Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

инвест

О Политэкономии. 7, 1-2.

Рост в 1900-1913 гг. тоже прерывался моментами нестабильности. Частично они были вызваны колебаниями на финансовых рынках Европы, от которых сильно зависел российский капитал, частично коррупцией и биржевыми спекуляциями и мошенничествами. Финансовые затруднения возникли в результате войны с Японией и революционных событий 1905 г., которые вызвали отток денег за рубеж. Напряженность, вызванная реформой Столыпина, вызвала сбой 1908 года.

В абсолютных показателях производства и в социальной организации промышленности Россия сильно уступала промышленно развитым странам. Отметим лишь, что в 1913 г. в промышленности России было занято 3 млн. рабочих, причем 8,8% из них были подростки и 2,8% малолетние. 60% рабочих относились к категории малоквалифицированных. Социальные условия труда были исключительно тяжелыми.
Collapse )
инвест

О Политэкономии. 7 - 1-1.

7. Представление народного хозяйства Российской империи

Мы можем лишь чуть-чуть коснуться развития хозяйства Руси и России – история экономики, и вообще, была очень сложной, и лучше признать (хоть про себя), что надежного и широкого знания до ХIХ века у нас нет, включая и историков. На Западе понятие «политэкономия» появилось в конце XVIII века. Были летописи, трактаты деятелей церкви, приближенных государей, купцов и путешественников. В России тоже появлялись трактаты о хозяйстве. Известна была «Книга о скудости и богатстве» И.Т. Посошкова (1724 г.), но по своему типу эти рассуждения относились к натурфилософии, а становление трудов политической экономии означало сдвига к научному методу, хотя до норм науки не дошли.
Развитие хозяйства России опиралось на природные, культурные, религиозные и этнические устои, и в результате и освоение европейской науки и капитализма.
Collapse )
инвест

Элементы плотины против невежества. Эпизод

Кто читал, извините.


У всякого мало-мальски честного человека, который строит дом, есть навязчивая идея — где-то найти дешевых пиломатериалов. Между соседями ходят легенды: говорят, в Тучкове есть база, очень дешево, надо только найти там какую-то Елену Петровну, она. скажет, когда подъехать. Нет, надо ехать в пионерлагерь «Юный моряк», там наладили тайное производство досок и вагонки. И мотаешься все лето по этим тайным точкам, надеешься, а осенью покупаешь на рынке уже дороже, чем в июне.Collapse )
инвест

