. Тогда армия была Красной. И мы, с трех лет, это понимали и не боялись жизни. Читать дальше...Свернуть )


 
15 комментариев or Оставить комментарий
В Красной армии не только сохранились и получили развитие черты российского войска. Исторически именно российская армия стала одной из важнейших матриц, на которых вырос советский проект, а затем и советский строй. В каком-то смысле армия породила советский строй. Вчерне советский проект был сформулирован на сельских сходах общинной русской деревни в 1905-1907 гг., но большая армия, собранная в годы 1-й Мировой войны, стала тем форумом, на котором шла доработка советского проекта уже в преддверии 1917 г.
В те годы российская армия превратилась в особый и исключительно важный социальный организм. Большая, мировая война вынудила мобилизовать огромную армию, которая, как выразился Ленин, «вобрала в себя весь цвет народных сил». Впервые в России была собрана армия такого размера и такого типа. В начале 1917 г. в армии и на флоте состояло 11 млн. человек - это были мужчины молодого и зрелого возраста. Классовый состав был примерно таков: 60-66% крестьяне, 16-20% пролетарии (из них 3,5-6% фабрично-заводские рабочие), около 15% - из средних городских слоев. Армия стала небывалым для России форумом социального общения, причем общения, не поддающегося политической цензуре. «Язык» этого форума был антибуржуазным и антифеодальным. В тесное общение армия ввела и представителей многих национальностей (костяк армии составляли 5,8 млн. русских и 2,4 млн. украинцев). После Февральской революции именно солдаты стали главной силой, породившей и защитившей Советы. Читать дальше...Свернуть )
Оставить комментарий

     ***
Как особая социальная общность, армия есть часть народа, а как большая технико-экономическая система – «срез» народного хозяйства. Это наглядно показала Великая отечественная война. Это было столкновение цивилизаций с крайним напряжением сил. Война закончилась полным разгромом агрессоров примерно с равными потерями в живой силе СССР и Германии (1,3:1). Эта война была главным, полным и беспристрастным экзаменом и Красной армии и всей советской государственности.
К началу войны экономический потенциал СССР и направленных против него сил был несопоставим – их оценивают как 1:4. Германия использовала промышленность и людские ресурсы практически всей континентальной Европы – только заводы «Шкода» в Чехии в 1940 г. выпускали столько же вооружения, сколько вся английская промышленность. Источники техники, вооружений и материалов для ведения войны были у Германии почти неисчерпаемыми. На Западе СССР считался «колоссом на глиняных ногах» и был списан со счетов как военная сила.

Читать дальше...Свернуть )


5 комментариев or Оставить комментарий
Думаю, почти все понимают, что им она дала и какие смыслы она закрепила на будущее.
2 комментария or Оставить комментарий
Противоречия у Маркса возникали из-за того, что он смешивал абстрактную модель с идеологией, на которой он строил учение о пролетарской революции. Понятие «необходимый» труд, который оплачивается по эквиваленту стоимости рабочей силы, противоречит всей идеологии Маркса, когда он говорит о реальном положении рабочего класса как идеолог. Вот, он пишет в «Капитале» (гл. ХIII, 8): «Какую роль в образовании прибавочной стоимости, а следовательно, и в образовании фонда накопления капитала играет в наши дни прямой грабеж из фонда необходимого потребления рабочего, это мы видели» [23, с. 616].
Читать дальше...Свернуть )



33 комментария or Оставить комментарий
Маркс полагал, что бывший у капитализма импульс прогресса близок к исчерпанию, поскольку основанное на частной собственности производство регулируется стихийными механизмами и не приемлет научного планирования в масштабе всего общества. Маркс считал законом давление капитализма, которое создает абсолютное обнищание рабочих. Поэтому  капитализм должен будет уступить место более прогрессивной формации, в которой частная собственность заменялась общественной. Исходя из этого марксизм предъявил капитализму два обвинения, которые в общественном сознании ставили под сомнение законность продолжения жизни этой формации: 1) торможение развития производительных сил; 2) эксплуатация рабочих посредством изъятия капиталистом прибавочной стоимости. Больше претензий, по существу, не было.
На деле второе, нравственное обвинение капитализма является производным от первого, и уже Энгельс предупреждал: «Как отмечает Маркс, в формально-экономическом смысле этот вывод ложен, так как представляет собой просто приложение морали к политической экономии». На этом основании социал-демократ Э. Бернштейн в статье «Возможен ли научный социализм?» резонно отвергал самостоятельное значение понятия прибавочной стоимости как обвинения капитализму. Читать дальше...Свернуть )

