Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

инвест

(no subject)

2. Молодежь в кризисном обществе

Социологи говорят: молодежь – это «группа риска в кризисном обществе». Такой предмет не описан в учебниках, у нас нет опыта в обращении с ним, не помогут нам и западные эксперты. Нужна научная программа с системной методологией. Ни советское, ни нынешнее обществоведение за такие задачи не брались и не берутся. Предмет как целостность делится на кусочки, ход массивных процессов не виден.
Здесь важно понятие кризисное общество, в котором обитает молодежь. Кризис – это особый тип бытия. Это – болезнь общества (хозяйства, государства). Как и при болезни человека, в этот период необходимо создать особый тип жизнеустройства, качественно отличный от образа жизни стабильного времени. Это значит, надо создавать новые социальные формы и нейтрализовать те социальные формы, которые провоцируют или усиливают болезнь. Collapse )
инвест

Кому интересно: мой доклад о цветных революциях в МПГУ

http://www.youtube.com/watch?v=WMqbpxLoDWI
В рамках научного семинара «Цветные революции: современная эпоха и ее диагноз» на базе Института истории и политики МПГУ с докладом «Цветные революции: гибрид постмодерна и архаизации» выступил Сергей Георгиевич Кара-Мурза.
инвест

Бедствие как оружие информационной войны

Не раз я давал себе зарок не участвовать в передачах телевидения – очень часто все оказывается не так, как обещают, когда приглашают. Или сказанное тобой полностью вырезают, или еще хуже – вырвут из контекста пару фраз, так что ты выглядишь идиотом, который несет чепуху. Но в прошлую пятницу опять дал маху – позвали на обсуждение проблемы  износа жилищного фонда. У вас, мол, такая интересная книжка об этом есть. Я, как ворона, каркнул во все воронье горло и поехал в «Известия-ТВ». Шикарная студия, симпатичные люди, приветливая ведущая.
Началась передача. Оказалось, на совсем другую тему – о пожаре в психоневрологическом интернате, который произошел накануне в деревне Лука Новгородской обл. Как сообщали, вероятные причины возгорания – неисправность электропроводки или неосторожное обращение с огнем. Случилась беда – погибли 36 человек, в том числе санитарка, которая вывела из горящего дома 23 больных.
О чем здесь говорить! Пожаров стало много – и дома обветшали, и электропроводка, и состояние людей неблагополучно. Утратили осторожность, чувство опасности, очень много людей у нас погибает от «неестественных» причин. Практически все живем в стрессе, психика повреждена тяжелой культурной травмой 1990-х годов.
Показали ужасные кадры с места событий, и ведущая говорит: «Вот, это традиционная для России жестокость к душевнобольным людям, вообще к людям, непохожим на других. Беспомощных людей оставили без защиты, и они сгорели».
Я давно так не удивлялся, уже лет 15 такого не было слышно. В одной фразе несколько диких концепций! «Причем тут, – говорю, традиции России? Ветхий деревянный дом, пожароопасный. Вы же знаете, что у нас 25 лет идет реформа, строительство больниц практически прекращено, как и капитальный ремонт старых зданий. Это простые и очевидные причины, зачем тут приплетать жестокость? Конечно, и люди не берегутся, травм очень много – посмотрите, как ведут себя на шоссе. Это наша общая беда, люди перенесли тяжелый период, но ведь пережили его благодаря взаимопомощи».
Кстати, о «цивилизованных» странах. Там теперь новая политика — закрывать психиатрические больницы и выставлять пациентов на улицу. Свобода! А главное, экономия. Главный психиатр Нью-Йорка, сам из католиков, с горечью писал: «Беззаветные защитники так называемой свободы обрекают этих отверженных на жалкое существование, таящее большую опасность для них самих и, нередко, для общества». А в обзоре о состоянии психиатрических больниц на Западе эксперт из Швеции замечает, что «к психопатам очень хорошо относились в больницах России и избивали ногами в США». Под Россией имеется в виду СССР, но это еще не изменилось. При всей бедности и дефектах наших больниц — почему бы это? Да ведь и смотрели наши креативные телеведущие фильм «Пролетая над гнездом кукушки»!
Теперь о пожаpах. В пеpестpойке раздули эту тему – гибель в огне пpоизводит особенно сильное впечатление. Тогда ТВ этим сильно злоупотребляло. Помню пожаp в гостинице «Россия», где погибло четы­pе человека. Какие делались выводы: пpеступное использование гоpючих матеpиалов; СССР не доpос до высотных гостиниц; пожаpные не имеют длинных лестниц. Все пpавильно – если бы не вывод, что «Россия неспособна» (а вот Запад – тот да!). И никто не дал тогда фактическую сводку о положении с пожаpами на Западе. А если бы дали, то вопpос бы вывеpнулся наизнанку: как СССР сумел, не имея ни того, ни сего, обеспечить столь низкий уpовень опасности?
