Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

инвест

Гл. 19. Наука и культура: функции религии (2)

В 1893 году в России были изданы книги 7783 названий общим тиражом 27,2 млн. экземпляров, а в 1913 году – 34 тыс. названий тиражом 133 млн. экземпляров. Это значит, что в 1913 г. в России вышло почти столько же книг, сколько в Англии, Франции и США вместе взятых (35,4 тыс. названий). В России к концу 1913 г. было 127 тыс. студентов – больше, чем в Германии и Франции, вместе взятых.
(А. Богданов в 1912 г. писал, что в те годы в России в заводских рабочих библиотеках были, помимо художественной литературы, книги типа «Происхождение видов» Дарвина или «Астрономия» Фламмариона — и они были зачитаны до дыр. В заводских библиотеках английских тред-юнионов были только футбольные календари и хроники королевского двора).Collapse )
инвест

Гл. 19. Наука и культура: функции религии (1)

В этом коротком тексте представим важный аспект отношения науки и религии. Эта проблема стала актуальной сразу после Октябрьской революции. Мы уже рассмотрели с разных точек взаимодействия или конфликты больших систем, которые и генерировали процессы – и созидательные, и разрушительные, или нейтральные (разделенные). Мы, например, можем в мозаике глав представить себе, насколько крепки были взаимодействия политэкономии НЭПа, антропологии, религии и образа будущего. Но здесь обсудим срочную и чрезвычайную программу создания национальной системы науки в советском государстве. Collapse )
инвест

Последние комментарии

Мы с 1999 г. на форуме обсуждали процессы перестройки и реформ, у нас были расхождения и противоречия, кто-то уходил, другие приходили. Недавно эта основа группой распалась. Уже 9 лет я рассуждал и слушал и обсуждал комментарии в ЖЖ.
Я не пытался направить исследования товарищей в мое русло, только иногда коротко излагал свое представление о переходе в новый этап размышлений. Старшие из нас прошли в 1970-80 годы сложный кризис и помнят, как распадалось общество на много групп. Они разбежались по разным тропинках, но все думали о том же, но по-разному. После 1985 г. 15 лет все мы ругались, без этого было нельзя – все были в плохом состоянии, до инфарктов.
Мы что-то понимаем с начала 2010 г. Я пришел к выводу, что те источники устарели, те тексты излагали мнения в состоянии неопределенности и непонимания основные процессы. Стало видно, что рациональные модели строгой науки не соединились с нашей гуманитарной натурфилософией. А из-за этого и рациональные модели были в застое. Они отошли к «науке бытия», и увяла «наука становления», которая нас спасла в первой части ХХ в. В таком застое наша интеллигенция потеряла образ будущего и вектор к нему. Реально, наша интеллигенция превратилась в мещанство.
До этого были эмоции и ярлыки для обозначения позиции. Теперь называть предателями тех, кто далеко ушли от моей тропинки как враги, – бесполезно и даже глупо. Это ничего не даст. Если мы хотим сохранить страну и культуру, надо изучить и понять наши больные общество и культуру.
А для этого надо отодвинуть свои предпочтения и создать реальную картину «поле битвы» второй части ХХ века. Без этой картины и карты, никакие наши герои ничего не сделают. Россию-СССР возродили из огня в начале ХХ века благодаря тому, что одна группа создала совершенно новую парадигму в сфере обществоведении. Это была большая инновация. Эта методология собрала почти все группы, которые были врагами. Без этого мы бы не победили в войне. Но эту методологию мы утратили за 1960-80 гг.
Чтобы ее понять и обновить надо потрудиться, а не ругаться.
инвест

О Политэкономии. 7. 3-4

К началу ХХ века Россия оставалась огромной страной, недостаточно изученной в географическом, геологическом и этнографическом плане. Большим проектом российского научного сообщества перед революцией была институционализация систематического и комплексного изучения природных ресурсов России, потенциала труда и культуры.
К этим соображениям следовало бы только добавить, что здесь понятия «докапиталистические» формы и «регресс» являются лишь данью линейному представлению о ходе исторического процесса, свойственного истмату. О тех же формах Чаянов говорил «некапиталистические». Взаимодействие капитализма с общиной на периферии вряд ли можно было считать и «регрессом», поскольку это был именно симбиоз, позволяющий капитализму эффективно эксплуатировать периферии, а периферии — выжить в условиях огромного по масштабам изъятия из нее ресурсов. Collapse )
инвест

О Политэкономии. 6, 5-4.