 
15 комментариев or Оставить комментарий
В отношении западного капитализма в представлениях основоположников марксизма был нюанс, важный для незападных народов. Они не имели права противоречить капитализму (его политэкономии) и создавать свой общественный строй. Это право получил пролетариат Запада, как народ–мессия. Именно в России возникла резкая полемика по этой теме (сначала с Бакуниным, потом с народниками, а потом и с Лениным). В советское время и сейчас эта тема предана забвению. Сейчас, в нынешнем состоянии международной и внутренней политики, надо вспомнить.Читать дальше...Свернуть )
В 1920 г. основоположник концепции евразийства лингвист Н.С. Трубецкой писал в труде «Европа и человечество»: «Социализм, коммунизм, анархизм, все это “светлые идеалы грядущего высшего прогресса”, но только лишь тогда, когда их проповедует современный европеец.  Когда же эти “идеалы” оказываются осуществленными в быте дикарей, они сейчас же обозначаются, как проявление первобытной дикости» [103].
Его предвидение характера назревающей русской революции (как революции социалистической и совершаемой союзом рабочего класса и крестьянства) Маркс оценил как «ученический вздор». Он увидел в этом реакционную попытку низвести пролетарскую революцию в высокоразвитой Западной Европе на уровень «русских или славянских земледельческих и пастушеских народов».
[Примечательно введенное Марксом разделение – «русских или славянских народов». Это не погрешность. Собирая все аргументы против России, Маркс поверил в нелепую теорию, согласно которой русские не были славянами.]
Стараясь доходчиво объяснить в ответе народнику Ткачеву (1875), почему крестьянская и общинная Россия обязана следовать по пути развития буржуазии с разделением народов по классовому признаку, Энгельс с иронией поясняет эту мысль таким образом: «У дикарей и полудикарей часто тоже нет никаких классовых различий, и через такое состояние прошел каждый народ. Восстанавливать его снова нам и в голову не может прийти» [104, с. 537].
Так оберегали капитализм от российских крестьян и рабочих. Часть западной интеллигенции считают, что благодаря марксизму удалось постепенно «окультурить» капитализм – но удалось именно на Западе. Французский философ Ж-Ф. Лиотар писал в книге «Состояние постмодерн»: «В странах с либеральным или прогрессивно-либеральным правлением происходит преобразование этой борьбы и ее руководителей в регуляторы системы… И повсюду, под разными названиями, критика политической экономии (под названием “Капитала” Маркса) и критика связанного с ней общества отчуждения используются в качестве элементов при программировании системы» (см. [105]).
Прекрасно! Капитализм подобрел, аплодисменты, но это именно «в странах с либеральным или прогрессивно-либеральным правлением». Но где, кроме Запада,  существуют прогрессивно-либеральные правления? «Золотой миллиард»! Остальным приходится «идти другим путем». Кстати, после 1990 г., Запад как-то сильно озлобился.
Но это нюанс. Вернемся к политэкономии, согласно которой должны были сложиться условия для пролетарской революции. Первым условием был глобальный характер господства капиталистического способа производства. Поступательное развитие капитализма перестанет быть прогрессивным только тогда, когда и капиталистический рынок, и пролетариат станут всемирными явлениями. Революция созреет тогда, когда полного развития достигнет частная собственность.
Смысл ясен: без полного развития частной собственности еще не все трудящиеся Земли станут пролетариями, а развитие капиталистических отношений и соответствующих им производительных сил еще не натолкнется на непреодолимые барьеры. А значит, еще не будет необходимости устранять порожденное частной собственностью отчуждение посредством революции.
Причиной, по которой могильщиком буржуазии должен стать пролетариат, была  эксплуатация рабочих посредством изъятия капиталистом прибавочной стоимости. Поэтому именно пролетариат был должен и имел право экспроприировать экспроприаторов. Это – очень важное положение марксистской теории, особенно для тех стран, в которых промышленный пролетариат составлял небольшую часть населения. Но главное для политэкономии – Запад!
В «Коммунистическом Манифесте» (1848) Маркс и Энгельс таким образом характеризовали состояние производительных сил в странах Западной Европы на тот момент: «Производительные силы, находящиеся в его [общества] распоряжении, не служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив, они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения задерживают их развитие; и когда производительные силы начинают преодолевать эти преграды, они приводят в расстройство все буржуазное общество, ставят под угрозу существование буржуазной собственности. Буржуазные отношения стали слишком узкими, чтобы вместить созданное ими богатство» [92, с. 430].
Сказано вполне ясно: противоречие между производительными силами и производственными отношениями в наиболее развитых странах Западной Европы дошло до своей критической точки. Буржуазные отношения задерживают развитие производительных сил, производительные силы не служат более развитию буржуазных отношений собственности. Однако, противоречие созрело, но пролетарской революции  не произошло. Час капиталистической частной собственности не пробил, капиталистическая оболочка не взорвалась. Результат марксистского анализа оказался ошибочным – дефект политэкономии, упущены свойства и капитализма, и пролетариата. В таком случае должна была последовать проверка логики и меры для поиска причин ошибки.
Но факты не могли поколебать веру Маркса в «естественные законы». Он пишет Энгельсу (8 октября 1858 г.): «При оптимистическом повороте мировой торговли в данный момент (хотя громадное накопление денег в банках Лондона, Парижа и Нью-Йорка доказывает, что дела далеко еще не могут быть в порядке) утешительно, по крайней мере, что в России началась революция
Действительная задача буржуазного общества состоит в создании мирового рынка, по крайней мере в его общих чертах, и производства, покоящегося на базисе этого рынка. Поскольку земля кругла, то, по-видимому, с колонизацией Калифорнии и Австралии и открытием дверей Китая и Японии процесс этот завершен. Трудный вопрос заключается для нас в следующем: на континенте революция близка и примет сразу же социалистический характер. Но не будет ли она неизбежно подавлена в этом маленьком уголке, поскольку на неизмеримо большем пространстве буржуазное общество проделывает еще восходящее движение?» [107, с. 295].
Как понять эту веру в то, что в 1858 г. Запад был близок к социалистической революции, а в России началась революция – так, что главная опасность заключалась лишь в контрреволюционном нашествии индусов и китайцев? Какие для этого были объективные показатели?
Прошло время, и в «Капитале» (1867) Маркс пишет, что такие события должны произойти в другой критической точке: «Монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается... Капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это — отрицание отрицания... Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют» [23, с. 772-773].
Теперь, наверняка грянет час капиталистической частной собственности, с необходимостью естественного процесса. И, никак не объясняя, Энгельс (1890 г.) делает поистине фундаментальный вывод – он советует всемерно способствовать развитию капитализма, что и будет наиболее верным средством сделать жизнь трудящихся более счастливой. Он пишет в рабочей газете в Вене (и в двух немецких газетах): «В настоящее время капитал и наемный труд неразрывно связаны друг с другом. Чем сильнее капитал, тем сильнее класс наемных рабочих, тем ближе, следовательно, конец господства капиталистов. Нашим немцам, а к ним я причисляю и венцев, я желаю поэтому поистине бурного развития капиталистического хозяйства и вовсе не желаю, чтобы оно коснело в состоянии застоя» [108].
Вот и теория революции – нужно всемерно укреплять капитализм, потому что это приближает конец господства капиталистов. Эта установка Энгельса была взята на вооружение теми марксистами в нынешней России, которые считали русскую революцию «неправильной», а советский строй «мутантным социализмом»[1].







[1] А.В. Бузгалин и А.И.Колганов, следуя за Энгельсом, пишут: «Формирование целостного социалистического общества в начале ХХ века было невозможно не только в отдельно взятой России, но и в случае победы пролетарской революции в большинстве развитых стран» [109]. Это невозможное требование, любая система народного хозяйства обладает разообразностью укладов. Так же и в США имеется много укладов, не принадлежащих к капитализму. 
45 комментариев or Оставить комментарий
Маркс говорит о судьбе мелкотоварного частного производства и его уничтожении капитализмом. Это важная часть политэкономии – описание активного периода становления капитализма. Надо учесть, что этот процесс шел в разных странах по-разному. Здесь речь идет о политэкономии англо-саксонского капитализма.
Он пишет: «В недрах общества начинают шевелиться силы и страсти, которые чувствуют себя скованными этим способом производства. Последний должен быть уничтожен, и он уничтожается. Уничтожение его, превращение индивидуальных и раздробленных средств производства в общественно концентрированные, следовательно, превращение карликовой собственности многих в гигантскую собственность немногих, экспроприация у широких народных масс земли, жизненных средств, орудий труда, — эта ужасная и тяжелая экспроприация народной массы образует пролог истории капитала. Она включает в себя целый ряд насильственных методов, из которых мы рассмотрели выше лишь эпохальные методы, как методы первоначального накопления. Экспроприация непосредственных производителей совершается с самым беспощадным вандализмом и под давлением самых подлых, самых грязных, самых мелочных и самых бешеных страстей. Частная собственность, добытая трудом собственника, основанная, так сказать, на срастании отдельного независимого работника с его орудиями и средствами труда, вытесняется капиталистической частной собственностью, которая покоится на эксплуатации чужой, но формально свободной рабочей силы» [23, с. 771-772]. Читать дальше...Свернуть )
4 комментария or Оставить комментарий
6.5. Диалектика отношения к капитализму с классической политэкономией

Возьмем несколько суждений Маркса, которыми он обозначил сущность капитализма и вектор его развития от «дикого капитализма» по пути прогресса до передачи капитала пролетариату. Эти суждения важны как источники и постулаты для политэкономии, а для нас еще важнее тем, что они создают образ западного капитализма, который для нас очень поучителен. Капитализмы есть разные! Тем, кто хочет представить российский капитализм, надо прочитать несколько книг, помимо Маркса. Прежде всего, книгу М. Вебера «Протестантская этика и дух капитализма», тем более, что он изучал революцию 1905 г. и особенности России в отношении капитализма. Читать дальше...Свернуть )
10 комментариев or Оставить комментарий
Строго говоря, начиная с «Манифеста» Маркс подчеркивал неизбежность закона смены формаций – уже из политических целей. Ранее, в исследовании докапиталистических социально-экономических отношений, он исходил именно из разнообразия, альтернативности путей развития. Он писал о том, что античная община-город (полис) развивалась в сторону рабовладельческого строя, но одновременно с этим германская сельская община сразу развивалась к феодальному строю. Таким образом, феодальный строй вовсе не был формацией, выросшей из античного рабовладения. Это были две формации, существовавшие в Европе параллельно, возникшие из первобытнообщинного строя в условиях различной плотности населения у греков и германцев. Но, создавая идеологию для пролетарской революции, марксизм пошел по пути создания простой и убедительной модели истории. Но Россия в эту модель не вписывалась.Читать дальше...Свернуть )
75 комментариев or Оставить комментарий
6.4. Приложение к политэкономии описание форм докапиталистического хозяйства

Для нас очень важен труд Маркса о формах докапиталистического хозяйства народов крупных цивилизаций. Его исследования должны были показать, развиваются ли этнические хозяйства как самобытные формы, или они собираются в общий тренд, согласно объективному естественному закону.
На первой стадии разработки критики политэкономии Марксу приходилось рассматривать античную и германскую производственные системы, порождавшие разные типы земельной собственности, отношений города и деревни. Затем он изучал «азиатский способ производства» с его огосударствлением производительных сил (т.н. «гидравлические цивилизации» Египта, Тигра и Евфрата и др.). В качестве разных целостностей Маркс брал именно цивилизации. Взаимодействие и смена экономических формаций в разных цивилизациях были рассмотрены Марксом в отдельном рабочем материале (в приложении к докапиталистическим формациям), который лежал в стороне от исследования западного капитализма. Этот материал, который Маркс не предполагал публиковать, назывался «Formen die der Kaрitalistischen Рroduktion vorhergehen» («Формы, предшествующие капиталистическому производству»). В западной литературе они так и назывались сокращенно — Formen. Об этом труде сам Маркс с гордостью писал в 1858 г. Лассалю, что он представляет собой «результат исследований пятнадцати лет, лучших лет моей жизни».Читать дальше...Свернуть )
7 комментариев or Оставить комментарий
Фрагмент главы о товарном фетишизме. Фетишизм пропускаем, слишком туманно.