В Саpагосе (Испания) в начале 90-х годов при мне случился пожаp в дискотеке. Никто из танцевавших внизу, в зале, об этом и не узнал – все умеpли. Пятьдесят два тpупа вынесли и положили на тpотуаpе. Загоpелся диван, и обpазовались столь ядовитые тяжелые газы, что смеpть людей была моментальной – официант так и остался стоять за стойкой с бутылкой в pуке, мертвый. Разве правые использовали этот случай для кpитики правительства социалистов или испанских традиций? Такое и в голову никому не пpишло. Газеты опубликовали сведения о подобных пожаpах в дискотеках США, и оказалось, что тpагедия в Саpагосе – pядовой случай. И никакого комплекса неполноценности у испанцев никто создавать не стал.
Этот довод пропустили мимо ушей. Опять стали давить на жестокость: почему, мол, не помогли людям выбраться из дома? Я чуть не подпрыгнул: только что было сказано, что санитарка одна вывела 23 больных – в темноте и в дыму. И сама сгорела, снова войдя в огонь. У нее осталось четверо детей. Как тут можно говорить о жестокости. Ведь она была одна, больше персонала не было. И за это уцепились! Почему не было медработников – какая жестокость!
Рядом со мной сидел врач-психиатр, стал мягко объяснять, каков штат таких интернатов и какова оплата труда санитарок и медсестер. Он еще пытался дать понять, как трудно вывести из горящего дома умственно отсталых людей, разбуженных пожаром.
Тогда ведущая подошла с другой стороны: «Больные не могли выйти потому, что их перед сном накачали амизином!» (я могу ошибиться в названии, но поиск в Гугле показал, что такой препарат есть для стимулирования нервной системы, его дают и людям, которых мучают кошмары). Накачали! Психиатр объяснил, что это нормальная практика, амизин успокаивает и улучшает сон. Его стали спрашивать, разве нет чего-нибудь получше? Он ответил, что сейчас появились препараты лучше амизина, но очень дорогие. Их пока в больницах не используют. Какое это вызвало возмущение: «Экономить на больных! Какая жестокость!»
У меня на это вырвались грубые слова, виноват. «Вы, – говорю – хотите, чтобы и олигархи могли покупать яхты длиной 170 метров, и чтобы душевнобольным давали дорогие лекарства, поместили в новенькую больницу и дали им сиделок вместо одной санитарки. Так не бывает! Вы как будто с Луны свалились».
Больше длинных фраз мне сказать не удалось, но кое-что я еще прокричал.
Показали ролик «из Интернета» – где-то на юге, в большом парке психбольница. Кто-то издалека снимал. В загонах, огражденных проволочной сеткой, по одному прогуливаются больные, некоторые иногда кричат что-то нечленораздельное. Ведущая говорит: «А это разве не жестокость нашего государственного здравоохранения? Этот ролик уже посмотрели в сети 140 тыс. человек!» Психиатр опять объясняет: «Это больные, которые могут нанести вред себе и окружающим. Но им же надо гулять. Как Вы представляете, это можно сделать?» Ему не поверили – это, мол, издевательство над больными. Я подал голос: «Вы хотите сказать, что врачи пытают больных?»
Это рассердило ведущую, и она рубанула: «А в Интернете пишут, что эти больницы для душевнобольных специально поджигают. Таково наше общество». Я только успел спросить: кто конкретно поджигает – врачи или полиция? Но передача кончилась.
Меня поражает, как легко некоторые интеллигентные люди используют явления, кричащие о большой беде всего общества и государства, как повод лягнуть Россию. И ее традиции, и население, и врачей с сестрами, которые с ничтожными зарплатами тянут тяжелейшую лямку в нашем ветшающем здравоохранении, пока еще государственном.
Надеюсь, что эта передача уже не донесется до глаз и ушей той жертвенной санитарки, которая успела спасти 23 человек.

http://problemanalysis.ru/mission/kolonka-kara-murzi/kolonka-kara-murzi_102.html
<lj-repost button="Перепост ВСЕГО текста" />
<lj-like buttons="vk, fb, tw, go" />
 
инвест

Советую прочитать эту статью. Это учебник "кризисного обществоведения"

http://www.mgzt.ru/article/1830/
С. Соколов. Маленькие трагедии на фоне больших перемен // Медицинская газета, 2012, № 97, 26 декабря

Непосредственная задача Национального проекта «Здоровье» - поднять российское здравоохранение, сделать его приемлемым для народа. Декларируемые цели - уменьшить заболеваемость, смертность, инвалидизацию, увеличить рождаемость, среднюю продолжительность жизни путем модернизации здравоохранения. Но любая отрасль, в том числе и наша, эффективно работает только тогда, когда эффективно и согласованно функционируют все звенья этого единого механизма. То есть каждый должен плодотворно заниматься своим делом, здесь нет и не может быть никаких приоритетов. Вот почему меня и моих коллег поражают способы решения основных задач, стоящих перед нами.