Маркс полагал, что бывший у капитализма импульс прогресса близок к исчерпанию, поскольку основанное на частной собственности производство регулируется стихийными механизмами и не приемлет научного планирования в масштабе всего общества. Маркс считал законом давление капитализма, которое создает абсолютное обнищание рабочих. Поэтому капитализм должен будет уступить место более прогрессивной формации, в которой частная собственность заменялась общественной. Исходя из этого марксизм предъявил капитализму два обвинения, которые в общественном сознании ставили под сомнение законность продолжения жизни этой формации: 1) торможение развития производительных сил; 2) эксплуатация рабочих посредством изъятия капиталистом прибавочной стоимости. Больше претензий, по существу, не было.Collapse )
инвест

О Политэкономии. 6, 5-3.

Прошло время, и в «Капитале» (1867) Маркс пишет, что такие события должны произойти в другой критической точке: «Монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается... Капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это — отрицание отрицания... Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют» [23, с. 772-773].Collapse )
инвест

О Политэкономии. 6, 1-2.

Маркс писал в 1868 г.: «Чертовщина заключается в том, что практически интересное и теоретически необходимое в политической экономии так далеко расходятся друг с другом, что здесь, в отличие от других наук, не находишь нужного материала» [74].

Следуя по этому же пути, мы сталкиваем два фундаментальных постулата марксизма: что практика – критерий истины; что сам марксизм – это прежде всего метод («Он не дает готовых догм, а только лишь отправные точки для исследования и метод для такого исследования»).

У нас тогда на форуме обсуждение закона стоимости показало, что у тех, кто считал этот закон теорией, имелось множество разночтений по самым исходным утверждениям. Думаю, это оттого, что понятия и категории этого закона обставлены таким количеством допущений, оговорок и туманных изречений, что все их запомнить человек не может и поневоле «плавает».

Маркс квалифицирует политэкономию как «чертовщину», это эмоциональное выражение, но и серьезные критерии бывают неубедительны. Он пишет: «Только в том случае, если вместо противоречащих друг другу догм рассматривать противоречащие друг другу факты и действительные противоречия, являющиеся скрытой подоплекой этих догм, только в этом случае политическую экономию можно превратить в положительную науку» [75].Collapse )
инвест

О Политэкономии. 6, 1-1.

6. Политэкономия Маркса



6.1. Начала политэкономии Маркса



Эта глава – самая большая и сложная. И даже тяжелая. Причин этого в том, что с середины ХIХ века русские (шире – российские) интеллигенты, участники в политической борьбе, мыслители и экономисты, стали внимательно за трудами и деятельностью Маркса и его соратников. Многие деятели оппозиции России в эмиграции познакомились с Марксом и Энгельсом, другие вели переписку с ними, некоторые стали друзьями и помощниками, переводили на русский язык важнейших их трудов. В России «Капитал» Маркса появился в 1867 г., в 1872 г. был перевод. Маркс писал: «Прекрасный русский перевод “Капитала” появился весной 1872 г. в Петербурге. Издание в 3000 экземпляров в настоящее время уже почти разошлось».Collapse )
инвест

О Политэкономии. 4-(1-3).

4. Становление политэкономии Адама Смита

Политэкономия как теоретическая основа экономических наук с самого начала заявила о себе как о части естественной науки, как о сфере познания, полностью свободной от моральных ограничений, от моральных ценностей. Начиная с Адама Смита, она начала изучать экономические явления вне морального контекста. То есть политэкономия якобы изучала то, что есть, подходила к объекту независимо от понятий добра и зла. Она не претендовала на то, чтобы говорить, что есть добро, что есть зло в экономике, она только непредвзято изучала происходящие процессы и старалась выявить объективные законы, подобные законам естественных наук. Отрицалась даже принадлежность политэкономии к «социальным наукам».

Очевидно, однако, что эта область знания, претендовавшая быть естественной наукой, на самом деле была тесно связана с идеологией. В книге «Археология знания» М. Фуко представляет политэкономию как самый яркий пример знания, в которое идеология вплетена неразрывно. [Заметим, что это внутреннее противоречие западной политэкономии (одно из выражений всего мироощущения Запада) в принципе отрицалось русскими социальными философами и экономистами до революции. В попытке разделить этику и знание в экономике Вл. Соловьев видел даже трагедию политэкономии. По сути, русские философы отрицали статус политэкономии как науки.]

В то же время это наука не экспериментальная, она основывается на постулатах и моделях. Поскольку политэкономия связана с идеологией, неизбежно сокрытие части исходных постулатов и моделей. Действительно, «забвение» тех изначальных постулатов, на которых базируются основные экономические модели, пришло очень быстро.

Сегодня для мыслящего человека необходима демистификация моделей и анализ их истоков. Мы должны пройти к самым основаниям тех утверждений, на которых они базируются, и к которым мы привыкаем из-за идеологической обработки в школе и в средствах массовой информации. И окажется, что мно­гие вещи, которые мы воспринимаем как естественные, основы­вают­ся на наборах аксиом, вовсе не являющихся ни эмпирическими фактами, ни данным свыше откровением. Здесь большое поле для образования.Collapse )