Маркс считал, что «мистицизм товарного мира» и «господство товарного производства» создают столько тумана, тайн и масок в общественных отношений работников, что они погружаются в отчуждение. Такое состояние среды трудящихся отличается от других социальных проблем (зарплаты, безработицы и др.), речь идет именно о давлении на тонкие струны механизма духовной сферы.
Маркс объясняет, какую роль в этом явлении играет политэкономия. Он пишет: «Согласно законам политической экономии, отчуждение рабочего в его предмете выражается в том, что чем больше рабочий производит, тем меньше он может потреблять; чем больше ценностей он создает, тем больше сам он обесценивается и лишается достоинства; чем лучше оформлен его продукт, тем более изуродован рабочий; чем культурнее созданная им вещь, тем более похож на варвара он сам; чем могущественнее труд, тем немощнее рабочий; чем замысловатее выполняемая им работа, тем большему умственному опустошению и тем большему закабалению природой подвергается сам рабочий» [59, с. 89]. Читать дальше...Свернуть )
42 комментария or Оставить комментарий
Вот адрес: http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KARA-MURZA_Sergey_Georgievich/_Kara-Murza_S.G..html#083
Книжка маленькая, читать легко.

Скоро начну выкладывать главы книги, что-то вроде "Политэкономия как кривое зеркало народного хозяйства" (и основные последствия).
17 комментариев or Оставить комментарий
всем тем, кто поздравили меня, а также тем, кто не поздравили - главное, что они читают том, что я пишу. Спасибо, даже если ругаются - прочитал, значит подумал. От их ругани тоже есть польза - я подумаю.
Всем привет!
8 комментариев or Оставить комментарий
Надо упорядочить
Эта глава о политэкономии – самая большая и сложная. И даже тяжелая. Причин этого в том, что с середины ХIХ века русские (шире – российские) интеллигенты, участники в политической борьбе, мыслители и экономисты, стали внимательно за трудами и деятельностью Маркса и его соратников. Многие деятели оппозиции России в эмиграции познакомились с Марксом и Энгельсом, другие вели переписку с ними, некоторые стали друзьями и помощниками, переводили на русский язык важнейших их трудов. В России «Капитал» Маркса появился в 1867 г., в 1872 г. был перевод. Маркс писал: «Прекрасный русский перевод “Капитала” появился весной 1872 г. в Петербурге. Издание в 3000 экземпляров в настоящее время уже почти разошлось».
Вокруг них складывались группы и будущие партии. Энгельс писал в 1885 г.: «Я горжусь тем, что среди русской молодежи существует партия, которая искренне и без оговорок приняла великие экономические и исторические теории Маркса и решительно порвала со всеми анархическими и несколько славянофильскими традициями своих предшественников». Читать дальше...Свернуть )
112 комментариев or Оставить комментарий
Почему сейчас все время у нас спорят о Марксе «в международном масштабе»? На первом этапе нам было бы лучше ограничиться воздействием теории марксизма на программы и действия только российских общественных сил («Маркс и Россия»), не трогая тему «Маркс и Запад». Хотя, конечно, у обеих тем есть пересечение - «Запад и Россия». Я вижу дело так:
В своей теории Маркс гипертрофировал роль капитализма, приписав ему неоправданно большую долю достижений человечества и слишком высоко оценив культуртрегерскую роль капитализма. Одновременно он слишком принизил роль всех иных типов хозяйства - в том числе и на Западе (например, в ХIХ веке семейное хозяйство на Западе составляло наверняка больше половины всего народного хозяйства, но о нем Маркс вообще не вспоминает). Это укрепило евроцентризм в западном мышлении, а затем и в мышлении марксистов всего мира.
Пренебрежение всеми видами хозяйства, основанными не на купле-продаже, а на сложении несоизмеримых ресурсов, было настолько вбито людям в головы через образование и пропаганду, что даже в СССР, где нерыночное хозяйство господствовало, его приходилось маскировать под рыночное, а то, что никак не удавалось замаскировать, вообще велось в идеологическом подполье. Так, теоретических работ, посвященных приусадебному и семейному хозяйству, в советском обществоведении, похоже, вообще не было.
Некоторые параметры из модели Маркса, не имеющие большого значения даже для капиталистической экономики, приобрели характер первого по важности показателя эффективности системы. Так произошло, например, с параметром «производительность труда». Почему один из целой системы ресурсов, дефицит каждого из которых зависит от конъюнктурных обстоятельств, был взят за главное и всеобщее мерило оценки? Если требуется продукт, то в данный момент и технологии надо иметь работников, достаточно для заданного производства. Создавать новую технологию и изменять структуру персонала – совсем другая проблема и другие системы.
Теперь уже трудно установить, но советское хозяйство по критерию «производительности» отвергалось на Западе даже самыми просоветскими коммунистами. В разговоре с ними, чтобы их переубедить, приходилось переходить на язык самых примитивных «дедовских» понятий. И все равно, убедить удавалось только производственников, а гуманитарии остались антисоветскими почти полностью.
Например, по производительности фермеры США вроде бы эффективны, а по затратам энергии (10 калорий на получение одной пищевой калории) недопустимо, абсурдно расточительны. В книге Ф. Коттрелла «Энергия и общество» (1955) был приведен подсчет: при механизированном выращивании риса в Арканзасе фермер экономит по сравнению с японским крестьянином, работающим мотыгой, 88 человеко-дней на 50 бушелей риса. Но при этом он вкладывает только в покупку трактора, горючего, электричества и удобрений, сумму, которая эквивалентна покупке энергии 800 человеко-дней (не считая затрат энергии на производство этих технических средств) [Каттон У.Р., мл. Конец техноутопии. Киев: ЭкоПраво. 2006, с. 58].
Иногда погоня за производительностью, выгодная с точки зрения монетаризма, разрушает не только энергию, но и сам «сэкономленный» ресурс - человека. Спорил я как-то с моим другом, капитаном испанского рыболовного траулера. Он говорит: «Вы нарушали закон Ленина о производительности труда. Когда мы проходили мимо советского судна, наши рыбаки смотрели с ненавистью: свободные от вахты русские загорали, играли на палубе в шахматы. А у нас на таком же судне было вдвое меньше персонала, и работали по 16 часов в сутки. Из каждого рейса я вез одного-двух под охраной - сходили с ума».
Я спрашиваю: «Ну и что же тут хорошего – судне было вдвое меньше персонала? Ведь в порту у вас оставалось столько же безработных, которые гробили себя наркотиками. К чему такая производительность?». «Так ведь Ленин сказал», - а больше справедливых аргументов и не было. А несправедливые (вроде выгоды для хозяев) он и сам не хотел применять. Он год над этим думал, а потом признал, что у советских рыбаков было лучше, и в данном случае критерий производительности социализму не нужен.
Мне кажется, что каждый из этих пунктов (а их список можно продолжить) - вовсе не мелочь, на каждом основаны целые доктрины антисоветской пропаганды, которую очень трудно было нейтрализовать. В советское время это было просто невозможно, поскольку ты сразу мог схлопотать статус «антимарксиста» от ведомства Суслова-Яковлева. А сейчас трудно, потому что все увлечены другими целями.
В нашем узком кружке говорят, что марксизм можно творчески развить, изъяв из него эти «дефектные» блоки. Но ведь это чисто умозрительное предположение. Не приходилось слышать о таких попытках марксистов и о том, что они хотя бы признали «дефектность» этих блоков. И Ленин, и Грамши, идя вперед, не могли решиться на такое – и оставляли за собой эти дефектные блоки как мины замедленного действия.