Как уменьшить заболеваемость?
Чтобы наши люди болели меньше, оказывается, по мнению наших чиновников, нет проблем! Нужно сделать медицинскую помощь... малодоступной. Путем централизации здравоохранения на российских территориях, сокращения врачебных ставок, выдавливания узких специалистов, сокращения и закрытия отделений, введения талонной системы, системы предварительной записи, формирования очередей на плановую госпитализацию, очередей на прием к врачу, стимулирования обращения граждан в платные медицинские центры, к знахарям, гадалкам. Знакомо вам, не так ли? Можно ввести подушевое финансирование, когда обращение к узкому специалисту возможно только через семейного врача или участкового терапевта и т.д. Иными словами, чем больше затруднен путь пациента к врачу, тем меньше посещений, тем меньшее число случаев попадет в статистику. Давайте представим себе деревню с народонаселением в 10 человек и чтобы до ближайшего врача было 200 км. По российским меркам - пустяки. Так вот, регистрируемая заболеваемость в этой деревне в течение года будет равна нулю. Превратим всю российскую провинцию в сеть таких вот деревень, и цифры заболеваемости приятно удивят. В том числе и весь мир.
Collapse )


инвест

Соображения по последней гипотезе

Предельно упрощаем структуру общества, когда оно созреет в нынешнем «коридоре развития». Всех – 100%.
А – «верхушка», включающая в себя 1%, и обеспечивающий ее за страх и за совесть (пока не припечет) персонал. Всего в А 10%.
Б – «средний класс» из креативных белых воротничков и эффективных синих воротничков, всего 40%.
В – неконкурентоспособные работники серпа и молота, учащая, лечащая и утешающая их народная интеллигенции и т.п., тоже 40%.
Г – горемыки, выдавленные из общества, «народ без корней», 10%.
Гипотеза предполагала, что вероятен конфликт между Б и В, который и позволит А продержаться на верху дольше, чем могут стерпеть высшие силы.
Теперь мне кажется, что как минимум правдоподобен другой, такой вариант.
1. Между А и Б существует культурный контакт, соседние слои перекрываются. Популяция Б модернизирована и имеет также культурный контакт с Западом. Здесь актуальны представления о неравенстве (в В они ослаблены, как были ослаблены у крестьян; в Г эти понятия неактуальны, они их презирают).
Потенциал ценностного конфликта между Б и А по поводу именно неравенства, на мой взгляд, велик и открыт культурному воздействию.
Где может быть локализован этот конфликт, который будет трудно погасить? Думаю, в сфере здравоохранении – даже раньше, чем в образовании. Здравоохранение (теперь говорят «предоставление медицинских услуг») – самая идеологизированная, наряду с политэкономией, сфера деятельности. Здесь же будет и самое наглядное неравенство между А и Б. Иномарку купить легче, чем дорогое лечение, а недоступность лечения вызывает иррациональный страх (похуже страха смерти).
Что мы наблюдаем сегодня в России? Здравоохранение явно настраивается на обслуживание почти исключительно богатой части общества, составляющей меньшинство населения. Даже из благополучной группы Б значительная часть будет отодвинута. Более того, ослабление всей системы здравоохранения как отрасли сокращается возможность предоставить лучшее лечение даже элите. Систему деньгами не заменишь.
Вот примеры. Так, одним из важнейших классов заболеваний являются болезни костно-мышечной системы, от них страдают 18,3 млн. человек (2010 г.), ежегодно диагноз этих заболеваний ставится еще почти 5 миллионов человек. Экономические потери огромны – и от утраты трудоспособности, и от больших затрат на лечение (23% от расходов на лечение всех болезней). Но из всех зарегистрированных больных под диспансерным наблюдением находились 7,1% (2005 г.), специализированная амбулаторная помощь была малодоступна.
Резко сократился охват населения профилактическими осмотрами, которые позволяли получить помощь стоматолога на ранней стадии болезни: в 2010 г. стоматологи осмотрели в порядке профилактики 12,3% населения, а среди подростков и взрослых – 7,5%. При этом оказалось, что из осмотренных подростков и взрослых 56,8% уже нуждались в лечении. Фактически, для более 90% населения старше 14 лет перестали применяться методы упреждения болезни. Согласно Государственному докладу о состоянии здоровья населения РФ в 2005 г., на тот момент свыше 80% населения в возрасте 20-60 лет нуждалось в протезировании зубов. Однако ортопедическая стоматологической помощь была доступна лишь 5-10% населения страны.
С тех пор доступность этой помощи неуклонно снижается – цены на эти услуги обгоняют рост доходов. Численность лиц, получивших зубные протезы, еще в 1995 г. составила 3,18 млн. человек, в 2000 г. 2,6 млн. и в 2010 г. 1,86 млн. человек.
Имплантация дефибрилляторов спасала бы в РФ жизнь 200 тыс. человек в год, но этих операций деляют лишь 5% от необходимых – по финансовым соображениям. По официальным данным (2010 г.), «в 2010 году в РФ медики в 108 клиниках всех уровней смогут оказать ортопедическую и травматологическую помощь 44 734 больным» – это по всем видам ортопедической и травматологической помощи! А, например, эндопротезирование крупных суставов требуется ежегодно для 300 тыс. больных, но за год делалось, по данным 2005 года, 20 тыс. операций (6,7% от потребности).
Как видим, современное лечение, даже не высокотехнологичное, доступно лишь небольшому меньшинству, практически, группе А и некоторой части Б. Это неравенство трудно разрядить компромиссами. Более того, зрелище этого неравенства, интенсивность которого растет сверху вниз, активизирует совесть в высших слоях и создает серьезную опасность легитимности всей этой социальной конструкции.
При этом активисты, которые занимаются «становлением зла» (создают в данной точке системы образ невыносимой несправедливости), в основном будут представителями Б и частично А. Именно они и будут готовить протесты и проекты в большой группе В, превращая ее из «класса в себе» в «класс для себя».
Таким образом, потенциальный конфликт между Б и В при умелом культурном воздействии может быть превращен в конфликт (Б и В) против А (в котором тоже заведутся диссиденты).
Это – даже без разработки доказательств того, что сброс производства на «посредственных» ресурсов и омертвление большого человеческого потенциала быстро окажется крайне невыгодным для целого, в том числе для А и Б. На мой взгляд, эти доказательства можно представить, но надо поработать.