Надо реконструировать путь к захвату промышленности иностранным капиталом

Как мы к этому пришли? Для иллюстрации эпизод.
Вот рассуждения упомянутого выше В.А. Найшуля (он приписывает себе честь изобретения ваучера для приватизации). В важной книге 1989 г. он пишет: «Чтобы перейти к использованию современной технологии, необходимо не ускорить этот дефектный научно-технический прогресс, а произвести почти полное замещение технологии по образцам стран Запада и Юго-Восточной Азии. Это возможно достичь только переходом к открытой экономике, в которой основная масса технологий образует короткие цепочки, замкнутые на внешний рынок. Первым шагом в этом направлении может стать привлечение иностранного капитала для создания инфраструктуры для зарубежного предпринимательства, а затем – сборочных производств, работающих на иностранных комплектующих» [Найшуль В.А. Проблема создания рынка в СССР. / Постижение. Перестройка: гласность, демократия, социализм. М.: Прогресс. 1989. С. 441-454.].
Планы приватизации в СССР (условия плана, который огласил В.А. Найшуль), вырабатывались тщательно, и подставные кадры собственников были готовы. Без шума скромный аспирант Каха Бендукидзе «купил на ваучеры» «Уралмаш», а столь же скромный научный работник Б.А. Березовский – Омский нефтеперерабатывающий завод и т.д.
Сам Бендукидзе в его интервью газете «Файнэншл Таймс» от 15 июля 1995 г. откровенно говорит: «Для нас приватизация была манной небесной. Она означала, что мы можем скупить у государства на выгодных условиях то, что захотим. И мы приобрели жирный кусок из промышленных мощностей России. Захватить “Уралмаш” оказалось легче, чем склад в Москве. Мы купили этот завод за тысячную долю его действительной стоимости» («Голос Родины», 1995, № 22.). Скромничает этот «новый русский» – не за тысячную долю купил, а в сорок раз дешевле, заплатив (кому-то) за «Уралмаш» 1 миллион долларов¬ – во много раз раз меньше годовой чистой прибыли. «Уралмаш» распродавали по кускам, на металлолом. Каха Бендукидзе отделался от остатков «Уралмаша» в 2007 г.
Вот что пишут о состоянии этого «завода заводов» сейчас: «20 лет назад на уралмашевском оборудовании добывали из недр три четверти российской железной руды и четыре пятых нефти, разливали две трети стали и выпускали все до одного железнодорожные рельсы. В войну отсюда выпустили 6 тысяч танков. При Брежневе на “Уралмаш” приходится львиная доля рынка паровых турбин и строительного оборудования, его продукция поставляется в 42 страны мира. К 2006 г. гигант ужался до группы станочных цехов со сборочной лентой и персоналом в 3 тыс. человек…
А когда гиганты сокращают объёмы производства, предприятия поменьше валятся по принципу домино. Например, остановка некоторых цехов «Уралмаша» уже вызвала закрытие «Завода бурового и металлургического оборудования». А в Екатеринбурге ходят слухи, что к 2018 г. гигант вовсе закроется» [Урал без купюр // «Аргументы Недели» № 5 от 12 февраля 2015 / http://argumenti.ru/toptheme/n474/388652.].
В 1980-е гг. на «Уралмаше» работали 37 тыс. человек. Сейчас 3-4 тыс., текучесть персонала — 27% в год. Руководство в Москве, действует по принципу «есть заказ — наберем людей, закончился — уволим». А ведь речь идет о градообразующем предприятии: как пишут с завода, сегодня жизнь 260 тысяч человек связана с «Уралмашем».
Возникает вопрос: если эксперты и экономисты правительства и его чиновники приняли программу ликвидации тяжелого машиностроения, почему нигде это не обсуждается и не оглашается? А главное, такую операцию недопустимо пустить на самотек, не создав никаких структур, предотвращающих социальные бедствия, пусть локальные.
Такое отношение к отечественной промышленности, к национальному достоянию России, поразило специалистов во всем мире. В докладе американских экспертов, работавших в Российской Федерации, говорится: «Ни одна из революций не может похвастаться бережным и уважительным отношением к собственному прошлому, но самоотрицание, господствующее сейчас в России, не имеет исторических прецедентов. Равнодушно взирать на банкротство первоклассных предприятий и на упадок всемирно-известных лабораторий - значит смириться с ужасным несчастьем» [Эмсден А., М. Интрилигейтор, Р. Макинтайр, Л. Тейлор. Стратегия эффективного перехода и шоковые методы реформирования российской экономики. // Шансы российской экономики. Анализ фундаментальных оснований реформирования и развития. Вып. 1. М.: Ассоциация «Гуманитарное знание». 1996].
Наши обществоведы, которые проектировали реформы 1990-х гг., не считают себя обязанными объясниться и заняться проектированием новых социальных форм, смягчающих последствия их идей?
инвест

"Чем же опасен иностранный капитал?" Вот пара реальных угроз

В царской России положение банков было особым, они контролировались иностранным финансовым капиталом. В России было 8 больших частных банков, из них лишь один (Волжско-Вятский) мог считаться русским, но он был блокирован «семеркой», и капитал его рос медленно. Иностранцам принадлежало 34% акционерного капитала банков. Через банки иностранный капитал установил контроль над промышленностью России.Collapse )
инвест

Что меня удивляет

Меня удивляет, что темы «образ экономики» и «конвергенция» вызвали внимание и дискуссии в основном побочными и общими утверждениями, а не главными и бескомпромиссными проблемами. Ведь если надежды на «конвергенцию» действительно рухнули, то требуется крутой поворот, и это приоритетный пункт в национальной повестке дня. Но на это как будто не обратили внимания. Так и с «образом экономики», который находится в диком противоречии с крахом надежды на «конвергенцию». Но на это не реагируют ни мало-мальски идеологизированная интеллигенция, ни обществоведение, ни широкие массы (включая участников этого ЖЖ). Если так, то никаких серьезных изменений нельзя и ждать. Collapse )
инвест

Производительность растет, производство падает: как же так?

http://centero.ru/digest/item/295-proizvoditelnost-truda

Лирическое вступление

В 1970-е годы в среде обществоведов и управленцев возник вязкий и непримиримый спор о показателях (индикаторах) эффективности — и вообще, и в конкретных сферах деятельности. Очень острые дебаты возникли в связи с попытками внедрить в управление научной деятельностью «формализованные» количественные оценки — баллы за публикации, цитирование статей и пр. Тогда эти попытки удалось с трудом, но отбить — видные ученые отнеслись к ним серьезно, выслушали критику, поговорили с верховной властью, а она тоже вняла разумным аргументам. Угроза тупого административного произвола надолго отступила.