Не приходилось слышать о попытках изъять из марксизма его дефектные блоки даже от наших товарищей на форуме. Они иногда говорят о «неприменимости марксизма к России», но это утверждение слишком общо и туманно, на уровень конкретных элементов модели не опускаются. О каком же творческом развитии может тогда идти речь? Если же никто почему-то этим самым творческим развитием заняться не желает, то это, по-моему, есть признак того, что такая работа бесперспективна.
20 комментариев or Оставить комментарий
В истории, январь 1918: угроза Гражданской войны.
Чтобы преодолеть потенциальный барьер, после которого все покатилось к войне, были необходимы усилия меньшевиков и эсеров. Признав советскую власть, Учредительное собрание блокировало бы войну. А вот если бы большевики сдались Учредительному собранию, война все равно была бы неизбежной. Шанс на выход из тупика давал именно и только советский проект (хотя какие-то его вариации были возможны, но и те были загублены левыми эсерами).
Если так, то вот и пример большого (не то слово!) вреда, который нам нанесло принятие теории марксизма культурным слоем России - гражданская война. Это как принять чужую религию, и ее не понять. Глупо обвинять Маркса, это был дефект культуры нашей интеллигенции (примерно, как и в перестройке).
Часто говорили, что марксизм не мог нанести большого вреда советскому строю, потому что изучали его формально и он не проник глубоко в сознание, не деформировал его. Это заблуждение, и многие из нас впадали в него только потому, что существовали (и существуют) в культурной среде, «пропитанной» марксизмом. При столкновении с иной культурной средой деформации нашего сознания сразу проявлялись. Читать дальше...Свернуть )
27 комментариев or Оставить комментарий
Сейчас кандидаты в президенты излагают свои разумные программы.
Думаю, дело сейчас уже не в том, чтобы с помощью марксизма, традиций или религии убедить людей, что социализм, конвергенция с кем-то или монархия – это условие нашего выживания и развития. Очень может быть, что в этом и так все уверены, или притворяются от безнадеги. Проблема-то в том, что из любой разумной констатации уже не следует никакого разумного вывода о линии поведения.
Поясню такой аналогией. На очень кривой поверхности есть две потенциальные ямы: советский строй и западный капитализм. Для нас гораздо выгоднее советский строй. Нас оттуда вышибли (да и мы сами подпрыгивали – неважно, кто нас шилом в зад колол). Мы выкатились из своей ямы и покатились черт знает куда. Застряли в нестабильном положении, от которого ложбинки уходят в туман. Закатиться назад мы уже явно не сумеем, дергаться страшно, надо копать на месте. О том, что нам обещали заманчивую яму «капитализма», все и думать забыли, даже ругаться об этом уже не хотят.
Это первая проблема, и к ней боязно подбираться.
Вторая проблема в том, что в нынешнем нестабильном состоянии много удовольствий, пусть и слегка порочных. Пугать людей будущими угрозами – неэффективно, это надо принять, как факт (изучать эти угрозы – обязательно, но речь не об этом). Люди наслаждаются паразитизмом, проедают и пропивают труп старого хозяйства, нефть и газ, ресурс будущих поколений. Потребовать от них, чтобы прекратили так себя вести, столь же трудно, как обратиться к западным рабочим с призывом отказаться от эксплуатации «третьего мира» и мигрантов.
Выходит, нам для мысленного постижения кризиса надо ставить и эти вопросы, с которыми бесполезно выходить к массовому сознанию. А чтобы их ставить, надо не впадать в иллюзии того, что верные статьи о нашей хорошей, но утраченной потенциальной яме дают ниточку к проблеме «преодоления кризиса», то есть к проблеме нахождения или построения другой приемлемой ямы.
Но чтобы найти ниточку, надо слегка утрамбовать дорожку. Например, надо перестать камлать с высокими теориями политэкономий. Надо строить институты-времянки и просмотреть «вульгарные концепции», их после 1945 г. было много и у нас, и еще. Мы поздно спохватились, и то в грезах.
22 комментария or Оставить комментарий
А если наши экономисты учились по его политэкономии, то это их проблемы.
Наше образование умалчивало, что еще в ХVIII веке Китай был первой экономической державой и в 1750 г. производил 32,8% мировой промышленной продукции, а к концу ХIХ века оказался высосанным, как лимон. Англия посредством военной силы заставила Китай раскрыть его хозяйство. Точно так же стоит подумать, почему Индия «в конце ХVIII века производила столько же стали, сколько вся Европа, и британские инженеры в 1820 г. изучали более передовые методы индийских сталелитейных заводов» [39], а уже к середине ХIХ века тяжелая промышленность Индии была ликвидирована? Читать дальше...Свернуть )
55 комментариев or Оставить комментарий
Маркс писал: «Общество — каким оно выступает для политэконома — есть буржуазное общество, где каждый индивид представляет собой некоторый замкнутый комплекс потребностей и существует для другого лишь постольку, — а другой существует для него лишь постольку, — поскольку они обоюдно становятся друг для друга средством. Подобно политикам в их рассуждениях о правах человека, и политэконом сводит все к человеку, т.е. к индивиду, у которого он отнимает все определенные свойства, чтобы рассматривать его только как капиталиста или рабочего» [59, с. 140].
Очевидно, что и образ народного хозяйства, и само хозяйство при этом деформируется, поскольку даже в самой радикальной рыночной экономике существуют многие хозяйственные уклады, без которых не может и общество. Например, классическая политэкономия, которая «рассматривает людей только как капиталиста или рабочего» отбрасывала такую хозяйственную сферу Британии и США, как работорговля и производство хлопка силами рабов. В коротком американском обзоре сказано: «К 1815 году внутренняя работорговля стала основным видом экономической деятельности в Соединенных Штатах; это продолжалось до 1860-х годов».
Абстракции политэкономии надо учитывать.Читать дальше...Свернуть )
124 комментария or Оставить комментарий
Надо отметить важную особенность классической политэкономии, которая дезориентирует многих. Кредо английских экономистов было свободный работник и свободный рынок. Поэтому это философское и политическое движение буржуазии называлось либерализм (от лат. liberalis — «свободный»). Это название возникло в 1720-х годах в ходе требований частных предпринимателей работорговли освободить их от контроля. Успех работорговли был доказательством того, что государственное регулирование надо отменять. Так появился термин «laissez faire, laissez passer», т.е., «позвольте делать, позвольте идти своим ходом». Читать дальше...Свернуть )
20 комментариев or Оставить комментарий
Сейчас мы переживаем смутные времена, и многие наши люди задумались: как развивалось наше хозяйство, как оно было устроено и как ему относилось общество, в чем мы ошиблись и не поняли, что происходит в хозяйстве, что нас ждет впереди и в чем мы должны измениться – или, наоборот, укрепиться. Нам придется учиться и думать. Видно, что будет трудно, мы долго были беззаботны.
Начнем распутывать клубок с самых верхних ниток, а дальше, надеемся, начнут нам помогать честные и умные ученые. Первая ниточка нас ведет к факту, который даже многие ученые отрицают или стараются о нем не говорить. Этот факт в том, что любое народное хозяйство – это одна из главных ипостасей национальной культуры. А национальные культуры различны, хотя все они непрерывно обмениваются людьми, идеями, вещами. Поэтому над каждым народом клубится покров из нитей связей хозяйства и людей. Читать дальше...Свернуть )
27 комментариев or Оставить комментарий
По-моему, пора разобраться в образах больших систем, которые у нас как-то упаковали в абстрактные модели и парадигмы, и уже больше 60 лет мы постепенно превращались в начетчиков. Нам нужен субботник на пару лет – заняться «исправлением имён». Если займемся, много чудес найдем.
В частности, мы бродим по болоту политэкономии. Слепые ведут слепых.