инвест

Тут идеология сплелась с жаждой прибыли

Ликвидация СССР и его социальной системы радикально изменили ситуацию в здравоохранении – больше, чем экономический кризис. Сегодня в России принят подход, противоположный принципам советского здравоохранения, хотя власть это маскирует встростепенными деталями. Однако в некоторых заявлениях идеологов подчеркивается классовый, а не национальный, характер политики в этой сфере. Ряд больших общностей уже исключены как субъекты права на охрану их здоровья. Еще не меняя структуру системы здравоохранения, реформаторы стали ослаблять и удушать все ее элементы – и пропагандой, и ресурсным голодом.
Collapse )
инвест

Вот для начала сообщение о теме

Началось общественное обсуждение проекта порядка и условий предоставления платных медицинских услуг пациентами государственных поликлиник и больниц. Проект подготовлен Министерством здравоохранения и социального развитии и должен быть утвержден постановлением Правительства до конца этого года.
Ректор Академии народного хозяйства и госслужбы при президент嬬 РФ В. Мау изложил свои представления о том, как надо вести модернизацию здравоохранения в России («Ведомости», 27.07.2012).
На кого рассчитана его «модернизация»? Тезис Мау: «Стремление не экономить на здоровье растет по мере повышения экономического благосостояния и общей культуры общества… По мере роста благосостояния и образования ценность человеческой жизни неуклонно возрастает».
Вот она, новая антропология хозяев России. Ценность человеческой жизни возрастает по мере роста благосостояния больного! В этом и есть суть предлагаемой модернизации здравоохранения. Жизнь состоятельного человека намного ценнее жизни среднего гражданина, который с трудом дотягивает до получки. Значит, и спасение этих двух разных жизней должно быть организовано по-разному.

Приоритет государственной политики, согласно Мау, таков: «Государство должно сосредоточить внимание на создании медицинских учреждений и школ, способных конкурировать на глобальном рынке. Критерием успешности клиники должно быть … количество иностранных пациентов, желающих в этой клинике лечиться и, соответственно, готовых платить за это свои деньги. Такие учреждения надо создавать, стимулируя приток в них платежеспособного спроса и отечественных пациентов.
Этот подход можно считать элитарным, противоречащим принципам социальной справедливости. Однако на практике именно элитные учреждения могут становиться локомотивами, стимулирующими поднятие общего уровня медицины в стране».

Мау предлагает изъять из национальной системы здравоохранения России лучшие клиники и медицинские центры и сделать их частью глобального рынка платных услуг. То, что останется, будет прозябать на медные пятаки пациентов: «массовое здравоохранение с простыми случаями заболеваний вполне может быть предметом частных расходов семей (или частного медицинского страхования)».