Но эта тяжелая стычка была полезна и тем, что резко повысила интерес к общей проблеме показателей, которыми мы постоянно измеряем скрытые (латентные) величины. Изобретение и проверка достоверности таких показателей на какое-то время стали актуальными задачами ученых и практиков. Это был важный шаг к укреплению рациональности. Жаль, что накопленные тогда знания и идеи сейчас забыты.

В ходе этих дебатов я высказал нахальный тезис, что производительность труда в общем не является индикатором эффективности. Труд — один из ресурсов производства, и эффективность определяется качеством структуры системы всех вовлеченных ресурсов. Например, по производительности фермеры США вроде бы эффективны, а по затратам энергии (10 калорий на получение одной пищевой калории) недопустимо, абсурдно расточительны. Следовать их примеру не только глупо, но и в принципе невозможно.

Это, очевидно, было подрывом важной догмы Маркса и Ленина (и даже трудовой теории стоимости) и поддержки не получило — но и опровержений не было. В последующем я в этом тезисе не усомнился и обсуждал его с разными людьми.

Спорил я как-то с другом, капитаном испанского рыболовного траулера. Он говорит: «Вы нарушали закон Ленина о производительности труда. Когда мы проходили мимо советского судна, наши рыбаки смотрели с ненавистью: свободные от вахты русские загорали, играли на палубе в шахматы. А у нас на таком же судне было вдвое меньше персонала, и работали по 16 часов в сутки. Из каждого рейса я вез одного-двух под охраной — сходили с ума». Я спрашиваю: «Ну и что же тут хорошего? Ведь в порту у вас оставалось столько же безработных, которые гробили себя наркотиками. К чему такая производительность?». «Так ведь Ленин сказал», — а больше справедливых аргументов и не было. А несправедливые аргументы (вроде выгоды для хозяев) он и сам не хотел применять. Он год над этим думал, а потом признал, что у советских рыбаков было лучше, и в данном случае критерий производительности социализму не нужен. Из-за этого и в Испании на меня уважаемые марксисты стали косо смотреть.

А теперь у нас есть «Белая книга» с фактами и логичные рассуждения Александра Гражданкина. Я их сократил и предлагаю читателям.

Collapse )
инвест

Начнем о металлургии

http://www.centero.ru/whitebook/item/248-prom-5

В прошлый раз мы рассмотрели динамику в угольной промышленности. Теперь перейдем к металлургии.

Для крупных индустриальных держав производство стали традиционно рассматривается как важный показатель развития экономики. “Железо — фундамент цивилизации”.

Сталь является основным конструкционным материалом для машиностроения, и по динамике ее потребления можно судить о развитии машиностроения и строительства, которые в свою очередь определяют инвестиционные возможности экономики.

Collapse )
инвест

Приватизация промышленности: результаты и отношение населения. 1.

Социологическое исследование кризисного общества ставит исследователя перед невыполнимой задачей – подойти к предмету беспристрастно, на время ощутив себя «по ту сторону добра и зла». Особенно это трудно, когда общество переживает тяжелую культурную травму, избежать которой не мог и сам наблюдатель. Тем не менее, за двадцать лет, ведя исследования в зоне бедствия, российские социологи создали огромный массив систематизированного знания.
Накопились длинные временные ряды наблюдений в условиях быстрых глубоких изменений, началась «уборка урожая» – теоретическая обработка коллекций. Здесь дадим обзор изучения общественного мнения о приватизации промышленности, проведенной в 1992-1995 гг. Это изучение специально вели несколько групп ученых, кроме того, многие авторы касались проблемы вскользь, как частного аспекта других тем, но при этом тоже делали ценный вклад в общий массив информации.
Collapse )