Вспомним. В Новое время, после Научной революции, а после и революций – Буржуазных и Промышленной, – резко усложнились общества, культуры, и в том числе, экономические системы. Возникли профессиональные учения и теории, которые использовали приемы и подходы науки, математику и свой «закрытый» язык. Основная масса населения осваивает логику хозяйства своей страны, своего слоя или сектора, опираясь на здравый смысл, житейский опыт и метод проб и ошибок. Читать дальше...Свернуть )
26 комментариев or Оставить комментарий
Коалиция для Февральской революции была организована возрожденным политическим масонством, которое вновь начало свою деятельность в России в 1905 году. Для помощи из Парижа прибывали члены совета Великого Востока Франции. Главное направление их деятельности лежало в русле буржуазно-либеральной оппозиции самодержавию. В 1910 г. была проведена реорганизация и создана ассоциация лож Великий Восток народов России (ВВНР). В 1912 г. в масоны был принят А.Ф. Керенский, который в 1915 г. стал руководителем ВВНР (вместе с левым кадетом, впоследствии заместителем председателя Государственной думы Н.В. Некрасовым). В 1913 г. в ВВНР было около 400 членов. В августе 1915 г. руководство масонов, собравшись на квартире видного социолога кадета М.М.Ковалевского, договорились о создании буржуазно-либерального Прогрессивного блока.
Действия коалиции и затем Временного правительства консультировали посольства Антанты (например, в организации судьбы царя).
Они обещали большие ресурсы для гражданской войны белым и активно организовали интервенцию – а потом их бросили. Россия была разрушена, а лидеры Февраля в эмиграции стали думать: что же они устроили и что надо было Западу? Вероятно, подумали, что Западу надо было надолго ослабить Россию и растащить империю. Банки и современные отрасли у западного капитала, все утрясется. Главное, ликвидировали монархия, а то она пыталась вырваться из ловушки периферийного капитализма – государство строило железные дороги, казенные заводы, разрабатывало пятилетние планы народного хозяйства. Для всего этого устроили «Майдан» – но со строгим непредрешенчеством, никаких проектов и решений.
Но еще организованные массы, на подъеме, этот «Майдан» задавили и вернулись на свою траекторию, не слишком изменив вектор к «благой жизни». Все равно это был ценный опыт. Но мы смотрели вперед, еще успевали. А Западные стратеги и мыслители изучали этот опыт тщательно. Кроме того, изучали все этнические конфликты и войны, особенно опыт фашизма, который наладил технологии выращивать в инкубаторах общности с мессианскими разрушительными проектами: от СС и либералов-реформаторов до Аль Кайды и ИГИЛ. В 1980-х гг. начались «цветные» революции с разными сценариями согласно культуре и актуальном состоянии мировоззрения и рациональности человеческой массы и образованных.
К тому времени население и интеллигенция СССР были готовы пойти за дудочкой крысолова куда угодно. Бригаде крысолова дали методичку, проверенную в первой попытке Февральского «Майдана». Опять со строгим непредрешенчеством, никаких конструктивных проектов. Все разграбить, контузить население, загнать в невежество и аутизм – а потом все наладится под крылом гегемона. Мы видим, как хиреют многие постсоветские республики, но Россия, похоже, до такого состояния не дозрела - система с большим разнообразием.
Третьего «Февраля» наверняка не будет, а какие спектакли еще нам покажут, мы пока не знаем, но очень может быть, нам покажут триллер. Поскольку рефлексию и анализ от нас отключили, уповаем на традиции.
23 комментария or Оставить комментарий
7. Мышление: игнорирование реальности
Февраль: Кадеты имели привилегию получать консультации непосредственно от Макса Вебера. Его «русские штудии» ввел А.С. Кустарев (А. Донде). Он пишет: «В 1905 году началась русская революция. Макс Вебер одним из первых понял, насколько происходящее в России важно для мировой истории. Он бросил все свои занятия и занялся Россией. Стремительно выучил русский язык, вошел в контакт со своими русскими коллегами — среди них виднейшие русские либералы Петр Струве и Кистяковский, экономисты-статистики Кауфман и Святловский и др. — и написал две работы… В сущности, две книги. Переизданные вместе в 1990 году в полном собрании сочинений Вебера, они занимают том объемом около 750 страниц. И сегодня этот труд представляет собой самый большой компендиум хронографических, статистических и морфологических деталей, дающих вместе общую характеристику состояния российского общества на 1904 -1906 год».
Прежде всего, Вебер указал на очень важные изменения капитализма начала ХХ века. Для ортодоксальных марксистов и либералов обычным было считать, что русская революция произошла «слишком рано». Это представление устарело, оно не учитывает фазу «жизненного цикла» всей капиталистической формации, прежде всего Запада. Вебер приходит к выводу: «слишком поздно!», буржуазная революция в России уже невозможна. Российская буржуазия оформилась как класс в то время, когда Запад уже заканчивал буржуазно-демократическую модернизацию и исчерпал свой освободительный потенциал. Россия в начале ХХ века уже не могла быть изолирована от «зрелого» западного капитализма, который занимается организацией дополняющей экономики на периферии.
Вебер указал особенность российского общества и государства: «Власть делала все возможное, в течение столетий и в последнее время, чтобы еще больше укрепить коммунистические настроения. Представление, что земельная собственность подлежит суверенному распоряжению государственной власти (искоренявшей, кстати, частное право на всякое другое “нажитое” добро), было глубоко укоренено исторически еще в московском государстве, так же как и община».
Вебер считал, что крах царского режима на фоне усиления «коммунистических настроений» может привести «к чему-то совершенно небывалому, но к чему именно — предвидеть невозможно». Ничего этого интеллектуалы Февраля не учли. Они стремились устранить тот барьер, который самодержавие ставило на пути развития либерального капитализма. Вебер предвидел, что через прорванную кадетами плотину хлынет мощный антибуржуазный революционный поток. Читать дальше...Свернуть )
9 комментариев or Оставить комментарий
5. «Империи рассыпаются сами»
Февраль: Деятели буржуазии и либеральной интеллигенции не собирались запускать конструктивный процесс. Большинство их предпочитало дворцовый переворот. Партии в этой коалиции по-разному объясняли их цели. Иногда эти объяснения были похожи на оправдания.
Так, Керенский утверждал, что монархия сама распалась: «Революция – скорее, результат полного банкротства царизма, чем следствие радикальной идеологии или народного восстания». Милюков уверял: «Произошла самоликвидация старой власти», мол, «невиноватая я, он сам…». Гучков говорил, что деятели Февраля надеялись: «после того, как дикая анархия, улица, падет, после этого люди государственного опыта, государственного разума, вроде нас, будут призваны к власти. Очевидно, в воспоминание того, что… был 1848 г.: рабочие свалили, а потом какие-то разумные люди устроили власть».
В ноябре 1913 года на совещании октябристов Гучков заявил о невозможности реформировать царский режим. По его словам, «глубокий паралич государственной власти» довел до того, что у страны нет «ни государственных целей, ни широко задуманного плана, ни общей воли». А сразу после осуществления Февральской революции в кадетской печати излагалось высказывание Милюкова, что революция, якобы, была сделана, чтобы «успешно завершить войну».
Правда, ближе к 1917 году эсеры стали говорить, что революция будет одновременно и «демократической, и социальной, и политической». Такой несовместимый состав правительства заведомо не мог принять крупное принципиальное решение. Судя по многим наблюдениям очевидцев, в Учредительное собрание мало кто верил – и прежде всего, само Временное правительство. Временное правительство за всё время своего существования так и не созвало Учредительное собрание. Читать дальше...Свернуть )
22 комментария or Оставить комментарий
3. Антиэтатизм