Вот аналогичное выступление: РБК daily | 24.08.2012 07:54 | Александр ЭЛИНСОН, член экспертного совета по здравоохранению комитета Совета Федерации по социальной политике
«Бесплатные лечебные учреждения сейчас перегружены пациентами, они испытывают острый недостаток квалифицированного персонала, диагностической и терапевтической техники, лекарств. В то же время частные клиники готовы работать с более мощным потоком пациентов, чем есть сейчас. Уровень сервиса и скорость обслуживания в частных клиниках на порядок выше, кроме того, частные клиники ведут активную кадровую политику… Партнерство государства с частными клиниками позволит решить целый комплекс проблем. Прежде всего в бесплатных учреждениях сократятся очереди. Далее, приток пациентов в частные клиники стимулирует развитие рынка платной медицины».

В среде врачей обсуждение этого проекта идет давно. Вот пара сообщений с форума травматологов после 9 съезда травматологов-ортопедов России в Саратове в сентябре 2010 г. [http://weborto.net/forum/1285012939/index_html]:

Отправитель: Александр Петрушин 26 Сентябрь 2010, 16:25
Нет ничего удивительного в нынешнем состоянии дел в травматологии, ортопедии и медицине в целом. Реализуется реформа здравоохранения, направленная на полную его коммерциализацию. Одномоментно это сделать невозможно, поэтому процесс разделен на несколько этапов. Этап первый – разделение медицинских учреждений на муниципальные, региональные и федеральные / выполнен/.
Этап второй - резкое сокращение коечного фонда и объемов /госзаказа/ муниципальных учреждений. В идеале – сокращение до участковых служб и врачей общей практики, но не думаю, что это удастся реализовать. Оставление за муниципальными учреждениями возможности оказания лишь неотложной помощи. Одновременно частично решается вопрос кадрового дефицита по схеме – нет коек и объемов – нет ставок – не нужны кадры. Данный этап реализуется в настоящее время.
Этап третий - создание искусственных очередей на плановое лечение и обследование в региональных лечебных учреждениях /ведь их коечный фонд никто увеличивать не собирается/ и принуждение пациентов к обращению за платной помощью, где очередей нет или они не так значительны.
Впоследствии, думаю, на базе ОФОМС [областной фонд ОМС] или без него создадутся частные страховые компании, которые и будут заниматься оплатой плановой медицинской помощи за счет средств пациентов. Бесплатная медицина канет в Лету вслед за прочими, так называемыми, “завоеваниями Октября”.
Несмотря на создаваемые условия, мы, безусловно, выживем, но, как написано в книжке по Винни-Пуха, это будет совсем другая история…»

Ему отвечают:
«Вы один в один перерасказали то, что мне рассказывали местные функционеры от здравоохранения разного уровня. Четвертый и пятый этапы будут, когда монстрам (Газпром, Роснефть, Альфа-группа и пр.) отдадут на откуп стационарное лечение по-дорогому: кардиология, ортопедия, онкология, нейрохирургия, оставив муниципальные больницы для бедных с минимальным набором возможностей лечения и минимальными затратами. Мы выживем и даже заработаем, только как-то совестно лишать специализированной помощи около 70% населения России».
Вот еще:
«Добьет существующую государственную систему новый закон об ОМС, в котором предполагается участие в оказании помощи по ОМС коммерческих медицинских организаций. Принцип, я думаю будет следующий: допустим услуга по ОМС стоит 150 р. (консультация), а в частной организации она стоит 300 р. Пациент оплачивает в кассу 150 р, а остальные 150 оплачивает страховая компания. Таким образом, поток пациентов в частные структуры увеличится, а в государственные - уменьшится. Это будет еще один гвоздь в крышку гроба».
Вообще, интересных сообщений много
инвест

Статья спеца по фармецевтике (около 2002 г.

Невидимая рука ВТО.

При таком ходе событий спасется тот, кто поймет природу вызревающих угроз, проработает возможные сценарии их реализации и альтернативы быстрых и адаптивных ответов.

Немногие в вымирающих от спида африканских странах знают о Всемирной торговой организации (ВТО). Еще меньше людей в тех краях участвует в общественных дебатах о роли ВТО в их жизни и жизни общества. Демократия, одним словом, ну и неграмотность, конечно. Между тем роль ВТО в жизни этих людей велика. Так, в 1993 году администрация Клинтона под угрозой экономических санкций вынудила правительство вымирающей от СПИДа ЮАР отменить разрешение на импорт дешевых индийских лекарств, позволяющих остановить развитие этой болезни и предотвратить передачу вируса от больной матери плоду. Вот такая свобода торговли. Конечно, Горби убедил нас, что до вымирающих негров в Африке нам дела нет, а его преемники почти уговорили, что вымирающие русские тоже неинтересны. Почти, но не совсем уговорили. Так что давайте заинтересуемся.
Ситуация в России во многом схожа с африканской. В нашем доме - взрывной рост эпидемии СПИДа, гепатита, туберкулеза, сифилиса и многих других болезней. И о ВТО мы знаем не больше африканцев и дебатов о роли этой организации не ведем. Тоже демократия. Однако есть между Россией и Африкой два существенных различия: во-первых никаких обязательств перед ВТО у России нет, потому что Россия не является членом этой организации. А во-вторых, правительство России стремится втолкнуть Россию в ВТО и эти обязанности на себя взвалить. В то время как правительство ЮАР пытается пренебречь обязательствами перед ВТО ради облегчения страданий своего народа, путинский режим готов на любые жертвы, чтобы слиться с Западом.
Жертвы-то будут наверняка, а вот слияния не получится. Вспоминаю в этой связи трагикомический эпизод, что случился сразу после терактов в Америке 11 сентября. Путин, пытаясь слиться с Западом, потрясал кулаками в сторону арабов, но стоило перепуганным арабам снизить цены на нефть, как министры РФ помчались в ОПЕК умолять этих самых арабов поднять цены. Как Вы думаете, поддержал ли Запад эту просьбу своего новоявленного «стратегического партнера»? Нет. Нельзя, имея экономику третьего мира, проводить политику страны первого мира. Даже если очень хочется. Но оставим эти желания либералам, а сами поговорим о жертвах. Это для нас актуальнее.
300 лет назад английский экономист Рикардо придумал абстрактную модель: допустим, одна страна в силу природных условий при одних и тех же затратах может производить две единицы вина или одну единицу сукна, а другая наоборот – две единицы сукна или одну единицу вина. Так пусть, мол, первая страна производит 4 единицы вина, а вторая 4 единицы сукна, и за счет торговли благосостояние обеих стран увеличится. Каждая может иметь 4 единицы продукта вместо 3, которые имела бы без торговли.
Отсюда делается вывод, что торговля полезна, а ее ограничение, соответственно, вредно. Целью создания ВТО было облагодетельствовать человечество за счет отмены торговых барьеров. Стоит убрать барьеры, и «невидимая рука рынка» начнет наделять неслыханными богатствами всех подряд. Вот и все, что положено знать о ВТО обывателю. Однако самих себя предприниматели в своих теориях видят не обывателями, а рациональными субъектами, стремящимися к получению максимальной прибыли. Они вовсе не ждут, когда невидимая рука наделит их порцией манны небесной, а действуют своими собственными руками, используя все доступные средства - от культурных до военных. ВТО - это один из инструментов в руках крупных корпораций, и инструмент очень эффективный. Если в 1983 году 20 крупнейших фармацевтических компаний контролировали лишь 5% мирового рынка, то сейчас 10 крупнейших компаний контролируют 40% рынка, и процесс идет с ускорением. В него втягивают и Россию.
Как это происходит? В 1993 году была заключена конвенция ВТО о праве коммерческой интеллектуальной собственности (ПКИС). На введении жестких мер контроля и ужесточении национальных законодательств в этой области настаивали промышленно развитые страны, что неудивительно. Они давно закончили свою индустриализацию, во время которой беззастенчиво крали технологии друг у друга и у третьего мира. Сейчас они желают закрепить свое технологическое господство и перекрыть пути модернизации для развивающихся стран. Особенно активны фармацевтические компании.
В большинстве стран мира нельзя запатентовать лекарство. Патентуется лишь способ его изготовления. Во многих странах возникли крупные фармацевтические фирмы, специализирующиеся на разработке альтернативных путей синтеза и выпуске дешевых аналогов. Так, Индия до 1970 года закупала практически все лекарства. Сегодня 700 с лишним миллионов индусов на 70% обеспечены отечественными медикаментами. Возникло 250 крупных и 16 000 мелких компаний, дающих работу сотням тысяч человек. Кроме насыщения солидного внутреннего рынка Индия производит много лекарств на экспорт. Россия тоже импортирует значительное количество лекарств из Индии. После вступления в ВТО перестанет. Почему?
Потому что западные корпорации через свои правительства заставили страны-участницы ВТО патентовать вещества. Это может положить конец мощной национальной фармацевтической промышленности Индии, Бразилии, Аргентины, Вьетнама. России это мало касается, потому что наша фармацевтическая промышленность была почти целиком уничтожена десять лет назад без всякого иностранного диктата по политическим соображениям. Но теперь импортировать лекарства нам придется с Запада. А западные корпорации, избавившись от конкурентов, вряд ли снизят цены.
Не столь покладистые и влюбленные в Запад, как наши президенты, а может, просто более любящие свои народы правительства стран «третьего мира» кое в чем уперлись. В отличие от наших лидеров, они считают, что их народы не должны умирать от голода, холода и отсутствия лекарств. Возможно, они резонно полагают, что среди отцов, да и матерей, потерявших ребенка из-за недоступности лекарств, найдутся такие, кто будет выяснять отношения с правительством до последнего патрона и до последней капли крови. Такой опыт у многих правительств стран «третьего мира» имеется. Так или иначе, но в соглашения ВТО о ПКИС введено положение о принудительном лицензировании в случаях крайней необходимости. Это относится прежде всего к проблемам голода и здравоохранения.