Февраль: Судя по приверженности легальных марксистов и меньшевиков к представлениям Маркса о государстве, можно предположить, что их антипатии к государственности стали устойчивыми установками. Маркс высказывается о государстве в таких выражениях: «Централизованная государственная машина, которая своими вездесущими и многосложными военными, бюрократическими и судебными органами опутывает (обвивает), как удав, живое гражданское общество, была впервые создана в эпоху абсолютной монархии… Этот паразитический нарост на гражданском обществе, выдающий себя за его идеального двойника... Все революции только усовершенствовали эту государственную машину, вместо того чтобы сбросить с себя этот мертвящий кошмар… Коммуна была революцией не против той или иной формы государственной власти… Она была революцией против самого государства, этого сверхъестественного выкидыша общества».
Читать дальше...Свернуть )
22 комментария or Оставить комментарий
Февральская революция и Перестройка: какая связь?

«Исследователи, обращающиеся к истории отечественного либерализма, неизменно оказываются перед необходимостью объяснить следующий исторический парадокс: почему либеральные партии в России, так быстро набравшие политический вес в годы первой российской революции и фактически сформировавшие Временное правительство в марте 1917 года, уже к концу 1917 года потерпели столь быстрое и сокрушительное поражение? Почему либеральная альтернатива не смогла пробить себе дорогу в ходе революции и Гражданской войны» [Леонтьева О.Б. В чем же истинный либерализм? Российский либерализм как социальное припоминание. Проект «Связь времен», год 2013-й (http://gefter.ru/)].
Уточним: проект Февральской революции принадлежал не только либералам, а историческому блоку с противоречивой структурой: октябристы (буржуазия); конституционно-демокра¬тическая партия (кадеты); две социалистические партии (РСДРП меньшевики, и социалисты-революционеры (эсеры).
Изыскания 2017 г. показали, что начиная с «шестидесятников», были использованы доктрины и стереотипы Февральской революции для антисоветской революции – перестройки.
Для нас сейчас это важно понять. Это крайне странно потому, что интеллектуалы Февраля после 1905 г. заложили в свой проект уже устаревшие теории и образы, что с очевидностью обнаружилось в 1917 г. Как получилось, что талантливые российские марксисты в конце ХХ века «не заметили» развития новых противоречий и знаний? Как они вернулись к образу либерализма и демократии раннего капитализма? Много умных, образованных людей, вовсе не желавших катастрофы, как будто утратили навык рефлексии. Вот феномен: «революция 1991» опиралась на картину мира ХIХ века! Ее внешние цели и логика были составлены из клише Февральской революции: как это понять?
Вспомним, М.С. Гоpбачев предупреждал о катастрофическом характере перестройки как революции. В 1987 г. он дал такое определение: «Перестро鬬ка — многозначное, чрезвычайно емкое сло¬во. Ближе всего выражающий саму его суть, то можно сказать так: пе¬рестройка — это революция... Тут нужно идти до конца, чтобы массы чувствовали на себе ее результаты, чтобы ее маховик набирал обороты… Революция — явление беспримерное».
А дальше выступили идеологи и «архитекторы» перестройки.
Т.И. Заславская: «Предстоящее преобразование общественных отношений действительно трудно назвать иначе, как социальной революцией. ... Спрашивается, возможно ли революционное преобразование общества без существенного обострения в нем социальной борьбы? Конечно, нет... Этого не надо бояться тем, кто не боится самого слова революция».
Н.П. Шмелев: «Революция сверху отнюдь не легче революции снизу. Успех ее, как и всякой революции, зависит прежде всего от стойкости, решительности революционных сил, их способности сломать сопротивление отживших свое общественных настроений и структур».
Е.Г. Ясин: «По своему значению, по глубине ломки социальных отношений, пронизавших все слои общества, [августовская] революция была для России более существенна и несравненно более плодотворна, чем Октябрьская 1917 года».
Е.Т. Гайдар и В.A. May называли эту революцию Великой: «Во-первых, реализовалась в условиях резкого ослабления государства, утраты им власти над экономикой и, во-вторых, прошла “весь цикл, все фазы”».
О.И. Шкаратан и В.В. Радаев: «А что же нынешняя революция? А это, безусловно, революция. Речь идет о смене формаций».
Таким образом, речь была не о постепенном реформировании, а в изменении через слом, с разрывом непрерывности — именно в смене общественного строя.
Представим для начала 9 признаков близости революции 1991 года с Февральской.