Странам позволено в крайних случаях выдавать лицензии на производство лекарств без разрешения владельца патента. При этом требуется заплатить владельцу патента рыночную цену лицензии. Понятно, что воспользоваться правом принудительного лицензирования могут только страны с достаточно развитой фармацевтической промышленностью. Большинство стран мира, а теперь и Россия, такой промышленностью не располагают. Единственный выход для них – импортировать лекарства. Но в этом случае система принудительного лицензирования неприменима, потому что предусматривает только производство для внутреннего потребления. Страна, которая согласилась бы произвести медикаменты для какой-то терпящей бедствие страны, окажется нарушителем. То есть, когда у нас выйдет из строя канализация и пол-России сляжет с тифом, рассчитывать на дешевые индийские лекарства не стоит. Россия не сможет выдать индийской компании чрезвычайную лицензию. И даже если Индия в нарушение соглашений о ВТО будет продолжать выпускать лекарства на внутренний рынок, Россия купить их не сможет. Не сможет она импортировать из Индии и западные лекарства, которые из-за конкуренции с индийскими продаются в Индии значительно дешевле, чем в других странах.
Дело в том, что в ПКИС оговорено право владельца патента контролировать импорт. То есть, страна может импортировать продукт только с разрешения держателя патента. Западные фармацевтические компании настаивают на включения этого запрета в явном виде. Но пока явного запрета нет, применяется «Особая статья 301» кодекса ВТО, по которой на страну-нарушителя можно наложить торговые санкции. Ясно, что взвешивая интересы выживания народа и интересы экспортеров сырья, каждый африканский президент или премьер министр вспоминает судьбу Патриса Лумумбы, а его латиноамериканский коллега – судьбу Сальвадора Альенде. И никому такой судьбы не хочется. Если в России вдруг изберут в президенты коммуниста, его отношения с экспортерами тоже будут весьма сложными. Обнадеживает, правда, что Ленин в свое время с этой проблемой справился.
Насколько важно для Запада, чтобы каждый президент принял верное решение, можно судить хотя бы по формулировкам претензий, предъявляемых Западом по «Особой статье 301». Вот, например, цитата из ультиматума, предъявленного США Доминиканской республике после того, как ее правительство приняло программу выдачи чрезвычайных лицензий на производство и параллельный импорт лекарств: «Ситуация в Доминиканской Республике представляет угрозу для режимов в соседних странах и используется активистами как возможный прецедент для ослабления сети соглашений по ПКИС». Вот она, «невидимая рука рынка»! И свобода торговли, за которую боролись наши демократы. По правилам ВТО создаются торговые барьеры, чтобы создать другие торговые барьеры.
Можно представить, что грозит стране, пожелавшей выйти из ВТО. Такой стране надо держать сухим свой дейтрид лития! Могут возразить что, например, Англия реимпортирует 20% продукции своей компании Glaxo Wellcome потому что эта компания продает свою продукцию в Англии значительно дороже, чем в некоторых других, даже европейских странах. Так что покупать эту продукцию у других стран обходится дешевле. Почему же Англию не наказывают за параллельный импорт? А по кочану! Своя рука владыка, и рука руку моет. Что позволено Юпитеру, то не позволено быку.
Среди молодых людей в России встречаются забавные почитатели Билла Гейтса. Они все до единого защитники авторского права и большинство из них искренне полагают, что Гейтс стал самым богатым человеком мира потому, что в молодости написал интерпретатор компьютерного языка «Бэйсик». Такой молодой человек думает: я, мол, тоже могу написать, и капитализм открывает передо мной перспективы... Да, открывает, вот только авторские права надо защитить. А это…
Другие верят в миф о том, что защита авторских прав приведет к снижению цен, увеличению импорта технологий, инвестициям в НИОКР в России. Их придется разочаровать. Мировой опыт показывает, что все происходит в точности наоборот. Чем сильнее защищены авторские права, тем дороже продукт. Чем меньше вероятность имитации, тем менее охотно держатель патента дает лицензии на его использование. Но хуже всего дело обстоит с инвестициями в НИОКР. Создать оригинальное лекарство – это не то же самое, что программку ЭВМ написать. В среднем на создание одного лекарства сегодня уходит 200 миллионов долларов и несколько лет работы огромного коллектива специалистов высочайшего уровня в десятках направлений. И это в уже устоявшейся, налаженной системе. Собрать этих специалистов в одном месте и обеспечить всем необходимым для быстрой и эффективной работы – уже будет стоить в несколько раз больше, чем 200 миллионов. Начать самостоятельную разработку оригинальных лекарств не под силу не только нынешней России, но и таким экономическим гигантам, как Индия или Китай. Никто не станет инвестировать в это дело такие деньги.
В то же время, Турция, отменив патентование веществ, получила значительный приток инвестиций в свою фармакологическую промышленность. Разработка аналогов ей вполне по силам, и инвесторы, понимая это, охотно вкладывают деньги, создавая высокотехнологические рабочие места для турецких специалистов. Даже если эти лекарства не пойдут на экспорт, внутреннего рынка вполне достаточно, чтобы окупить затраты. Но есть и еще один немаловажный фактор. На зарплату в НИОКР идет незначительная доля расходов. Даже при очень высокой оплате труда специалистов высочайшей квалификации большая часть расходов приходится на покупку технологий, патентованных процессов, инструментов, реагентов. Не редкость на Западе, что лаборант за пару дней изготавливает реагент, рыночная цена которого доходит до миллиона долларов. В университете, в лаборатории, занимающейся чистой фундаментальной наукой, это прощается. В индустрии пришлось бы выложить миллион. Возможность сэкономить на расходах на технологию гораздо более привлекательна для инвесторов, чем строгая защита авторских прав. Так что если молодые люди в России хотят иметь работу в научно-исследовательской или опытно-конструкторской сфере лучше бы им крикнуть Путину, чтобы не вступал в ВТО.
По материалам http://www.southcentre.org/papers/patent/patentinjustice-04.htm#P271_49534

«Из Cut the Cost - Patent Injustice: How World Trade Rules Threaten the Health of Poor People (Briefing paper by Oxfam on how new global patent rules, introduced by the World Trade Organisation, will raise the costs of vital medicines, with potentially disastrous implications for poor countries)»
и http://www.southcentre.org/publications/trips/toc.htm
инвест

Про свиной грипп. (Выкладываю побольше - не буду 3 недели)

Люди на крючке

Сильные мира сего жалеют людей, как пастух жалеет своих молчаливых ягнят. Поэтому за последние лет двести наблюдается прогресс в средствах господства. Раньше людей гнали палкой, а теперь все больше внушением. Так, чтобы ты сам делал то, что нужно господам – как будто только об этом и мечтал. Как говорят, «тиран повелевает, а манипулятор соблазняет».
Collapse )
инвест

Откровения Г.Х. Попова

http://www.mk.ru/blogs/idmk/2009/03/25/mk-daily/401208

«демократа», прораба перестройки, декана в МГУ, сегодня ректора и пр.

«Обозначу сугубо тезисно главные проблемы. Их мы обсуждали в Международном союзе экономистов, и они, надеюсь, будут полезны всем, в том числе участникам встречи двадцати ведущих стран мира…

Необходимо изъять из национальной компетенции и передать под международный контроль ядерное оружие, ядерную энергетику и всю ракетно-космическую технику. Нужна передача под глобальный контроль всего человечества всех богатств недр нашей планеты. Прежде всего — запасы углеводородного сырья.
Должны быть установлены жесткие предельные нормативы рождаемости с учетом уровня производительности и размеров накопленного каждой страной богатства. Пора выйти из тупика, на который указывал еще Мальтус: нельзя, чтобы быстрее всех плодились нищие…

Новая цивилизация предполагает рациональное расселение человечества в наиболее благоприятных зонах планеты. Новая цивилизация должна дать выход из тупика, когда человека начинают лечить еще в чреве матери и лечат всю жизнь… Страшную перспективу прогрессирующего накопления у одного ребенка генетических болезней уже двух родителей надо прервать. Наиболее перспективным представляется генетический контроль еще на стадии зародыша и тем самым постоянная очистка генофонда человечества».

Мобилизуют старую гвардию демократов (включая Горбачева). Тот факт, что множество интеллигентов им до сих пор симпатизируют, требует объяснения. Ведь дремучая философия, просто скандальная. Можно ли сто лет назад было представить себе, чтобы ректор университета говорил такие вещи, а преподаватели и студенты его любили и уважали?