1. Сообщество элит
Февраль: Деятель масонства меньшевик А.Я. Гальперн писал о коалиции: «Очень характерной для большинства членов организации была ненависть к трону, к монарху лично… В результате чего в организации преобладали республиканские настроения».
У каждой из партий были разные основания для этой ненависти. Но они договорились выступить в одном строю потому, что ликвидация монархии и установление буржуазно-либеральной демократии представляли для всех благоприятные условия для движения к своим целям. Казалось бы, несовместимы октябристы и эсеры – а стали делать общее дело.
Понятно, что такой союз с разными целями не мог иметь стратегического проекта, их дело было ликвидация государственности империи и моментальное изменение отношений собственности. В этом проекте и не предполагалось, что после взрыва они воедино будут строить систему.
1991: Г.С. Батыгин указывает: «Ни “крестьянские войны” и голод в деревне, ни массовые репрессии, ни низкий уровень жизни не поставили под вопрос существование коммунистического режима. Его крах стал следствием разрушения “социальной теории” и конфликта в дискурсивном сообществе в относительно стабильных политических и экономических обстоятельствах. Он был предуготовлен движением “шестидесятников” и вступил в критическую фазу в период “плюрализма мнений”, обозначенного атакой “докторальной публицистики”, которая стала играть роль альтернативного мозгового центра страны. Атака исходила от идеологических изданий, в числе которых был и теоретический орган ЦК КПСС журнал “Коммунист”».
В 1910 г. скрепило сообщество Февраля масонство, воссозданное с помощью западных масонов. А сообщество революционеров 1980-х годов сначала собиралось на основе поэзии. Г.С. Батыгин писал: «Формирование сословия советских интеллектуалов в 1960-е годы было сопряжено с изменением стилистики публичного дискурса: люди “болели” стихами. В списках распространялись стихи А. Ахматовой, О. Мандельштама, Н. Гумилева, М. Цветаевой, И. Бродского. Знание стихов стало своеобразных паролем для доступа в интеллигентский круг. Страсть к стихам породила и первые выступления против власти. 29 июля 1958 года в Москве был открыт памятник Маяковскому. Поэты читали стихи. Затем возникла спонтанные выступления, и чтения стихов стали происходить регулярно. Участниками встреч были преимущественно студенты. Когда власти попытались воспрепятствовать поэтическим сходкам, возникло сопротивление».
2. Отношение к стране как «империи зла» (Российской империи и СССР)
Февраль: Все партии, готовившие Февральскую революцию, имели свое кредо, но была договоренность между правыми силами, либералами и социалистами, – свергнуть сообща монархию и учредить в России либерально-буржуазную систему по западным образцам. Хотя все они знали, что подавляющее большинство это не примет и что крестьянство отвергало либерально-буржуазную государственность.
На Западе социал-демократы выпустили брошюру «Азиатизация Европы»: «Внутреннее окостенение, которое было свойственно народам Азии в течение тысячелетий, стоит теперь призраком перед воротами Европы, закутанное в мантию клочков европейских идей. Эти клочки обманывают сделавшийся слепым культурный мир. Большевизм приносит с собой азиатизацию Европы».
И это было почти общим местом в рассуждениях о советской революции и тогда, и сегодня.
1991: Революционеры 1991 г. были объединены общей платформой и ощущали себя именно сообществом. Можно сказать, что их соединяет общее прошлое, в ходе которого у них вызрел антисоветизм. Необычным было мессианское представление о своей роли как разрушителей «империи зла».
Вот статья-манифест А. Ципко «Магия и мания катастрофы. Как мы боролись с советским наследием» (2000 г.): «Мы, интеллектуалы особого рода, начали духовно развиваться во времена сталинских страхов, пережили разочарование в хрущевской оттепели, мучительно долго ждали окончания брежневского застоя, делали перестройку. И наконец, при своей жизни, своими глазами можем увидеть, во что вылились на практике и наши идеи, и наши надежды...
Мы были и до сих пор являемся идеологами антитоталитарной – и тем самым антикоммунистической – революции... Наше мышление по преимуществу идеологично, ибо оно рассматривало старую коммунистическую систему как врага, как то, что должно умереть, распасться, обратиться в руины, как Вавилонская башня. Хотя у каждого из нас были разные враги: марксизм, военно-промышленный комплекс, имперское наследство, сталинистское извращение ленинизма и т.д. И чем больше каждого из нас прежняя система давила и притесняла, тем сильнее было желание дождаться ее гибели и распада, тем сильнее было желание расшатать, опрокинуть ее устои... Отсюда и исходная, подсознательная разрушительность нашего мышления, наших трудов, которые перевернули советский мир».
Сам М.С. Горбачев в лекции в Мюнхене 8 марта 1992 г. сказал: «Понимали ли те, кто начинал, кто осмелился поднять руку на тоталитарного монстра, что их ждет?.. Мои действия отражали рассчитанный план, нацеленный на обязательное достижение победы… Несмотря ни на что, историческую задачу мы решили: тоталитарный монстр рухнул».
Советник Ельцина философ А.И. Ракитов радовался уничтожению СССР: «Самая большая, самая жестокая империя в истории человечества распадается». М.К. Мамардашвили утверждал, что «все пространство Советского Союза – охватившая зона распада общественных связей, социальных связей, т.е. зона отсутствия общества… Я утверждаю, что в 1917 году произошло коллективное самоубийство общества и государственности».
53 комментария or Оставить комментарий
Похоже, что год будет интересным! Всем здоровья и прозорливости!
26 комментариев or Оставить комментарий
Вот из введения хрестоматии о политэкономии наших сотрудников: «Фундаментальным допущением классической политэкономии является тезис об универсальности законов человеческой природы. Предполагается, что человеческое поведение единообразно и не зависит от внешних обстоятельств. Экономическое развитие согласно классической политэкономии также подчиняется универсальным законам, регулирующим и определяющим человеческое поведение. Практически все индивидуумы, по мнению классиков, обладают эгоистическим интересом и соответственно стремлением к его удовлетворению. В процессе достижения этой цели люди вступают друг с другом во взаимодействие, что приводит к экономическому развитию и прогрессу. Именно этим объясняется рост благосостояния отдельных стран и народов, а не внешним вмешательством. Как следствие делается вывод, что хозяйственный процесс при условии наличия свободы индивидуальной деятельности способен к саморегуляции».
Это допущение давно признано ошибочным.Читать дальше...Свернуть )
93 комментария or Оставить комментарий
Ведущие мыслители-экономисты либерального направления (А.Смит, Т.Мальтус, Д.Рикардо) считали, что бедность - неизбежное следствие превращения традиционного общества в индустриальное. Действительно, протестантская Реформация породила новое, неизвестное в традиционном обществе отношение к бедности как признаку отверженности («бедные неугодны Богу» - в отличие от православного взгляда «бедные близки к Господу»). Читать дальше...Свернуть )
109 комментариев or Оставить комментарий
Второе.
Наше общество и государство в обозримой перспективе не сможет создать дееспособный капитализм.
Главные причины таковы:
– Потому, что уже в начале ХХ в. Россия не смогла войти в клуб мирового капитализма, т.к. западный капитализм приобрел специфическую форму империализма. Он экспортировал капитал и насаждал анклавы своего капитализма и архаизировал остальные уклады в странах, которые не могли закрыться. В них устраивался «периферийный капитализм» с длительной слаборазвитостью. Ни царская, ни советская Россия на это не пошли.
– Россия долго развивалась на основе советского строя, и векторы развития с капитализмом разошлись слишком далеко. Поэтому Россия за 1990-е гг. не смогла, а Запад и не собирался организовать конвергенцию. В результате взаимные отношения России и США ухудшились и стали хуже, чем отношения СССР и США.
Это важный фактор для стратегических программ России с попытками войти в систему мирового капитализма.
В какой же капитализм тянет Россию богатое меньшинство? Какая глупость – лезть в больной и кризисный западный капитализм и открывать ему все национальное достояние. И еще глупее лезть туда, куда их не пустят, а укажут место на краю периферийного архаичного капитализма. Читать дальше...Свернуть )
53 комментария or Оставить комментарий
Есть неприятная проблема, которая почти очевидна, но люди «с принципами» не хотят ее видеть. Суть ее состоит из двух ограничений:
Первое. Наше общество и государство в обозримой перспективе не сможет вернуть нам СССР с советским строем (или с близким ему типом). Пытаться пробиться в прошлое – истратить силы разума, а практическая попытка – авантюра, которая усугубит наше состояние в ловушке. Причины сдвига объективны:
– Поколения, рожденные после 40-х годов, выросли в другой стране – городской, европейски образованной, сытой и с телевизорами. Старики сталинской школы уже «не знали общества, в котором жили», а продвинутая молодежь пела: «Мы хотим перемен! Мы ждем перемен!» Читать дальше...Свернуть )
19 комментариев or Оставить комментарий

Есть неприятная проблема, которая почти очевидна, но люди «с принципами» не хотят ее видеть. Суть ее состоит из двух ограничений:

Первое. Наше общество и государство в обозримой перспективе не сможет вернуть нам СССР с советским строем (или с близким ему типом). Пытаться пробиться в прошлое – истратить силы разума, а практическая попытка – авантюра, которая усугубит наше состояние в ловушке. Причины сдвига объективны: 

– Поколения, рожденные после 40-х годов, выросли в другой стране – городской, европейски образованной, сытой и с телевизорами. Старики сталинской школы уже «не знали общества, в котором жили», а продвинутая молодежь пела: «Мы хотим перемен! Мы ждем перемен!» 

Каких эта молодежь требовала перемен? На этот вопрос никто не отвечал, как будто разум отключился. Хотели перемен, а об обществе и о жизни знали очень мало. Молодежь была инфантильной, и в этом были виноваты поколения родителей, она и привела всех к национальной катастрофе. Эта молодежь стала бульдозером, который растоптал поднимавшуюся страну, а за рычагами – теневая коалиция хищников. Посмотрите, сколько мужчин за 30 лет прошли через тюрьму! 

Молодежь, которая «хотела перемен», сегодня – уже умудренные родители, люди 40-60-ти лет. Так обдумайте трезво, куда мы пришли и какие перед нами возможные альтернативы вырваться из порочных кругов, по которым мы ходим. Какие перед нами проглядывают образы будущего для страны, а не только для своего кошелька.

Читать дальше...Свернуть )

Метки:

47 комментариев or Оставить комментарий
"Ленин. Алгоритм революции и образ будущего".
М.: Из-во "Академический проект", 2018.- 295 с. - (Технологии социологии).
Твердая обложка.
Тираж 500 экз.
4 комментария or Оставить комментарий
У нас в 1992 г. была встреча однокашников нашего курса Химфака МГУ. Один приятель (он стал директором НИИ в Ярославле), передал мне запись речи Тэтчер, которую они сделали, будучи в числе приглашенных. Говорил, что после вечера все русские ее совместно скорректировали, так что отклонения от текста незначительные.
Я его тогда же вставил этот рассказ в какую-ту статью и забыл. А недавно мне прислали этот текст с одного сайта. По-моему, текст интересный.
Вот текст:

С.Ю. Павлов
О докладе М.Тэтчер ("Советский союз нужно было разрушить")
В ноябре 1991 года была поездка специалистов по нефтепереработке и нефтехимии в США, в Хьюстон (Техас). Центральным было участие в заседании Американского Нефтяного Института, АПИ (кажется, юбилейном). Американское понятие - институт - в общем-то далеко от нашего. АПИ - это своеобразная полуобщественная ассоциация, которая организует периодические встречи нефтяных и нефтехимических компаний (в т.ч. конкурирующих), на которых они занимаются "притиркой" своих интересов.
На заседание АПИ была приглашена в качестве почетного гостя Маргарет Тэтчер, которая незадолго до этого стала экс-премьером Англии. Кстати, М.Тэтчер - химик по образованию, хотя и очень мало поработала по специальности. Читать дальше...Свернуть )
42 комментария or Оставить комментарий
Украинский политолог Дмитрий Джангиров объясняет белорусам ситуацию с евроинтергацией.
Актуально для многих наших

https://youtu.be/PntXOW7-aKA
8 комментариев or Оставить комментарий
Мы все не раз выражали недовольство тем, что мы откладываем важные проблемы, а сразу кидаемся в бесполезный спор по второстепенным поводам. Хотя все чувствуют, что над нами довлеет туча, которая нас может задавить.
Вот пара диагнозов социологов:Читать дальше...Свернуть )
54 комментария or Оставить комментарий
Беседа на основе статистики - фрагменты последней "Белой книги" (1950-2016 гг.), готовится к изданию.
Вот первое видео этого цикла: https://youtu.be/gMWOcIaDuNM
26 комментариев or Оставить комментарий
Один из наших философов утверждал:

>Государство социальной справедливости и диктатура пролетариата несовместимы>

Тезис сильный, но это все равно, что рассуждать о вилке и бутылке – несовместимы они или совместимы? Вот объяснение из популярной литературы:

Сразу после Октября диктатура пролетариата (в союзе с крестьянством) понималась как власть абсолютного большинства, которая сможет поэтому обойтись без насилия – с таким основанием в Октябре отпускались под честное слово юнкера и мятежные генералы.
По мере обострения обстановки упор делался на слове диктатура, и метафора использовалась для оправдания насилия. К неклассовому пониманию «диктатуры пролетариата» крестьяне были подготовлены, она воспринималась как диктатура тех, кому нечего терять, кроме цепей – тех, кому не страшно постоять за правду. Пролетариат был новым воплощением народа, несущим избавление – общество без классов.Читать дальше...Свернуть )
78 комментариев or Оставить комментарий
Я давно живу с ощущением, что в стране гражданская война. Но сказать это кому – отшатнется. Это понятие нам сузили литература и кино. Услышишь – и встает образ: тачанка с пулеметом, Чапаев, «поручик Голицын, налейте вина». Говоришь: дело хуже, воюют разум с безумием, и разум отступает. Махнут рукой – это ерунда, утрясется. Читать дальше...Свернуть )
79 комментариев or Оставить комментарий

А тем, кто не понял и озлобился желаю успокоиться, вспомнить и подумать.

Метки:

20 комментариев or Оставить комментарий
Революционный процесс в России как война цивилизаций

1. Мы привыкли видеть революцию как борьбу классов, групп политиков и власти. Но в глубине революции главное – взрыв понятий, идей, образов и пророчеств, любви и жестокости. Это новый образ мира и человека, новое пространство и время, мессианские миражи. И этот хаос надо ввести в порядок и жизнеустройство народов.
Ради примирения и победы над нигилизмом, мы молча заключили договор забвения. На этом поднялись, задавили фашизм и быстро росли. Но, пожертвовав знанием, не справились с усложнением нашего общества и перестали понимать реальность. Большие системы в застое деградируют – это и произошло с СССР. Причем наверх поднялись не диссиденты-романтики и не «белые», а класс паразитов – третья сила.
После 1917 г. каждая декада была нагружена сложными проблемами и изменениями с тяжелыми связями. Так, это столетние можно считать процессом русской революции. Сейчас мы должны отодвинуть забвения и предания, беспристрастно изучить генезис и методологическую парадигму революции, последствия и накопления ошибки и провалы советского проекта и практики. Если мы хотим выжить как народ и как культура, надо знать и понимать эту революцию, иначе на актуальном периоде мы понесем катастрофический ущерб. Читать дальше...Свернуть )
97 комментариев or Оставить комментарий
От участника ti01:

В магазины поступила книга

Кара-Мурза С.Г. "1917. Две революции - два проекта". М.: Алгоритм, 2017, 384 с. (Цикл: Уроки истории)

Купил сегодня в магазине сети "Дом книги" по цене 440 руб.

Текст на обложке:
Возможен ли хрестоматийно ясный взгляд на причины, движущие силы и саму суть революций 1917 года в современной России? Отношение общества, претерпевшего культурную травму в процессе краха СССР, к тем историческим событиям, считает автор, перегружено эмоциями и драматическими образами прошлого. С.Г.Кара-Мурза предлагает перевести важное обсуждение двух больших стратегических проектов - Февральской и Октябрьской революций - в плоскость рациональных понятий. "Общий язык понятий, логика и мера на время утихомирят страсти и позволят людям связать 1917 год с 2017 годом, а главное, взглянуть в будущее, - считает автор и подытоживает: - Это - наша национальная задача".

Книга С.Г.Кара-Мурзы "1917. Две революции - два проекта" доступна для скачивания на сайте kara-murza.ru
2 комментария or Оставить комментарий
Непременный секретарь Академии наук С.Ф. Ольденбург писал (1927 г.): «Несомненно, что наука близка Ленину, что в его жизни она занимала большое место и что понять Ленина вполне мы сможем, только если выясним для себя его отношение к науке. Мы все знаем, что он автор научных трудов, но не это, по-моему, является в какой-нибудь мере решающим в вопросе о Ленине и науке, и если бы он и не написал этих трудов, то место, которое занимала в его жизни наука, осталось бы, несомненно, тем же…
Когда мы всматриваемся в миросозерцание Ленина, этого великого практика и борца, то мы видим, что он прежде всего вырабатывает теорию, т. е. то, что он считает научною базою для своих практических выводов…
В край угла построения собственного мировоззрения и всего строительства новой жизни Ленин ставит науку. Мне приходилось слышать, ... что на протяжении тысяч страниц его сочинений и речей о науке почти не говорится. Возражение это, по-моему, свидетельствует лишь об одном: делающие его, очевидно, невнимательно вчитались и вдумались в эти тысячи страниц. Неужели же они ожидали найти в них трактаты о науке? ... Неужели же так непонятно, что Ленин разумел под электрификацией России, о которой он говорил на каждом шагу? Кажущаяся узко-специально-технической и действительно узкотехническая электрификация есть вместе с тем символ, символ полного переустройства всей жизни» [Ольденбург С.Ф. Ленин и наука // Ленин. Человек — мыслитель — революционер. Воспоминания современников. М.: Директ-Медиа, 2014, с. 433].Читать дальше...Свернуть )
64 комментария or Оставить комментарий
Я считаю, что мышление и Ленина, и его аудитории, опиралось на знание и на понимание особого типа, которое называется неявное знание. Это понятие (tacit knowledge) ввёл в 1958 г. М. Полани – физик, химик и философ. Он определил понятие так: в отличие от «явного знания» его «затруднительно вербализовать и передать другому индивидууму через формализованную инструкцию». Он утверждал: «Писаные правила умелого действования могут быть полезными, но в целом они не определяют успешность деятельности».
Эта форма познания и визуализации образов явлений в 1960-1970-х гг. интенсивно изучались в гносеологии и науковедении. А с середины 1980-х гг. в СССР было не до науковедения, и сейчас стоит о нем вспомнить. Вот некоторые стороны этого интеллектуального инструмента. Читать дальше...Свернуть )
28 комментариев or Оставить комментарий
Глубокие изменения в образе жизни, структуре общества и в культуре требовали перехода от механической солидарности к органической. В период «сталинизма» советское общество было консолидировано механической солидарностью – все были трудящимися, выполнявшими великую миссию. Все были «одинаковыми» по главным установкам, это общество было похоже на религиозное братство. С 1960 г. изменялась структура занятости, от традиционных профессий очень быстро стали отпочковываться новые специальности – во всех отраслях. Читать дальше...Свернуть )
9 комментариев or Оставить комментарий
Какой инструмент работал в их сознании и постепенно, с каждым поколением, терял свою работоспособность?
Выскажу свое субъективное мнение.
Во-первых, будем говорить о внутренних факторах, которые помогли привести СССР до кризиса 80-х годов, с которым советский строй не справился. Это не значит, что внешние факторы были несущественны для судьбы СССР. Напротив, советский строй не устоял против разрушительного воздействия союза внутренних и внешних антисоветских сил, который и сложился в 70-80-е годы. Скорее всего, без этого обе группы сил порознь справиться с советской системой не смогли бы. Но для нас факторы внешней среды были данностью, устранить которую было невозможно – холодную войну отменить было нельзя. Для нас надо обдумать те переменные, на которые общество и государство были обязаны влиять. Но не влияли – не умели и не видели.Читать дальше...Свернуть )
61 комментарий or Оставить комментарий